Эсми Солнечный ВетерТекст

Оценить книгу
4,7
1272
Оценить книгу
4,2
547
117
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
420страниц
2017год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 7

Остаток полета прошел спокойно. Я по большей части таращилась в планшет – смотрела на мелькающие на экране символы, дабы изучить письменность риторских наречий, а Тамир проводил время в кабинете, работал. Отвлекался только на еду и «Солейз-Платинум» – за оставшиеся два дня мы уговорили еще две бутылки. Могли и больше, но повторять недавний «подвиг» действительно не хотелось.

Не знаю, чем именно занимался муж, но, кажется, не мной. В смысле, разведка и сбор информации явно закончились. По крайней мере, вопросов мне больше не задавали, а в перерывах, возвращаясь в спальню, включали галавизор и с неугасающим интересом смотрели интервью, клипы и кадры с концертов.

Я временами тоже в галавизор поглядывала и искренне удивлялась тому факту, что шумиха никак не утихает. А чуть позже, когда сама взялась за пульт и отыскала не общие, а риторские каналы, вздохнула с облегчением.

Вот где-где, а на планете мужа никакой шумихи не было. То есть что-то мелькало, но так, иногда.

В сети Риторы все так же было спокойно. Только портал моего фан-клуба пестрел баннерами и поражал активностью в обсуждениях. Не уверена, но кажется, за эти пару дней пользователей в сообществе прибавилось. Но эти новые люди явно не за моим творчеством пришли, а так…

Последнее не удивляло и тем более не расстраивало. А в какой-то момент вообще стало все равно. Просто я снова проверила почтовый ящик и ни слова от Джуна не обнаружила. А чуть позже догадалась зайти в популярную социальную сеть, где бывший буквально сутками зависал, и поняла – подозрения о том, что с Джуном что-то случилось, беспочвенны. Он жив и здоров, просто ему глубоко плевать на то, что произошло.

Да-да, Джун был в онлайне! Более того, активно репостил всевозможные дурацкие картинки, фото и философские мысли сомнительной глубины. И привычно сыпал смайликами в ответ на комментарии товарищей по сети. Только на вбросы о моем замужестве не отвечал.

Тот факт, что мы вместе, был не широко, но известен. Правда, пресса считала этот роман слишком скучным, чтобы освещать. И репортеры, и фанаты воспринимали ситуацию как некое недоразумение. Но о привязанности все-таки знали, поэтому – вот.

Желания как-то уязвить Джуна или насладиться его шоком у меня не было. Однако это равнодушие, это демонстративное молчание ударили по нервам очень сильно.

Настроение тут же скатилось в минус, а в груди защемило. Пришлось спасаться программой загрузки – в смысле, с головой уйти в созерцание мелькающих на экране планшета картинок и сосредоточиться на тишине, доносящейся из наушника.

Реакция Джуна задела так сильно, что заняла все мысли. Я даже о скором прибытии, которое грозило сильнейшим приступом паники, забыла. А чуть позже, утром, преисполнилась к бывшему огромной благодарности… Просто вспомни я про посадку, то ни за что бы не уснула, а так…

Еще до того, как Тамир выключил галавизор, я отложила планшет, забралась под одеяло и почти мгновенно уплыла в страну снов. Ну а когда открыла глаза, с недоумением осознала, что спальню заливает вовсе не искусственный, а самый что ни на есть настоящий дневной свет.

Внешняя стена была переведена в режим полной прозрачности, и там, снаружи, виделся вовсе не космос. Укрытая синим небом пустыня и блестящие корпуса военных звездолетов – вот что меня ожидало.

Зрелище оказалось настолько красивым, что я, едва сев на кровати, замерла. И лишь спустя несколько минут осознала, что приземление уже состоялось.

Это осознание стало поводом выдохнуть и, вопреки логике, ощутить прилив панического жара. А потом устало покачать головой – Тамир! Отдавая распоряжения о скорости полета и времени приземления он, безусловно, мою фобию учел. Хотя, может, и совпадение, но… Нет. Зная мужа – точно нет.

Я выдохнула еще раз и отбросила одеяло, чтобы встать. Именно в этот момент дверь, отделявшая спальню от гостиной, отъехала в сторону, а в проеме появился Тамир.

Главнокомандующий военных сил планеты был уже одет – причем в ту самую удивительно красивую форму, – весел и свеж. Первым, что я услышала, стало:

– Добро пожаловать на Ритору.

Я невольно улыбнулась и кивнула. И тут же спросила:

– Сколько у меня времени?

– Сколько хочешь, – доброжелательно отозвался муж. И добавил: – Это моя компенсация за столь поспешный вылет с Занриса.

Мелочь? Безусловно, да! Но все равно приятно стало. Тем не менее я сказала:

– Копаться дольше, чем следует, не стану.

Тамир подарил еще одну улыбку и кивнул.

В этот раз мы завтракали не в каюте, а в столовой на верхнем ярусе – да, в той самой, где ели по прибытии на корабль. Только теперь никакой романтики в обстановке не наблюдалось – все было как положено, по-военному строго и практично.

Кроме нас в зале присутствовали несколько офицеров из числа тех, с кем Тамир уже познакомил. Правда, имен и званий я не помнила, только майора Кайлина опознала. И вот теперь, окинув взглядом одетых в форму мужчин, уточнила:

– Тамир, а они на банкете были?

– Да, – отпив кофе, сказал муж. – В большинстве.

Я нахмурилась, припоминая события того вечера и пытаясь оценить количество гостей. Кажется, народу было все-таки больше. А еще, и я точно не путаю, на банкете присутствовали женщины.

– Но это не все гости? – вновь уточнила я.

– Не все, – признался Тамир. – Были еще друзья, в том числе из гражданских, приглашенные на Занрис по случаю. Полагаю, они доберутся до Риторы через пару суток. Вы еще познакомитесь.

И опять – поднимать тему не хотелось! Еще меньше хотелось думать о сбежавшей из Дворца бракосочетаний Зарии. Но ситуация вызывала слишком сильное недоумение, чтобы промолчать.

– Тамир, а почему Занрис? Почему вы хотели пожениться именно там?

Нет, действительно. Я бы поняла, если бы моя родная планета являлась каким-нибудь туристическим или свадебным центром. Вот только Занрис – планета самая обычная, если куда-то и лететь, то можно запросто найти направление получше.

– Мое положение не позволяет покидать Ритору когда вздумается, – указывая на очевидный факт, сказал Тамир. – Да и флагманский корабль, как понимаешь, не личный транспорт. Я посещал Занрис по делу, и было решено совместить.

– А почему не на Риторе? Неужели здесь, да при твоем положении, нельзя организовать тайную регистрацию?

Тамир улыбнулся уголками губ, но в этой улыбке мелькнула грусть.

– Я племянник императора, – помедлив, напомнил он. – На этой планете не найдется регистратора, готового скрепить союз, не уведомив моего дядю. А если знает дядя, то знает и мама. Нам бы не позволили пожениться.

Муж отпил кофе, а я кивнула. И слегка удивилась, узнав, что это еще не все…

– К тому же юридическое право Риторы отличается от права Альянса. Как теперь понимаю, этот факт тоже значение имел.

Последняя фраза прозвучала странно и вызвала недоумение. Но спросить прямо я не решилась, зашла издалека:

– А разве Ритора не в Альянсе? Просто в сети написано, что она входит…

– В Альянсе, – подтвердил Тамир. – Однако права на собственное законодательство никто не отменял, и Ритора этим правом пользуется. С нашей точки зрения, собственные законы эффективнее. Мы придерживаемся законов Альянса только в тех случаях, когда речь идет о внешней политике и взаимодействии с представителями других планет.

Ага… Вот только…

– То есть на меня юридическое право Риторы не распространяется? – спросила с надеждой. А что? Я же на другой планете родилась!

– Ты леди эр Руз, – улыбнувшись моей наивности, напомнил Тамир. – Впрочем, если не хочешь менять подданство…

Муж замолчал, а я нахмурилась снова – пыталась понять, чем упомянутое новое подданство грозит. Нет, соглашаясь на переезд, я совершенно об этом не думала. А теперь…

– А отличий много? – спросила я.

Вообще, читая о Риторе в сети, никаких особенностей права не заметила – не встретила ничего такого, что могло удивить. По моим ощущениям выходило, что здесь все так же, как на родном Занрисе. Тем неожиданнее было услышать о каких-то непонятных пока особенностях.

– По большому счету нет, – сказал Тамир. – А тебя эти моменты вообще не коснутся.

– То есть подданство…

– Можешь менять, – подтвердил муж. Потом добавил: – И будет объективно лучше, если сменишь. Так удобнее и проще. К тому же по факту тебе все равно придется подчиняться законам Риторы. – И напомнил: – Ты моя жена.

Я шумно вздохнула, но соглашаться не спешила. Не потому, что чувствовала какой-то подвох – просто подобные вопросы суеты не терпят. Я пришла к выводу, что для начала свяжусь с Лейлой, чтобы подруга все уточнила, потом проверю полученную информацию у Тамира и вот тогда решу.

Желание уточнить, как именно законы Риторы связаны с решением регистрировать брак на Занрисе, тоже придержала. В конце концов, к моей жизни этот момент отношения не имеет, а Тамиру тема брюнетки явно неприятна.

К тому же он… да-да, обещал! А если так, то обязательно расскажет.

С этой мыслью я отправила в рот последний кусочек сдобной булочки и, прожевав, сделала последний глоток чая. Потом откинулась на спинку стула и сказала:

– Все. Я готова.

– Замечательно, – залпом допивая кофе, отозвался муж.

Как и ожидалось, пробраться на территорию военного объекта представителям фан-клуба не удалось. Впрочем, даже окажись они здесь, встреча все равно бы не состоялась. Просто пересадки в какой-либо поджидающий снаружи кар не планировалось. Равно как и посещения здания космопорта.

Флагманский корабль мы покидали на знакомой «акуле». И если тогда, на Занрисе, вопросов не возникло, то теперь я удивилась всерьез. Пусть мои знания о космолетах по-прежнему находились на нулевой отметке, но логика шептала: если «акула» базируется на флагмане, значит, имеет какое-то отношение к военной технике. Может быть, вообще в категорию «надпланетных» не входит или совмещает функции надпланетного и космического транспорта.

 

Когда черная махина вынырнула из подсвеченного тусклыми огнями тоннеля и взяла разгон, я свои сомнения озвучила. И ничуть не смутилась, услышав тихий смех мужа.

– Эта, как ты назвала, «акула» – боевой корабль ST-класса, – в итоге пояснил он. – Да, на ней можно перемещаться в космосе. И оружием она укомплектована под завязку.

После такого признания я слегка выпала из реальности. Спросила неверяще:

– То есть ты летал по Занрису на боевом корабле?

– Ну да, – все так же забавляясь реакцией, подтвердил муж.

А на вопрос, как ему такое вообще позволили, ответил:

– Эсми, я не рядовой гражданин. Я умею обращаться с этим кораблем и к расстрелу мирного населения или терактам не склонен.

Нет, это-то все понятно, но…

– Но сам факт! – уже вслух воскликнула я.

Главнокомандующий моего шока не разделил – вновь улыбнулся и беспечно пожал плечами. Глядя на реакцию Тамира, я вздохнула и откинулась на спинку кресла. И посвятила всю себя разглядыванию проплывающих за окном пейзажей.

Пустыня вскоре сменилась то ли полями, то ли лугами, а к пронзительной синеве неба добавился розоватый пух облаков. И очертания одной из двух сопровождающих Ритору лун проступили – зыбкие, но чарующие.

Из информации, почерпнутой в сети, я знала, что вторая луна, которая видна только ночью, больше и красивее. Но вот эта, дневная, тоже впечатляла. Было в ней нечто особенное.

А спустя четверть часа на горизонте появилось довольно странное строение. Тот факт, что оно располагалось обособленно – просто некий гигантский объект посреди бескрайнего поля, – вызвал удивление. Лично мне Генеральный штаб Риторы, куда мы в данный момент и направлялись, представлялся несколько иначе. Я думала, это какой-нибудь небоскреб в центре гигаполиса, а тут…

– Что такое? – видя мое недоумение, мягко позвал Тамир, но я отмахнулась. Снова откинулась на спинку кресла и продолжила смотреть вперед.

От понимания, что меня ждет новая встреча с подчиненными мужа, чуточку знобило. А вдруг эти окажутся не настолько лояльны, как команда флагмана?

Еще пара минут полета, и на экране приборной панели вспыхнуло новое окно с предупреждением о нарушении границ. Тамир тут же ввел какой-то то ли код, то ли пароль, и красная надпись окрасилась в зеленый.

Но еще через минуту ситуация повторилась. А потом опять. И даже в четвертый раз! Не будь муж так спокоен, я бы решила, что его сняли с должности и закрыли доступ в Главный штаб. За то, например, что женился без одобрения родителей и дяди.

Однако по всему выходило, что несколько степеней проверки – норма, и я успокоилась. А когда «акула» приземлилась на широченной площадке, расположенной внутри этого массивного и, как оказалось, замкнутого здания, не смогла не улыбнуться.

Дело в том, что у меня возникло чувство дежавю – здесь, как и на флагмане, собралась довольно внушительная толпа встречающих. А предводитель делегации опять-таки держал цветы… Причем тоже розы! Правда, уже не алые, а оранжевые.

Тот, первый букет, кстати, был упакован и в данный момент лежал в багажнике. Но отказываться от второго я, конечно, не собиралась.

Дождавшись, когда Тамир выйдет, обогнет «акулу» и распахнет дверь, выбралась из кара. И улыбнулась шире – уже не просто наблюдая, а буквально ощущая кожей повисший в воздухе позитив.

Через миг ощущение дежавю усилилось – в царящей вокруг тишине прозвучало очень слаженное и по-военному грозное:

– По-здра-вля-ем!

А за ним еще более мощное:

– Ур-ра! Ур-ра! Ур-р-р-ра!

В общем, в большие стеклянные двери я входила сияя. С той же улыбкой, повинуясь жесту мужа, вошла в лифт. Еще несколько минут, короткая прогулка по широкому аскетичному коридору, и мы очутились в приемной. Тут мне предстояло знакомство с адъютантом – очень вежливым немолодым офицером.

Дальше был, разумеется, кабинет. Огромный, выполненный в стиле, близком к ультра-классике – Тамир, как поняла, в принципе такие интерьеры уважает. Следом – вежливый кивок и просьба не скучать. При том, что в моем распоряжении оставался планшет, скучать я действительно не собиралась.

Усадив меня на огромный диван, главнокомандующий улыбнулся и вышел из кабинета. Его ждали в одном из залов совещаний, мне же предстояло куковать здесь.

Но скучать, повторюсь, не собиралась. Более того, я намеревалась заняться очень полезным делом – проверить наличие на Риторе любимых брендов и составить хотя бы предварительный заказ. Ведь одежды у меня, считай, нет.

И виртуальный шопинг в целом удался, по крайней мере, бренды нашлись. Однако сделать полноценный заказ не получилось – пришлось ограничиться предварительным. Ведь адреса для доставки я не знала.

Закончив с одеждой, отыскала виртуальный магазин любимой косметической сети и новый, опять-таки предварительный, заказ сделала. И вот уже после этого отложила планшет и уделила внимание кабинету.

Он был просторным, довольно строгим и, как ни странно, уютным. Вначале я списала ощущение уюта на ультраклассический стиль, но быстро поняла – нет, суть в чем-то другом… Не сразу, но все-таки догадалась, что дело в некой обжитости, некоем не слишком логичном ощущении дома…

Пришлось обойти кабинет и заглянуть за каждую из найденных дверей, чтобы понять – Тамир тут временами ночует. Просто кроме оборудованной всем необходимым ванной и пусть маленькой, но кухни я отыскала что-то вроде гардеробной, где, помимо формы, нашлись одеяло, подушка и постельное белье.

Такой трудовой энтузиазм… нет, лично мне он был понятен, но толику напряжения я все-таки поймала. Надеюсь, Тамир с ночевками в кабинете покончит? Просто муж, ночующий вне дома, в мою картину семейной жизни не вписывается.

Невольно хмурясь, я вернулась в кабинет и осмотрелась снова. Взгляд упал на рабочий стол. Он был не просто большим, а поистине гигантским – с планками отключенных в данный момент голографических экранов, с бесчисленными панелями вызова и… несколькими заключенными в антикварные рамки фото.

Сами фото тоже в определенной степени к антиквариату относились – они были не цифровыми, а самыми что ни на есть бумажными. И всех изображенных на фото людей я уже видела: тут были родители, сестры и… Зария.

Последнее не задело, но заставило поморщиться. Я наклонилась, чтобы вглядеться в это фото, и с некоторым неудовольствием отметила – бывшая моего мужа действительно очень красива. Хотя стервозность, как ни крути, даже на картинке видна.

Неужели Тамир этой стервозности не замечал? Или именно эта черта его и привлекала?

От разглядывания изображения отвлек вспыхнувший на одной из панелей огонек. Он невольно напомнил о том, что время, отведенное на совещание, уже закончилось, то есть Тамир вот-вот вернется.

Быть застуканной за разглядыванием фото Зарии совершенно не хотелось, и это стало поводом вернуться к дивану. Сесть и сделать вид, будто я вообще не вставала. И вновь активировать планшет…

Едва экран вспыхнул, я заметила новый значок в верхней служебной панели. На моем планшете такой значок символизировал получение письма с пометкой «сверхсрочно», именно поэтому, исключительно на рефлексе, я на этот значок нажала. Тут же увидела всплывшее окно «почтовика» и строгую надпись: «Доступ запрещен!»

Лишь теперь поняла, что именно сделала, и слегка смутилась. А через миг, едва успела закрыть сообщение о доступе, дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился Тамир.

– Извини, – мягко сказал он. – Все немного затянулось.

Я понимающе кивнула, а главнокомандующий прикрыл дверь, подарил улыбку и направился к рабочему столу. Он принес и бросил на стол еще один планшет, а потом обратил внимание на мигающий на панели огонек.

Пара движений, и над столом развернулся голографический экран, а Тамир наклонился вперед, явно вчитываясь в какое-то послание.

Муж стоял спиной к свету, поэтому рассмотреть его лицо было сложно. Но я все равно заметила – Тамир хмурится.

– Что-то произошло?

– Так… – отмахнулся муж. Но через миг пояснил: – Разведка сообщает о скором прибытии четырех диверсионных групп. Одна точно направится в «сектор-С», а три, судя по всему, попробуют поработать в Манкорсе.

– Зачем ты это сказал? – понимая, что сведения относятся к категории секретных, уточнила я.

Вот теперь, несмотря на прежнее освещение, точно видела – муж улыбается.

– А почему нет?

Я логики, честно говоря, не поняла, но кивнула. Потом поморщилась и призналась:

– Тамир, тут значок срочного сообщения появился, и я на него случайно нажала.

– И?

– Ничего. Письмо не открылось, доступ запрещен.

Я скосила взгляд на планшет и недоуменно хлопнула ресницами. Просто значок со служебной панели исчез, что означало – письмо уже прочитано. Причем точно не мной.

Быстрый взгляд на рабочий стол мужа, где никаких огоньков уже не мигало, и я догадалась – это одно и то же сообщение, устройства синхронизированы.

– Хорошо, что сказала, – слегка огорошил Тамир. – Мне приятна твоя честность.

Я действительно растерялась, а потом сопоставила произошедшее – устройства синхронизированы, однако запрет на доступ Тамир все-таки поставил. И ясно, что доверие тут ни при чем, жене просто не положено знать военные тайны, вот только…

– Твоя защита все равно не идеальна, – сказала я.

– Да?

Пришлось пояснить:

– Коммуникатор. Тогда, в отеле «Роял-фо», ты ушел в душ, а я с него Лейле звонила. И он не то что идентификации, даже обыкновенного пароля не запросил. Тебе не кажется, что это прокол? Или в личном коммуникаторе главнокомандующего секретов нет?

Я была убеждена, что муж удивится, однако он воспринял информацию совершенно спокойно. Более того…

– Эсми, ты моя жена, и я намерен прожить с тобой до конца дней, – неожиданно сказал он. – Поэтому просто привыкни, что со мной случайностей не бывает. – И явно вспомнив сам факт нашей свадьбы: – Ну разве что иногда.

Я уставилась вопросительно, и спустя минуту муж все-таки сдался:

– Ты смогла воспользоваться коммуникатором потому, что доступ у тебя был.

Это заявление опять-таки огорошило и заставило подарить еще один вопросительный взгляд. Тамир мучить не стал, ответил почти сразу:

– Когда ты звонила по моему коммуникатору в первый раз, система запомнила отпечатки пальцев и узор радужной оболочки глаза. На основании этих данных я предоставил доступ. Разумеется, частичный.

Отпечатки? Радужная оболочка?

Нет, с отпечатками понятно – я сенсорный экран трогала, но…

– Когда ты успел узор радужки достать? – все-таки не поняла я.

– Камера коммуникатора.

Вот теперь стало ясно – гаджет, обломки которого остались лежать у Дворца бракосочетаний, был похож на игрушку Тамира только внешне. Просто в моем разбитом коммуникаторе функции считывания и распознавания радужки точно не имелось.

– Эсми, не подумай, что я тебе не доверяю, – продолжил Тамир. – Но есть вещи, которые лучше не знать. В том числе для твоей же безопасности. Например, будь у тебя полный доступ, тебя могут похитить и использовать как ключ.

Я фыркнула – зачем эти объяснения? Я не девочка и так понимаю.

Зато последние слова по-настоящему напрягли. Похитить? Кто может решиться на подобное?

Однако спрашивать я все-таки не стала. Вместо этого погасила планшет и пришла к выводу, что лишних доступов мне точно не надо.

И искренне обрадовалась, услышав:

– Ну что, с выяснениями покончено? Летим домой?

Несмотря на комфорт, которым была окружена на флагмане, предложение воодушевило. А вот задумчивость, проступившая на лице мужа, заставила нахмуриться.

– Что еще? – чуя подвох, спросила я.

– Ну… – начал Тамир и тут же замолчал.

Я нахмурилась сильней, и не зря.

– Эсми, – муж слегка потупился, – прости, я сразу не сказал, но… Видишь ли, я человек занятой, и у меня не всегда хватает времени на что-то кроме работы. Да и надобности, в общем-то, никогда не было. Поэтому вопросом строительства и обустройства собственного дома я никогда не занимался. В данный момент… живу в родовом поместье. С родителями.

Я застыла и уставилась изумленно. А потом тихонечко застонала и, откинувшись на спинку дивана, устало прикрыла глаза.

– Эсми… – позвал Тамир, но я не ответила.

Вот это жесть. Вот это подстава!

Стоп. Подождите. А как же Зария? Или они с Тамиром на ее территории встречались?

– Эсми?

В голосе мужа прозвучала толика сожаления, однако я не оценила.

– Это ужасно, – сказала уже вслух. А потом открыла глаза и добавила: – Зато теперь точно знаю, что ты не идеал.

– Это плохо? – уточнил собеседник.

Я отрицательно качнула головой и, припоминая один из предыдущих разговоров, пояснила:

– Нет, не плохо. Жить с идеалом слишком хлопотно. Но в данном случае… лучше бы это был он!

 

Муж промолчал, а я подхватила планшет и встала. Нервно поправила пиджак, стряхнула с брюк несуществующие соринки и вздернула подбородок.

Да, я знала, что знакомство с новыми родственниками неизбежно, и рассчитывала на несколько иной формат, но… ладно. Что есть, то есть. Буду надеяться на лучшее. Вдруг мы друг другу понравимся? Вдруг все пройдет хорошо?

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Эсми Солнечный Ветер
Эсми Солнечный Ветер
Анна Гаврилова
4.65
Аудиокнига (2)
Эсми Солнечный Ветер
Эсми Солнечный Ветер
Анна Гаврилова
4.65
Эсми Солнечный Ветер
Эсми Солнечный Ветер
Анна Гаврилова
4.60
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.