Пограничная рекаТекст

Оценить книгу
4,6
498
Оценить книгу
4,2
252
27
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
390страниц
2006год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Милый ребенок, – победно ухмыльнулся Олег и повернулся к очагу.

Завидев, что готовили на обед местные старушки, он моментально согнулся вдвое: желудок очистило в одну секунду. Отдышавшись, Олег больше не поворачивался в ту сторону, вид разделанного человеческого тела и рук, жарящихся на углях, запомнился ему надолго. Ему совершенно не хотелось узнавать дополнительные подробности. Стараясь даже не коситься в сторону очага, парень обошел деревенскую площадь по кругу. При этом он обнаружил корзину с заводнявшейся рыбой и несколько грубых горшков с какой-то буроватой полужидкой массой, судя по запаху, это была концентрированная вытяжка, приготовленная из протухших скунсов. Если не считать груд хвороста и деревянной колоды, покрытой пятнами крови, то больше здесь не было ничего. Вернувшись к первой хижине, он внимательно осмотрел висевшую возле входа куртку.

Вполне обычное изделие: синеватая джинсовая ткань, не слишком новая, но и не поношенная, судя по всему, мужская. Неизвестно, где остальная одежда этого несчастного, не исключено, что в какой-то из хижин, искать ее было бессмысленно. Посмотрев на шесты, Олег убедился, что два черепа действительно принадлежат людям, более того, на вид они были очень свежими.

Со стороны озера послышались далекие крики. Развернувшись в ту сторону, он увидел, что погоня быстро приближается, а зеленое пятно курточки Ани опережает врагов метров на триста. Дикари сильно растянулись, преследовать на своих кривых ногах прыткую девчонку было нелегко, двое взрослых отстали очень прилично, их пока даже не было видно. Преследование возглавляли четверо шустрых подростков.

Олег поспешил к озеру, еще раз обмыл лицо. К этому моменту кровь уже еле струилась. Вернувшись на опушку, он положил Анин рюкзак поверх своего, примотал его с помощью многочисленных ремней с пластиковыми пряжками. Позади прицепил лук, спустив тетиву, рядом закрепил колчан со стрелами. Взвалив потяжелевшую ношу на спину, он встал, широко расставил ноги, принялся терпеливо дожидаться появления девушки.

Она не заставила долго скучать в одиночестве. Не прошло и минуты, как среди деревьев замелькало зеленоватое пятно, завидев парня, Аня рванула еще быстрее. Олег видел, что ее лицо раскраснелось, рот судорожно ловит воздух, он невольно подумал о ней с уважением – девушка смогла пробежать около трех километров с весьма приличной скоростью. Она опережала первых преследователей на несколько сотен метров те появятся, в лучшем случае, минуты через две. Брюки ее вымокли до нитки, ведь ей пришлось переправляться через реку, и, скорее всего не один раз, ведь должна же вода где-то вытекать из озера.

Остановившись перед Олегом, Аня, едва справляясь с одышкой, испуганно воскликнула:

– Что с тобой?

Он мрачно посмотрел на нее, не в силах ответить. Ему ужасно хотелось огреть ее от души чем-нибудь тяжелым – от возмущения; и одновременно крепко обнять от радости: что и говорить, Олег был несказанно рад, что быстроногая девчонка не попала в лапы дикарей. Уняв свои противоречивые чувства, парень холодно произнес:

– Земляне мертвы, от них остались одни объедки. Постарайся от меня не отставать, я не намерен тащить тебя за собой.

Развернувшись, он легким бегом направился к лесу, за спиной задыхалась Аня, она здорово вымоталась после такого стремительного кросса, но отдыхать было некогда. Вряд ли среди подростков найдутся хорошие следопыты, надо просто немного оторваться, уйти в заросли. Местность вокруг деревни вся исхожена дикарями, следы беглецов заметить достаточно трудно. Стараясь не ломать ветки кустов и создавать поменьше шума, Олег минут пять двигался почти по одной прямой, удаляясь от озера. Затем, развернувшись, он направился параллельно берегу, надеясь этим маневром хоть ненадолго сбить преследователей с толку. Сделав за полчаса несколько подобных колен, он направился в сторону холмистой гряды, закрывавшей озерную долину с юго-востока.

Едва начался подъем, как им повезло – беглецы вышли к маленькому ручейку. Сбросив рюкзаки, Олег скомандовал:

– У тебя где-то были нитки и иголки, доставай их побыстрее. И еще мне нужно твое зеркальце.

Подняв измученные глаза, Аня послушно кивнула, девушка устала так, что вряд ли могла ответить нормальным голосом. Олег невольно ее пожалел, по-хорошему, надо было двигаться не так быстро, но ничего не поделаешь, вступать в схватку с погоней не хотелось. Но ничего, пока он будет возиться с раной, она немного отдохнет.

Тщательно обмыв лицо, Олег укрепил зеркальце между двух валунов. Нагрел на пламени зажигалки тонкую иглу, изогнул ее, раскалив посильнее, резко опустил в воду. Вдел капроновую нить, перед этим смазав ее дезинфицирующей мазью из походной аптечки.

По зеркальному отражению действовать оказалось нелегко, и на первый стежок ушло не меньше минуты. Поняв, наконец, чем занимается ее спутник, Аня судорожно всхлипнула и трясущимся голосом произнесла:

– Я могу чем-нибудь тебе помочь?

– Да, – грубовато ответил Олег. – Отвернись и постарайся не падать в обморок.

Девушка притихла, а он, приловчившись действовать по отражению, быстро зашил рану, затянул нить, оставив болтаться свободный кусок. Через пару дней он пригодиться, когда придется снимать швы. Залепив лоб пластырем, он отдал Ане набор ниток с иголками и зеркальце:

– Ты отдохнула?

– Да, – с преувеличенной бодростью вскинулась девушка.

– Вот и отлично. Сможешь нести свой рюкзак?

– Конечно.

Взвалив рюкзаки на спины, спутники продолжили подъем. Олег надеялся, что наверху будут каменистые проплешины и скалы, среди них легко спрятать следы. Кроме того, небо быстро хмурилось, явно собираясь разразиться дождем, это еще больше затруднит погоню.

Его расчет полностью оправдался, задыхаясь от быстрого восхождения, они выскочили на каменистое плоскогорье, усеянное зубчатыми скалами. Здесь Олег резко повернул, изменяя направление движения. Он безжалостно коверкал курс, выбирая самые неудобные участки, где приходилось пробираться по осыпям и крупным глыбам. Здесь почти невозможно будет различить следы. Короткий, но довольно приличный дождь намочил землю, ноги стали скользить по камням, пришлось сбавить темп, малейшая травма в этой ситуации может привести к роковым последствиям.

Тем временем природа не собиралась останавливаться на достигнутом: дождь то и дело возобновлялся. Они надели плащи и кусками пленки прикрыли рюкзаки, хотя они и были водонепроницаемыми, но Олег не намеревался давать стихии ни единого шанса. Когда голое плоскогорье закончилось, пошел настоящий ливень, лишь временами уменьшающийся до обычного дождя. В лесу не помогли даже плащи: вода лилась не только сверху, беглецы невольно собирали ее с травы и кустов.

Стараясь двигаться не прямо вниз, а наискосок по склону, Олег мечтал найти хоть бы крошечный ручеек, дело шло к ночи, уже смеркалось, в темноте они не смогут двигаться по густому лесу. Но тщетно: он уже пару раз спотыкался о незамеченные препятствия, однако Никаких признаков воды не было, вокруг тянулся сухой сосновый лес. Бросив рюкзак под большим деревом, он повернулся к Ане, на миг жалостливо содрогнулся, завидев, какое у нее измученное, опустошенное выражение лица.

– Бросай свой рюкзак. Видишь эту ровную площадку? Постарайся быстро собрать с нее все шишки, ночевать будем на этом месте.

Девушка понимающе кивнула. Олег снял чехол с палаткой, расстегнул длинную молнию. Это было удобное походное изделие, кольев не требовалось, составная каркасная арматура не пострадала при авиакатастрофе, и с установкой проблем не было. Он быстро поставил внутреннюю часть, натянул внешний тент, небрежно прикрепил его к земле с помощью нескольких сухих веток. Ветра здесь можно не опасаться, лес густой, нужен настоящий ураган, чтобы вырвать эти импровизированные колышки.

Быстро скинув с себя верхнюю одежду, он раскрыл вход, расстелил одеяло, повернулся к Ане:

– Раздевайся и заползай внутрь, не стоит мокрой одеждой елозить по одеялу. Ночевать придется без костра, так что лишняя влага нам там не нужна.

Шатаясь от усталости, Аня поспешно разделась до футболки, скользнула внутрь. Олег достал спальник и второе одеяло, закинул их в палатку. Туда же последовал пакет с оставшейся едой. Хотелось пить, но с этим было хуже. Он расстелил оба плаща, стараясь проделать это таким образом, чтобы влага скапливалась посередине. Поставив рюкзаки возле входа, хорошенько прикрыл их клеенкой, скинул свою одежду, взял Анины тряпки, развесил все под внешним чехлом, проскользнул в палатку, затянул за собой молнию.

Протянув Ане сухое полотенце, произнес:

– Возьми, хорошо вытри голову, у тебя в волосах ведро воды.

Развернув одеяло, кинул его девушке:

– Накинь на себя.

– В рюкзаке кое-какая одежда есть, может переодеться?

– Как хочешь, – равнодушно ответил Олег. – Лично я этого делать сейчас не стану. Вдруг придется выходить, последние сухие тряпки намочу. Тащить рюкзак с мокрыми вещами что-то не хочется.

Аня ничего не сказала, но и о переодевании больше не заикалась.

Темнота была почти полной, действуя на ощупь, Олег развернул пакет с продуктами:

– Есть будешь?

– Я не хочу, – устало ответила девушка.

– А кто тебя спрашивает? – равнодушно произнес Олег.

Разломав руками оставшийся кусок сыра, он протянул половину:

– Ешь. Если хочешь, можно сухую лапшу пожевать, или рыбу.

– Нет. И так пить ужасно хочется, а от подобной такой пищи вообще от жажды умрешь.

Честно говоря, после такого марш-броска ему тоже кусок не лез в горло, но Олег пересилил себя, прожевал скудный паек, давясь сухим сыром. Жажда после этого моментально усилилась в несколько раз, он открыл палатку, сунул ноги в ботинки, выбрался наружу, ежась от холодных капель, бьющих по голой спине. С помощью миски, вычерпал с плащей накопившуюся влагу, попробовал глоток. Вода была горьковатой от привкуса хвои, в ней плавало много мусора, сбитого каплями с деревьев, но жажду утолить ею можно.

 

Забравшись в палатку, он протянул миску Ане:

– На, пей. Вода не очень, но другой у нас нет.

Девушка подхватила посудину, нетерпеливо припала к краю. Сделав несколько жадных глотков, она резко остановилась, но Олег немедленно заявил:

– Пей, не стесняйся, оставь пару глотков, я на улице уже напился.

Он, разумеется, соврал, но так было лучше. Аня очень сильно вымоталась, пусть заснет поскорее. Если будет надо, Олег еще раз выйдет из палатки, соберет накопившуюся влагу. Впрочем, воды девушка оставила вполне достаточно, утолить жажду хватило. Протянув ей спальный мешок, парень произнес:

– Ложись. Завтра надо будет встать пораньше, необходимо как можно дальше удалиться от деревни, дикари обязательно организуют погоню. Сегодня нам повезло, почти все мужчины и женщины отсутствовали, скорее всего, они на охоте. Но по возвращении, увидев, что я там натворил, людоеды ни за что не оставят нас в покое.

Завернувшись в одеяло, Олег повернулся к стенке. Аня немного поворочалась, укладываясь, затихла, нерешительно поинтересовалась:

– А что ты там натворил?

– Думаю, без этого знания ты вполне проживешь. Спи давай.

– Не могу, – еще тише произнесла девушка. – Я была неправа, и хочу перед тобой извиниться.

– Аня, ты ни в чем не виновата, не забивай себе голову. Все, тема закрыта. Нам надо выспаться получше, иначе завтра придется тяжело. Дождь скроет следы, но искать нас будут очень настойчиво, сегодня я убил двух женщин и воина, охранявшего деревню. Просто так дикари этого не оставят. Ты все поняла?

– Да, – чуть слышно произнесла Аня.

– Вот и отлично. Спокойной ночи.

Разговор затих. Олегу было неспокойно, хотелось хоть как-нибудь приободрить девушку, утешить, он понимал, что она сожалеет о своей опасной выходке. Но в то же время необходимо, чтобы Аня до конца поняла – здесь не кино, и за ошибки придется платить очень дорого, причем не деньгами. Если бы бросок этой старухи оказался немного точнее, или сильнее, то маленькой раной дело бы не ограничилось. А в одиночку юная горожанка вряд ли сможет здесь выжить. Пусть хорошенечко подумает над своим поведением, в следующий раз будет вести себя гораздо осмотрительнее.

Олег не сомневался – сегодняшняя стычка не последняя.

Время было уже за полночь, дождь перестал, только с веток иногда срывались отдельные капли, гулко ударявшие по тенту палатки. Вокруг царила полная тишина, лишь изредка нарушаемая падением гнилых веток, потяжелевших от впитавшейся влаги. Если бы не это, да еще тихое дыхание Олега, можно было подумать, что слух отказал. В городе никогда не бывает подобного затишья. Где-то гудят машины, кто-то разговаривает под окнами, шумит сантехника, или холодильник, за стеной бормочет телевизор неугомонного соседа.

Аня никак не могла уснуть. Сегодня она ужасно вымоталась, но как не пыталась покрепче закрывать глаза, или считать баранов – бесполезно. Девушка на все лады проклинала свое сегодняшнее сумасбродство, ей все казалось очень правильным до того самого момента, когда, выскочив из кустов, она увидела Олега. Вспоминая этот момент, девушка каждый раз непроизвольно вздрагивала, перед глазами отчетливо вставало страшное, окровавленное лицо ее спутника. Такого ужаса она еще не испытывала никогда, в первый момент ей показалось, что он умирает от страшной раны, только из-за судорожного спазма в горле не вырвался дикий крик. Аня до сих пор не верила, что все обошлось, при одной мысли о том, что она могла остаться в одиночестве, хотелось по-детски зареветь.

Самое ужасное, что весь этот риск был совершенно напрасным – ведь людей в деревне не оказалось. А, кроме того, задумавшись над своим сегодняшним поступком, она отчетливо поняла, что совершила его только из-за разочарования в Олеге. До того момента, когда он хладнокровно решил оставить земляков на произвол судьбы, этот молодой мужчина казался ей чуть ли не суперменом. У него так замечательно все получалось: Олег знал массу удивительных вещей, о которых она даже не подозревала, с ним девушка чувствовала себя защищенной, его присутствие успокаивало. Контраст с его обычным мужественным поведением был настолько разительным, что она просто растерялась и начала действовать, даже не задумываясь над тем, к чему могут привести подобные поступки.

Во время бега вокруг озера Аня ужасно боялась, что он попросту не станет ее дожидаться, уйдет, так и не проверив деревню. Девушка не сомневалась, что легко оторвется от медлительных дикарей, бегать она умела, с такими кривыми лапами на короткой дистанции им ее не догнать. Она старалась мчаться побыстрее, на ходу раздумывая, что же будет делать, если Олега на месте не окажется. Сейчас ей было невыносимо совестно за такие постыдные мысли, вспомнив его окровавленное лицо, она едва не застонала, закусив губу чуть ли не до крови. Из-за ее глупости сегодня едва не погиб хороший человек, Аня проклинала себя на все лады.

Сейчас она могла размышлять гораздо спокойнее и понимала, что зря так отнеслась к словам спутника. Это не кино, справиться в одиночку против целого селения дикарей нереально, ведь от нее нет Никакой помощи. Своей выходкой она поставила под угрозу не только себя, но и Олега, уж лучше бы он не стал ее дожидаться, ушел в лес, ведь без такой попутчицы ему будет намного спокойнее и безопаснее. Представив себя в одиночестве, Аня почувствовала, как на глазах в очередной раз выступают слезы. Только сейчас она поняла, как привязалась к своему попутчику: раньше он был для нее просто человеком, без которого будет тоскливо и опасно в этом суровом мире. Но один взгляд на его окровавленное лицо изменил все – она испугалась не за себя, ее ужасала сама мысль, что с Олегом может произойти несчастье. В этот момент девушка услышала осторожные шаги – кто-то тихо бродил возле палатки.

Аня замерла, мгновенно превратившись в слух. Быстро поняла, что ей не почудилось – опять дважды шагнули, что-то отчетливо ударило по внешнему тенту палатки. Едва не стуча зубами от страха, она тихо развернулась, потянулась рукой в сторону Олега, нащупала его плечо. Тут же ее локтя успокаивающе коснулась мужская ладонь.

Парень уже не спал, он проснулся от пугающих звуков. Олег приподнялся, пошарил в углу, сжал в руке обнаженный нож. В этот момент он на все лады проклинал свою нерасторопность: там, в деревне, стоило обыскать труп поверженного дикаря, он отчетливо помнил, что у него на поясе болтался каменный топор. Сейчас бы такая вещица не помешала, ведь копье осталось снаружи, оно не могло поместиться в палатку.

Добравшись до выхода, он медленно потянул язычок молнии и тут же замер – в его руку мертвой хваткой вцепилась Аня:

– Не надо! – чуть не рыдая, прошептала она. – Не выходи, прошу тебя, я очень не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

Успокаивающе сжав на миг ее ладонь, Олег шепнул:

– Сиди здесь, все будет в порядке. Если я не выйду – получится еще хуже, врага не остановит палатка, наоборот, мне будет трудно в ней сражаться.

Стряхнув с себя девичьи руки, он быстро выбрался наружу.

Здесь было гораздо светлее, небо частично развиднелось, и толстый тент не скрывал яркие звезды. Но все равно, видимость была очень слабой. Олег внезапно вспомнил, что людоеды, взявшие их в плен сразу после прибытия, неплохо ориентировались во тьме своих пещер. Если они действительно смогли выследить ночью беглецов, то дело очень плохо. Такие опытные следопыты наверняка не дряхлые старухи, три-четыре воина, похожие на того, которого он сразил в деревне, прикончат его в несколько мгновений. Хуже всего было то, что увидеть врагов пока не удавалось.

Рядом вновь послышался шум шагов, в палатке приглушенно пискнула Аня. Олег припал к земле, не обращая внимания на холодную сырость павшей хвои и твердые сосновые шишки, буравящие кожу. Он хотел разглядеть противника на фоне неба, проглядывающего в просветах крон. Парень не спешил: малейшая ошибка в ночной схватке может привести к самым роковым последствиям, а ведь ему надо думать не только за себя – слабая девушка переживет его ненадолго.

Перевернув нож в ладони, он прижал клинок к руке, не давая ему выдать себя отблеском звезд на полированной стали. Невольно почувствовал благодарность к Облому. На самом деле сурового мужика звала Володя, но мало кто об этом знал. Лучший токарь ремонтного цеха экспедиции значительную часть своей жизни провел за решеткой, но душей не очерствел, был интересным собеседником и верным товарищем. Несмотря на несопоставимые профессии у молодого геолога и простого работяги оказалась общая страсть – рыбалка. На этой почве они крепко подружились, Облом охотно учил товарища различным уголовным премудростям, в том числе и обращению с ножами. Олег до этого серьезно занимался фехтованием, эта тема ему была очень интересна, тем более что короткие клинки позволяли проделывать вещи невозможные для рапиры или шпаги. Сейчас эти уроки очень пригодятся.

Шаги послышались уже чуть ли не под ухом, но врага видно не было. Олег едва не заскрипел зубами, было совершенно непонятно, как он может оставаться незамеченным. Новый шум, еще ближе, но по-прежнему Никакого движения. Парень вжался в хвою чуть ли не по уши, но все без толку, на фоне неба не различалось ничего, кроме деревьев. В этот момент из-за облака показалась луна.

Это был один из трех спутников планеты, если первые две походили на земную, то эта была совсем маленькая, красноватого оттенка и появлялась здесь всего вторую ночь, да и то, маленьким месяцем. Но и этого света вполне хватило, чтобы различить грозного противника – в метре от Олега возле тента палатки сидела не слишком большая жаба, уставившаяся ему в глаза.

Чуть повернувшись, она ловко прошлепала в сторону, каждый прыжок в точности имитировал звук шагов. Чертыхнувшись, Олег поддел ее плоской стороной клинка и отшвырнул земноводное подальше в темноту. Встав, он струсил с себя хвою, понимая, что грязи осталось еще немало. Но поделать против этого было нечего, водные процедуры придется отложить до встречи ручья или озера. Наклонившись, он прополз в палатку и весело произнес:

– Успокойся, это была простая жаба, я мужественно прогнал ее из наших владений.

Закрыть палатку он не успел, Аня бросилась на него, обхватила руками, уткнулась в плечо, заплакала навзрыд. Поняв, что успокоить ее сейчас невозможно, Олег замер, пережидая пик истерики. Прошло довольно много времени, прежде чем стало ясно – девушка начинает что-то соображать. Обняв ее за плечи, он ласково произнес:

– Все нормально, ничего страшного не случилось, все будет хорошо.

– Я больше никогда не стану так делать, – сквозь слезы произнесла Аня.

– Как? – не понял Олег.

– Сегодня я поступила просто ужасно, этого больше не повторится, обещаю.

Странно, для Олега сегодняшние события уже подернулись пеленой забвения. Все кончилось хорошо, ну и ладно, он не думал, что девушку это терзает настолько, что она даже после такого испуга думает только об этом. Пожалуй, стоит ее немного успокоить.

– Да забудь, ты все сделала правильно.

– Нет, – всхлипнула девушка, – из-за меня ты чуть не погиб.

– Глупая, если бы не ты, меня бы до конца жизни терзала совесть, – усмехнулся Олег.

– Почему?

– Ты думаешь, мне было легко оставлять людей в лапах людоедов? Будь я уверен, что все закончится хорошо, сам бы напал на эту деревню. Пойми, мне же приходится думать не только о себе. Представь, что бы с тобой было, если бы меня сильно ранили, или убили.

– Не говори так! – чуть не вскрикнула девушка и зарыдала с новой силой.

Выждав, когда этот приступ стихнет, Олег произнес:

– Аня, да не принимай все так близко к сердцу. Боюсь, нам еще не раз придется попадать в неприятные ситуации.

– Я ненавижу этот мир! – давясь слезами, заявила девушка.

– Не спеши с окончательными выводами, ведь мы еще его не знаем, ничего не видели кроме лесов и предгорий.

– Мне этого вполне достаточно, я сегодня едва не умерла, увидев твое окровавленное лицо.

– Прекрати себя винить, ведь все окончилось довольно благополучно. Это даже раной нельзя назвать, так, царапина. А крови было много из-за того, что пострадала голова. Никогда не видела, как хлещет ручей из крошечного рассечения брови?

– Нет, слава богу!

– Кстати, напрасно ты ко мне так прижимаешься, пока я выслеживал эту жабу, то здорово вывозился. Ты что, разве не чувствуешь, какой я мокрый и грязный?

Аня отпрянула, смущенно произнесла:

– Вот, возьми полотенце.

– Не надо, я его сильно запачкаю.

– Ничего, доберемся до воды – постираю.

– Обойдусь. Мыла у нас очень мало, а порошка и вовсе нет.

– Ничего, и так сойдет. В ручье хорошо прополоскать – и готово. Белоснежной чистоты не добьешься, но делать нечего, придется привыкать к грязным тряпкам.

Заслышав в голосе девушки знакомые веселые нотки, Олег улыбнулся и поинтересовался:

 

– Я вижу, ты уже успокоилась?

– Да, – согласилась Аня. – Ты извини меня, я просто тут едва от страха не умерла, представляя, что с тобой может случиться. Откуда было знать, что это обычная жаба? И прости, что я днем плохо о тебе подумала. Это не кино, тут все иначе, мы могли погибнуть из-за моего глупого сумасбродства.

– Да все нормально, ты ложись, перестань себе голову ерундой забивать. Нам надо будет встать как можно раньше и продолжать бежать без оглядки.

– Ты думаешь, нас будут искать?

– Я не знаю обычаев этих милых созданий, но земные дикари очень негативно относились к гибели соплеменников. Но не бойся, погода наш хороший союзник. После такого дождя найти следы на плоскогорье будет практически невозможно. Чтобы прочесать все лесные окрестности им понадобится много времени, мы успеем удрать далеко – затеряться в этих дебрях. Спи давай, болтунья неугомонная.

Аня фыркнула, но ничего не ответила, зажужжала молнией спального мешка.

Олег закрыл вход в палатку, улегся на свое место. Он догадался, что девушка не спала с вечера, терзая себя покаянными мыслями. Надо было ее как-нибудь успокоить раньше, не будь этой жабы, она бы измучила себя вконец. Вспомнив ее выражение лица в тот момент, когда она закончила свой бег вокруг озера, он покачал головой. Не стоило так сурово вести себя с ней вечером.

Заворочавшись, Олег крепко зажмурил глаза, пытаясь считать баранов, прыгающих по очереди через канаву. Он где-то слышал, что это хорошо помогает уснуть. Мало того, что в крови все еще бурлил адреналин, скопившийся после выслеживания этой проклятой жабы. Сейчас его локоть горел огнем, помня прикосновение к голому девичьему бедру, а руки все еще ощущали упругость талии. Проклятье! Он провел бок о бок с этой школьницей три ночи, ни разу толком не задумавшись о ней, как о женщине. Было не до этого, да и ее поведение больше напоминало детское. И надо же такому случиться, что до него в один миг дошло, что рядом находится весьма симпатичная особа противоположного пола.

Вспомнив, как Аня рыдала в его объятиях, он на миг пожалел, что не стал форсировать ситуацию, пользуясь удобным моментом. Но уже в следующую секунду Олег обозвал себя самыми гнусными словами и, завернувшись в одеяло с головой, вернулся к своим баранам, постаравшись выгнать из головы неуместные мысли.

Лагерь свернули еще до рассвета. Надевать мокрые тряпки при утреннем холоде было неразумно. К счастью у них была сухая одежда, захваченная с места авиакатастрофы. Увы, в сыром лесу она промокла уже через час. Хоть к тому моменту солнце уже взошло, но было все еще прохладно. Приходилось двигаться без малейших привалов, стоило хоть на минуту остановиться, как они начинали замерзать, а это грозило простудой, а то и чем-нибудь похуже. Олег раньше сталкивался со случаями, когда в разгар лета люди зарабатывали воспаление легких, не хотелось бы попасть в такую опасную ситуацию, практически не имея лекарств.

Сделав по пути несколько неожиданных поворотов и хитрых петель, Олег привычно направился в сторону понижения рельефа: им просто некуда было деваться – без воды не обойтись. Эта дорога быстро привела их в сырой ельник, они пробирались по нему километра два, местами поневоле оставив на влажной почве отменные следы. Поняв, что эта чаща может тянуться еще далеко, они опять вышли наверх, в светлый сосняк, по нему обогнули очередную возвышенность, попробовали спуститься по новому склону. Здесь повезло гораздо больше: хвойный лес сменился смешанным, затем потянулась дубрава и у подножия холма они вышли к приличной речке с быстрым течением.

Скинув рюкзаки, они утолили жажду, пройдя к ближайшим зарослям кустарника, укрылись в их чаще, скинули верхнюю одежду, разложили свое мокрое облачение по ветвям, стараясь, чтобы их не заметили снаружи. Впрочем, Олег подозревал, что чуткий нос дикарей может легко различить запах сохнущей одежды издалека, но говорить об этом не стал, чтобы не пугать лишний раз свою спутницу. Расстелив на земле палатку, он положил сверху два одеяла, сделал приглашающий жест:

– Мадам, ваше кресло!

Аню не нужно было просить дважды, быстро присев, она скрестила ноги, положила на них пакет с едой, осмотрела содержимое, удрученно констатировала:

– Соленая рыба, лапша и конфеты. Что будешь?

– От рыбы воздержусь, лучше пакет лапши сжую.

– А от нее ничего не будет, ведь она же сырая?

– Какая разница? Она и варенная полная гадость и сырая немногим лучше. Костер жечь пока нежелательно, вдруг сверху дым заметят, так что рыбу я ловить не стану. Если все будет нормально, к вечеру ее натаскаю, уху сделаем, или на углях поджарим.

– А как ты думаешь, эта та же река, что из озера вытекает?

– Понятия не имею.

В этот момент вдалеке послышался жутковатый вопль, полный смертельной муки, следом послышался торжествующий рык, и все стихло.

– Что это было? – испуганно произнесла Аня.

– Какому-то местному хищнику улыбнулась удача, – равнодушно ответил Олег, разворачивая пакет с лапшой.

– А первый крик? Это было похоже на человека.

– Нет, не переживай, это обычный зверь. Ты просто горожанка и не сталкивалась со многими вещами. Между прочим, даже обычный заяц, будучи ранен, кричит как обычный ребенок. Не веришь? Чистая правда, иногда просто невозможно отличить.

– Это было недалеко, вдруг он и к нам придет?

– Вряд ли, – успокаивающе произнес Олег. – Этот хищник только что кого-то поймал, зачем ему новая добыча? Успокойся, жуй спокойно.

Скромно перекусив, спутники запили трапезу водой, запасенной в котле, так что идти к реке не пришлось. Солнце светило вовсю, такими темпами оно быстро подсушит одежду, оставалось только терпеливо дожидаться этого момента.

Олег отвернулся в сторону, лег на бок, используя рюкзак вместо подушки. Подремать не мешает, а насчет безопасности можно не беспокоиться, через эти заросли никто не подберется бесшумно. Аня поерзала, тоже устраиваясь на отдых, и нерешительно поинтересовалась:

– Ты все еще на меня обижаешься?

– За что? – удивился Олег.

– За вчерашнее.

– Да я уже забыл обо всем, с чего ты это взяла?

– Ты так странно на меня посматривал, а теперь и вовсе отвернулся.

Олег, разумеется, не мог признаться Ане, что отвернулся только из-за того, что глаза упрямо старались смотреть на голые девичьи ноги, пришлось придумывать другие оправдания:

– Ничего странного в моих взглядах не было. А вот если я к тебе повернусь, то ты замучаешь меня своей болтовней.

– Даже не подумаю, – обиженно произнесла Аня. – Обещаю вести себя очень тихо.

– Вот и веди, нам часа два тут торчать придется, если не больше. Одежда раньше Ритак не высохнет, это я тебе гарантирую.

Аня больше не напрашивалась на разговоры, лежа на боку, она неотрывно смотрела на Олега и с грустью думала, что он до сих пор на нее дуется. Сегодня парень вел себя немного не так, как обычно. Ей хотелось как-нибудь сгладить вчерашнюю вину, она принялась мечтать о том, что случиться какая-нибудь беда и ей удастся спасти Олега. Но затем она поняла, что все выйдет как раз наоборот: трудно вообразить ситуацию, когда бы ее помощь оказалась жизненно необходима спутнику. Аня пожалела, что он не дал ей сегодня потренироваться в стрельбе из пращи и лука. Ему виднее, кто знает, вдруг их следы действительно обнаружили, лучше не шуметь, выдавая свое укрытие раньше времени.

Перевернувшись на спину, она уставилась в небеса. На большой высоте медленно пролетела странная птица. Ее движения были необычны, а крылья диковинной формы. На миг девушке показалось, что это создание имеет огромнейшие размеры, но затем она успокоилась, списав все на обман зрения. Определить расстояние было невозможно, так что, скорее всего эта птица не больше орла. Аня сама не заметила, как глаза ее закрылись, беспокойная ночь дала о себе знать – девушка крепко уснула.

Олег очнулся мгновенно, его будто бы подбросило. Он не раз замечал за собой способность интуитивно предвидеть опасность, а чужой взгляд чувствовал мгновенно. Не раздумывая, быстро напялил подсохшие штаны, обулся, подцепил на пояс ножны, натянул лук. Положив стрелу на тетиву, осторожно пробрался через кусты, сквозь ветви разглядел открытый речной луг. Все было тихо, но он не успокаивался – ведь что-то его пробудило? Олег привык доверять своей интуиции, она уже не раз его выручала. Взглянув на дальнюю опушку леса, понял – не подвела и на этот раз.

Книга из серии:
Пограничная река
Земли Хайтаны
Четвертый год
Это наш дом
Чужих гор пленники
Возвращение к вершинам
Новые земли
С этой книгой читают:
Девятый
Артем Каменистый
$ 2,86
На руинах Мальрока
Артем Каменистый
$ 2,86
Рождение победителя
Артем Каменистый
$ 2,86
Адмирал южных морей
Артем Каменистый
$ 1,82
Сердце для стража
Артем Каменистый
$ 1,82
Рай беспощадный
Артем Каменистый
$ 1,95
Тайны ордена
Артем Каменистый
$ 2,60
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Пограничная река
Пограничная река
Артем Каменистый
4.53
Аудиокнига (1)
Пограничная река
Пограничная река
Артем Каменистый
4.68
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.