Алексей Пономарев

Алексей Пономарев

Хиты продаж

Пацанский подход. Как Зеленский стал президентом Украины — и что будет дальше
По каким правилам живут воры в законе?
Почему сожалеть о распаде СССР — бессмысленно. Шевчук, Парфенов, Невзоров, Жванецкий (!)
Чеченцы в Берлине: угрозы смертью за выбор «неверного пути»
Джа, фавелы, инопланетяне. Во что верил Децл и что он сделал для хип-хопа
Фронтмен карантинных мер. Как Сергей Собянин боролся с коронавирусом в Москве, а в итоге испортил имидж и отношения с Путиным
Марина Чайка через суд развелась с сыном бывшего генпрокурора. Перед этим она выступила с видеообращением, где заявила об угрозах. Рассказываем, почему это необычная история
Знатоки и тренеры «Что? Где? Когда?» годами домогались подростков. Почему в клубе это игнорировали? Обсуждаем расследование Лилии Яппаровой
«Я могу этому ужаснуться и в тот же день уехать, а они здесь навсегда». Спецкор Ирина Кравцова — о том, чем живет деревня Нижняя Коя, где изнасиловали и убили 12-летнюю девочку
«Это может быть ваша сестра, соседка или мама». Как фотография женщин на уличной акции в Минске стала символом белорусского протеста
Михаил Мишустин фанатично работает над имиджем и читает все публикации о себе (даже в телеграме). Рассказываем, как устроен пиар премьер-министра
В Москве досрочно сняли карантин. Почему это рискованное решение? Нас ждет вторая волна эпидемии?
Власти узнали о катастрофе в Норильске два дня спустя, а меры приняли только после совещания у Путина. Почему об аварии стало известно так поздно?
Хакер, который боролся с киберпреступностью и дружил с политиками, но продолжал торговать крадеными банковскими картами. История кардера Алексея Строганова
«Проповеди деморализовали украинских солдат». Какую роль священники РПЦ сыграли в присоединении Крыма
Выпить, поговорить — и заработать. История онлайн-собутыльницы Светланы Третьяковой
Развитие эпидемии коронавируса в России прогнозируют не научные институты, а журналисты «Медузы». Говорим о том, как так вышло
Пранкеры срывают уроки, учителя сражаются с новыми технологиями, ноутбуков не хватает. Почему переход российских школ на онлайн-обучение обернулся провалом
«Репутация дороже рекламных контрактов». Журналистка Катерина Гордеева о своем интервью с Региной Тодоренко — о скандале, травле и домашнем насилии
В Дагестане не соблюдали самоизоляцию, потому что не верили данным властей — а правда оказалась еще хуже. Что происходит в республике теперь?
«Хотели позитивную повестку к выборам губернатора, а в НАО заполыхало». Как жители Ненецкого округа протестуют против слияния с Архангельской областью
«Даже при отсутствии средств защиты врачи боятся идти к начальству». Как российские медики работают в условиях пандемии
Власть нервничает и не может принимать решения тайком. Как Мосгордума стала самым оппозиционным парламентом в России
Новый сезон «Перемотки»! История России в семейных аудиозаписях
«Отец рано выбыл из семьи». Потомки раскулаченного крестьянина выясняют его судьбу
«Я же против фашистов». История немки, пережившей войну с Германией в Москве
«Что вам снится, девчата». Дочери советского инженера переслушивают его письмо из Вьетнама
«Нельзя, товарищи. Они же такие же русские». Рассказ моряка о Гражданской войне
«Когда ты была маленькой». Художница Соня Ступенькова слушает кассету, подаренную отцом незадолго до гибели
«К окну — пулемет, пять человек нас с винтовками». Моряк — о Февральской революции 1917 года
21 марта выходит подкаст «Перемотка» — документальные истории из семейных аудиоархивов
Оловянный солдатик. Аудиописьмо американского дедушки
Чтобы вы не знали наших бед. Послание потомкам из 1958 года
Я самая маленькая фигурка, пешка. Рассказ советского студента о своей жизни в 1960 году
Спасибо, что выдержали рок-оперу до конца! История музыканта Гриши Ениосова
Мэр с хэштегом на Pikabu. История первой женщины — главы Якутска
Умел чувствовать настроение президента. Кем был и кем стал Валентин Юмашев
Битва двух популизмов. Профсоюз Навального против «майских указов» Путина
Как Париж переживает пожар в Нотр-Даме
Лучшая шутка Владимира Зеленского. Комик всерьез может стать президентом Украины?
«Каждому — по лопате». Что мы знаем об Александре Беглове, который собрался в губернаторы Петербурга
Как на самом деле живет Тася из псковской деревни Томсино
«У нас считают, что мама виновата во всем». Как в России устроена жизнь родителей ребенка с аутизмом
Зачем Александру Друзю покупать ответы на вопросы, если он и так все знает?
Кому нужны «друзья на час» и много ли от них пользы?
Как сейчас живут люди, пережившие Спитакское землетрясение
Мечта об «арийском братстве». Как русские националисты объединяются в тюрьмах
«Не ухожу из дома, чтобы не оставлять маму одну». Истории детей, которым приходится опекать родителей
Кому и зачем нужны Курильские острова
Билет на войну. Что привело Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко в ЦАР
Как Владимир Мединский искал доказательства подвига 28 панфиловцев
Как дела у капибары Илона? Сумбурные итоги 2018 года
Откуда столько слухов про теракт в Магнитогорске?
«Самое глупое преступление века». Кому и зачем красть картину из Третьяковки?
История про школу, где все еще принимают в октябрята и пионеры
Как появилось «Наше радио» и что с ним стало 20 лет спустя
От партии Ленина до ареста Хаски. Как 75 лет назад появился гимн СССР и как он стал гимном России
Что такое «Дау» — кино или историческое реалити-шоу с насилием и сексом?
25 лет насилия. Расследование Даниила Туровского
Как узнать, сколько стоят «фужеры» Собянина? Расследования «Медузы» изнутри
Кто такой Филипп Лис?
Интервью Юлии Самойловой, которая представит Россию на «Евровидении»
Родом ниоткуда. История человека, забывшего, кто он такой
Наталья Поклонская. От Евпатории до Госдумы
Как работают российские политтехнологи: деньги, доступ и снова деньги
Херес для Путина. Что случилось с «Массандрой» после присоединения Крыма
Как живет российский двойник Ди Каприо спустя год после окончания реалити-шоу с его участием
Уважаемые и достойные люди. История сексуального насилия в петербургском детдоме
Китайские туристы захватывают Байкал
История Мопса. Унижение за деньги в ютьюбе
Космодром на чемоданах
Дело «чистильщиков»
Долгая дорога к Илону Маску
Как создавался «Матч ТВ»
Как живут добровольные ампутанты
Будем жить, пока будет тюрьма
Жизнь в интернате. Репортаж о людях, запертых в ПНИ
Как мы нашли стихи Бастрыкина
Delete my life 05.09.17
Саакашвили прорывается через границу
Возможен ли православный терроризм?
Чем занимается патриотическое движение для школьников «Юнармия»
Что делают на Кипре сто тысяч русских?
Как советские власти расстреляли мирную демонстрацию в Новочеркасске
Как в Башкирии и Татарстане переживали послевоенный голод
Жителя Владивостока посадили за убийство, которого, возможно, не было. Его история
Как Вячеслав Дацик стал нацистом, расистом и борцом с проституцией
Разговор с «ангарским маньяком». Часть первая
Разговор с «ангарским маньяком». Часть вторая
Как бывший глава оборонного концерна строит космическое королевство
Кто такая Клара Будиловская?
«Минск-Пассажирский». Как в Белоруссии казнят преступников
Что такое «ненастоящие изнасилования»?
Как Павел Грудинин стал «кандидатом от народа»
Турчак против Володина. Кто контролирует «Единую Россию»
Копать или бухать. Как живет поселок в Забайкалье, стоящий на заброшенных золотых шахтах
Не совсем хэппи-энд. История перепутанных в роддоме девочек, которые встретились 30 лет спустя
Царь, бог и хозяин. За что судят начальника колонии, где сидели Дадин и Ходорковский
Долгий путь домой. Как живут в Германии миллионы русских немцев
Сигнал из космоса. Как астрофизики ищут внеземные цивилизации (и что находят)
Зачем был создан мессенджер TamTam? И почему он не взлетел — даже на фоне блокировки Telegram
Как говорить о травле с бывшими одноклассниками? Теми самыми, которые над тобой издевались
Как Глеб Павловский придумал современную власть
В Косово все очень плохо? А у сербов в Косово — еще хуже?
Как советское вторжение 1968 года навсегда изменило Чехию и Словакию
Старинный недруг Путина и Трампа. Кем был сенатор Джон Маккейн для России и Америки
Против геев, электричества и здравого смысла. Что за человек Герман Стерлигов?
Как выглядит полицейское государство будущего. Аудиоверсия репортажа из китайского Синьцзяна
Чечня как утрированная Россия. Современная история республики через судьбу одного человека
Сильная женщина или воплощение всего худшего в российской власти? История Марии Захаровой
Ненужный замок. История готического особняка в Иваново
Люди с инвалидностью хотят секса. Но до этого никому нет дела
РПЦ может забрать себе почти любое историческое здание. Кроме этого храма в Брянской области
«Слишком свободный человек». Что мы узнали из кинобиографии Бориса Немцова
Навальный разоблачает Медведева
Феминистки в Кремле
Смотрим футбол и кино, читаем Сорокина, слушаем Дорна
Кто убил Дениса Вороненкова? Экстренный выпуск
Уступите премьеру лыжню
Изменники, холопы, насильники, самозванцы
Теракт в Петербурге. Подробности
«Сюзанна», компот и какие-то бумажки
Открытый космос, закрытый интернет
Чечня против геев и журналистов
Как по-немецки «хрущевки»?
Зеленый оппозиционер, устойчивый премьер
Норм подкаст. Нужно слушать
Макрон на страже галактики
Украина отключает рунет
Святой и еще святее
Нелюбовь и паукан
Двойная прямая
Путин как бабушка и цирк без коней
Вирус Petya и узник Телеграма
Апокалипсис и сегодня
Во всем виноват Носик. Спецвыпуск
Плохой кордебалет и выборы в грязи
Слово офицера и полное despacito
Бездомный губернатор и ручная кладь
Оксимирона засудили? И другие спойлеры
Почему преследуют Серебренникова? Спецвыпуск
Санация, потоп и сменка
Три Москвы — три Собянина
Депутаты, «Матильда» и новый айфон
Из чего состоят тридцатые? Спецвыпуск с Леонидом Парфеновым
У каждого подкаста «Медузы» теперь свой канал
С кем воюет Россия, кто воюет с Россией
Гравитация, Мединский и «Крым»
Сможет ли Навальный стать президентом? (И почему он бургер)
Журналистика из-под асфальта. Специальный выпуск в честь дня рождения «Медузы»
Кого винить в нападении на Таню Фельгенгауэр?
Что объединяет россиян?
Почему все спорят из-за выступления школьника в бундестаге?
Правда ли РПЦ верит в «ритуальное убийство» Романовых?
Как мы оказались один на один с Путиным
Кто посадил Улюкаева?
Где начинается свобода? Щаранский, Ургант, Дзядко и другие — в подкасте памяти Рогинского. Совместно с «Мемориалом»
Кто главный герой 2017 года?
Откуда в русском языке мат? Совместно с «Арзамасом»
Сколько вранья в фильмах по реальным событиям?
Как избежать насилия в школах?
Можно ли смеяться над смертью Сталина? Хотя бы в кино
Можно ли в 2018 году полностью «пропасть с радаров»?
Почему (не) нужно восторгаться Илоном Маском?
Как случилось, что россияне в Сирии попали под огонь американцев? И погибли
Как устроены песни Егора Летова. Композитор Вдовин, поэт Оборин и рэпер Фейс в подкасте «Медузы»
Что творится за стенами закрытых интернатов?
Что может грозить депутату за домогательства к журналисткам?
Как быть с выборами? Голосовать или нет?
«Это сотрудницы вражеских СМИ». Аудиозапись разговора депутатов Госдумы с журналистками, пострадавшими от Слуцкого
Можно ли было избежать жертв при пожаре в Кемерово?
Зачем выпускать новые серии «Простоквашино»? 34 года прошло!
Может ли из-за Сирии начаться большая война?
Кому помешал Telegram? И может ли Facebook стать следующим
Как разговаривать с детьми о войне?
Кто сбил «Боинг»? Теперь уже официально
Форварды-прелюбодеи против вратаря с лезвием. Спецвыпуск. Тайм первый
Как Ким Чен Ыну удалось перехитрить Дональда Трампа?
Почему мы так привыкли ругать сборную России? Спецвыпуск. Тайм второй
Зачем Рособрнадзор атакует лучшие университеты России?
Испания едет домо-ой. А Хорватия? Спецвыпуск. Дополнительное время
Уходим в отпуск (самый короткий выпуск в истории)
Почему все говорят о победе коммунистов на выборах? Осторожно, внутри Павел Грудинин
«Раскаленная проволока в позвоночнике». Почему в России нет заместительной терапии
Кто и зачем отравил участника Pussy Riot Петра Верзилова?
Такси до Солсбери! Что стоит за громкими провалами ГРУ
Мамаев и Кокорин смогут вернуться в футбол? Они заслуживают тюрьмы?
«Найдете все, кроме его головы». За что убили журналиста в консульстве Саудовской Аравии
Скоро все подорожает. А бензин? А квартира? А пиво?
Разврат, наркотики, сатанизм. В чем обвиняют Монеточку, Хаски, «Френдзону» и других любимцев школьников
Какая-то неразгаданная загадка. Иван Ургант, «ГШ», «Комсомольск» и другие — о «Белом альбоме» The Beatles
Из-за чего Россия и Украина снова поссорились? И кому это было нужно
После шторма
Самая влиятельная женщина в мире. Как Ангела Меркель превратилась в главного политика Европы — и что ей угрожает
Кто и зачем в России рассказывает людям, что ВИЧ-инфекции не существует
Как силовики внедрились в «Лабораторию Касперского» — и к чему это привело
Смотрящие, стремящиеся, опущенные. Как школьники увлекаются «АУЕ» и что с ними потом происходит
Как советский хирург решился на первую в истории операцию по смене пола
Разговоры о смерти ради лучшей жизни. Как в России работают Death Cafe
История отсутствия провалов. Кто такой Олег Кожемяко и что происходит с губернаторами в России?
Одна судьба на двоих. История двух приятелей: один совершил убийство, а другой отправился в тюрьму
Что случилось в октябре 1917 года и как к этому относиться?
Зачем Сталину был нужен Большой террор и хороший ли он главнокомандующий? Совместно с «Арзамасом»
Что стало с российской экономикой при Путине? Спецпроект «Россия-2018»
«Началось с того, что я попер Цоя с картины». Сергей Соловьев в спецвыпуске подкаста к юбилею «Ассы»
Разговоры с потусторонними силами в поп-хитах и на радиочастотах. Самый жуткий подкаст «Медузы».
Как Путин переиграл Трампа в Хельсинки? И почему это не сулит нам ничего хорошего
РПЦ из-за Украины поссорилась со Вселенским патриархом. Как с этим быть верующим?
Откуда на зоне крабы, шашлык и другие деликатесы? И как приготовить в камере брагу. Рецепт Олега Навального
«Без буста — жизнь пуста». Партнерский выпуск про то, как кроссовки захватывают мир
Сторонник «цифрового сталинизма». Что известно о новом главе Роскомнадзора Андрее Липове
Гудбай, Америка! Гудбай, Малахов!
Народный губернатор. Почему жители Хабаровского края защищают Сергея Фургала, которого арестовали по подозрению в организации убийств
Как служба охраны президента анализирует настроения россиян. И почему Путин принимает решения на основе данных ФСО
Коронаскептики от церкви. Почему не все епархии РПЦ закрывают храмы, несмотря на пандемию и призыв патриарха
Ждите от жизни только лучшего. Дневник 10-летнего Жени Берга
«Летова невозможно представить ни на Болотной площади, ни в Донбассе»: спецвыпуск «Медузы в курсе»
Как «маньячная группа» из Иркутской области 15 лет ловила серийных убийц
«Все так делали, но это ненормально». Как работала офшорная империя «Тройки-Диалог»
Как в России преследуют левых активистов, выбивая признания под пытками
Вторая после Путина. Обсуждаем феномен Ольги Бузовой (разумеется, с песнями)
Что нас ждет в последнем сезоне «Игры престолов»? (Даже Джон Сноу расплакался)
Третий человек в государстве. Как судья Валерий Зорькин изменил судьбу России — и изменился сам
Как ловили «ангарского маньяка»
Как врачи, Церковь и фонд Владимира Якунина борются с абортами
Как в России сажают за наркотики
Зачем подростки снимают порно?
Тотальная путинизация: Как в Польше борются против коммунизма, мигрантов и свободы СМИ
Насиловали, били, грозили утопить в проруби. Что рассказали дети из интерната под Челябинском
Стройка ценой в десятки тысяч жизней. Как получилось, что Беломорканал теперь никому не нужен
Как российские спецслужбы управляют хакерами-патриотами
Обязательно захватите паспорт! Как москвичам навязывают кредиты на лечение несуществующих заболеваний
История Александра Гукова — альпиниста, застрявшего на высоте 6145 метров и чудом спасшегося
Три чукотских мудреца: как устроены песни Цоя. Спецвыпуск
Все переплетено: рэп, нацисты, хрущевки
Власть зеленеет, Тиньков прощает, Пелевин прячется
Шпионский выпуск: прослушка Сечина, иностранные агенты, как взломать iPhone X
Чем опасны для властей уличные протесты в Волоколамске?
Зачем инсценировать собственную смерть?
Хозяйка города
Как живет первый президент СССР. Михаил Горбачев — о Ельцине, Путине и предложениях застрелиться
Как в России работают с «трудными» подростками. И что они сами об этом говорят
Что в голове у педофилов? И можно ли их лечить
Как американец оказался в советской тюрьме за героин, а потом написал про это книгу
Можно ли в России отключить интернет? Как в Китае или Иране
Что же будет с родиной и с нами? В ближайшие шесть лет

Все книги автора

По дате
А
Алексей Хорошев02 февраля, 11:58

Классные подкасты. Легко рассказывает.


Слушаю по утрам на пробежках – настроением прекрасным заряжает.


А то, что бесплатно – совсем хорошо)

00
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.