Айлика Кремер

Айлика Кремер

Хиты продаж

История Натальи Эйсмонт, пресс-секретаря Лукашенко. Она создала вокруг президента информационный вакуум — и теперь он искренне удивляется протестам
Хакер, который боролся с киберпреступностью и дружил с политиками, но продолжал торговать крадеными банковскими картами. История кардера Алексея Строганова
Вы спрашивали: после рождения ребенка можно разориться? Пришло время ответить
Как бороться с выгоранием? Вызываем скорую помощь и говорим с психотерапевтом
«Не наезжай на меня, когда я наезжаю на детей». Как ссорятся родители
Как отыграться, когда все потеряно. История Марии Конниковой, которая бросила работу ради покера
Учимся продавать. Холодные и тёплые звонки, идеальный скрипт и Катин триумф
Синдром самозванца — проблема или суперсила? Зачем постоянно делать то, чего раньше никогда не делал
Как ловили «ангарского маньяка»
Журналист Иван Голунов выяснил, что понятые в его деле были подставными. В «Тексте недели» он рассказывает, как полицейские создали систему «штатных понятых», и рассуждает о том, как сохранить объективность, когда пишешь о собственном деле.
Кому и зачем нужны Курильские острова
Как в России сажают за наркотики
Будем жить, пока будет тюрьма
Как выглядит полицейское государство будущего. Аудиоверсия репортажа из китайского Синьцзяна
Как силовики внедрились в «Лабораторию Касперского» — и к чему это привело
Как советские власти расстреляли мирную демонстрацию в Новочеркасске
Самая влиятельная женщина в мире. Как Ангела Меркель превратилась в главного политика Европы — и что ей угрожает
Устраиваем шахер-махер со ссылками и берем уроки SEO
Как потратить миллион, расширить аудиторию и побороть пещерные взгляды. Первый выпуск нового сезона!
Караул, нас вызвали в полицию из-за подкаста! Эпизод, в котором мы проводим собственное расследование
Специальный корреспондент «Медузы» Лилия Яппарова в подкасте «Текст недели» рассказывает о сторонниках Максима Марцинкевича, известного по прозвищу Тесак. Что стало с его соратниками после разгрома националистического движения «Реструкт»?
Редактор отдела «Разбор» Денис Дмитриев и руководитель отдела Дмитрий Карцев в подкасте «Текст недели» рассказывают о рассекреченных стенограммах переговоров Владимира Путина и Билла Клинтона. Как изменилась российская внешняя политика за двадцать лет?
В Уктусском пансионате на окраине Екатеринбурга десять лет принудительно стерилизовали женщин, заставляли их делать аборты и отказываться от детей. Как и почему это превратилось в систему? Обсуждаем со спецкором Лилией Яппаровой в подкасте «Текст недели».
«Силовикам проще отправить ребенка в психдиспансер и отчитаться». Ирина Кравцова — о девочке, которую две недели удерживали в больнице из-за подписки на паблик о «Колумбайне»
На Венере пока не нашли жизнь, но нашли вещество, которое может на нее указывать. Что это значит? Объясняют научные журналисты «Медузы»
Жители Башкирии протестуют против добычи известняка на шихане Куштау. И им, похоже, удалось остановить уничтожение горы. Рассказываем, как это получилось
История воздушной гимнастки Дили Абдулаевой. Она весит 120 килограммов и добилась успеха в Европе, хотя в России в нее мало кто верил
«Дали диплом — можешь работать. Но как понять, что в мире давно так не лечат?» Почему в России плохо учат врачей и как сами медики решают эту проблему
Фронтмен карантинных мер. Как Сергей Собянин боролся с коронавирусом в Москве, а в итоге испортил имидж и отношения с Путиным
Народный губернатор. Почему жители Хабаровского края защищают Сергея Фургала, которого арестовали по подозрению в организации убийств
Как служба охраны президента анализирует настроения россиян. И почему Путин принимает решения на основе данных ФСО
Марина Чайка через суд развелась с сыном бывшего генпрокурора. Перед этим она выступила с видеообращением, где заявила об угрозах. Рассказываем, почему это необычная история
Знатоки и тренеры «Что? Где? Когда?» годами домогались подростков. Почему в клубе это игнорировали? Обсуждаем расследование Лилии Яппаровой
«Я могу этому ужаснуться и в тот же день уехать, а они здесь навсегда». Спецкор Ирина Кравцова — о том, чем живет деревня Нижняя Коя, где изнасиловали и убили 12-летнюю девочку
«Это может быть ваша сестра, соседка или мама». Как фотография женщин на уличной акции в Минске стала символом белорусского протеста
Михаил Мишустин фанатично работает над имиджем и читает все публикации о себе (даже в телеграме). Рассказываем, как устроен пиар премьер-министра
В Москве досрочно сняли карантин. Почему это рискованное решение? Нас ждет вторая волна эпидемии?
Власти узнали о катастрофе в Норильске два дня спустя, а меры приняли только после совещания у Путина. Почему об аварии стало известно так поздно?
«Проповеди деморализовали украинских солдат». Какую роль священники РПЦ сыграли в присоединении Крыма
Сторонник «цифрового сталинизма». Что известно о новом главе Роскомнадзора Андрее Липове
Выпить, поговорить — и заработать. История онлайн-собутыльницы Светланы Третьяковой
Развитие эпидемии коронавируса в России прогнозируют не научные институты, а журналисты «Медузы». Говорим о том, как так вышло
Пранкеры срывают уроки, учителя сражаются с новыми технологиями, ноутбуков не хватает. Почему переход российских школ на онлайн-обучение обернулся провалом
В Дагестане не соблюдали самоизоляцию, потому что не верили данным властей — а правда оказалась еще хуже. Что происходит в республике теперь?
«Хотели позитивную повестку к выборам губернатора, а в НАО заполыхало». Как жители Ненецкого округа протестуют против слияния с Архангельской областью
«Даже при отсутствии средств защиты врачи боятся идти к начальству». Как российские медики работают в условиях пандемии
Власть нервничает и не может принимать решения тайком. Как Мосгордума стала самым оппозиционным парламентом в России
Уволить с чистой совестью. Как расстаться с сотрудником, чтобы никому не было больно
«Они берут наши темы!» Как внутренняя конкуренция помогает масштабированию
Я не хочу в сауну с этими людьми! Разбираемся, пора ли нам прыгать в мешках и устраивать прочий тимбилдинг
Нам нужен новый бизнес-план! Когда пора резать косты и с чего начинать
Я хочу shit-сэндвич без серединки! Учимся критиковать друг друга и никого не убить в процессе
Что будет дальше? Как мы будем работать и кто даст нам денег после карантина
«Мало ли что там у Васи!» Выпуск о детской зависти, в котором все всем завидуют (приглашенная звезда — маленькая Соня Цыбульская)
«Погибну смертью храбрых! Стоп, а с кем дети останутся?» Выпуск о коронавирусе и родительской панике
«Не думал, что конец света будет таким!» Родители, дети, карантин. Как все это пережить?
Коська, аф-аф, папа, не-не-не. Что нам пытаются сказать наши дети? И как помочь им наконец заговорить?
«Поющая пони сидит у меня в печенках». Мы все время покупаем детям игрушки! А зачем они вообще нужны?
«Потому что я так сказал!» Как стать авторитетом для собственного ребенка? А может, не надо?
«Хочу. Хочу! ХОЧУ!» Дети все время просят что-то купить. Как объяснить им, что пора остановиться? (Спойлер: мы сами не знаем!)
Упадет, расшибется или поранится. Мы все время боимся за своих детей. Стоп, а может, зря?
Незаслуженное преимущество и первый в жизни бизнес-план
Зачем вы дали нам денег? Вываливаем тревогу на инвестора
Как мы будем разводиться? Корпоративная психотерапия
Как победить бардак? Налаживаем рабочие процессы
Эффект Конкорда. Как понять, что проект пора закрывать
Нужна ли нам миссия? Разбираемся, кто мы и зачем
Как стартап меняет семью? Последний выпуск сезона
Как избавиться от хаоса в бумагах, снизить налоги и добыть кэш? Разбираемся с бухгалтерией
Что делать со всеми этими людьми? Как находить сотрудников и сколько им платить
Зайдет ли на русском рынке то, что зашло в Америке? Как адаптировать успешный бизнес
Клиент пытается все испортить! Как мы ходили на компромисс, но не дошли
Сделали хороший продукт, но об этом никто не знает. Как привлечь аудиторию?
16 сентября мы запускаем подкаст — о том, как создаем студию подкастов «Либо\/Либо»
«Кажется, они не дышат!» Да, отцы тоже постоянно переживают из-за детей
Когда путешествия с детьми бесят. Репортаж из безумной поездки
«Стол сам себя не уберет». Как делить домашние обязанности
«Нужна взрослая женщина!» Какой няне можно доверить своего ребенка
Мэр с хэштегом на Pikabu. История первой женщины — главы Якутска
По каким правилам живут воры в законе?
Как «маньячная группа» из Иркутской области 15 лет ловила серийных убийц
«Все так делали, но это ненормально». Как работала офшорная империя «Тройки-Диалог»
Умел чувствовать настроение президента. Кем был и кем стал Валентин Юмашев
Битва двух популизмов. Профсоюз Навального против «майских указов» Путина
Как в России преследуют левых активистов, выбивая признания под пытками
Как Париж переживает пожар в Нотр-Даме
12 марта мы запускаем новый подкаст – о детях и о том, как их воспитывать
«У меня крышечку снесло, я позлюсь сейчас немного». Как справиться с раздражением на детей
«Я плохой отец, мои дети все время в экранах». Нужно ли ограждать себя и детей от гаджетов
«А ваш пошел уже?» Отцы соревнуются с другими родителями, дети с детьми — а в конце появляется Ди Каприо
«Почему кабачок?!» Как не сойти с ума, выбирая детскую еду
«Девочек бить нельзя, но и мальчиков не надо». Как бороться со стереотипами
«Я бы хотел быть похожим на такого папу!» Что читать детям, и как отцы из книг влияют на родителей
«По-настоящему тебя пробивает, когда ребенок звонит со словами: „Я больше без тебя уже не могу“». Выпуск о разлуке
«Может, он у вас есть хочет? Может, он у вас спать хочет?» Как ходить с детьми везде и (не) беситься
«Если тебе что-то не нравится, это не значит, что ты лох». Учимся воспитывать у детей собственный вкус, а не навязывать свой
«Господи, да отвали уже!» Как мы достаем детей инстаграмом — и как вообще себя вести в социальных сетях
«Каждому — по лопате». Что мы знаем об Александре Беглове, который собрался в губернаторы Петербурга
Пацанский подход. Как Зеленский стал президентом Украины — и что будет дальше
«Пап, а тебя тоже могут посадить в тюрьму?» Как говорить с детьми о несправедливости и протестах
«Меня буллили, и я буллил». Как говорить с детьми о травле, с которой мы тоже сталкивались в детстве
Кому нужны «друзья на час» и много ли от них пользы?
Как сейчас живут люди, пережившие Спитакское землетрясение
Мечта об «арийском братстве». Как русские националисты объединяются в тюрьмах
«Не ухожу из дома, чтобы не оставлять маму одну». Истории детей, которым приходится опекать родителей
Вторая после Путина. Обсуждаем феномен Ольги Бузовой (разумеется, с песнями)
Билет на войну. Что привело Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко в ЦАР
«Это ваша жизнь, ваш фильм — играйте главную роль!» Последний выпуск второго сезона
Третий человек в государстве. Как судья Валерий Зорькин изменил судьбу России — и изменился сам
История про школу, где все еще принимают в октябрята и пионеры
25 лет насилия. Расследование Даниила Туровского
Как узнать, сколько стоят «фужеры» Собянина? Расследования «Медузы» изнутри
Кто такой Филипп Лис?
Интервью Юлии Самойловой, которая представит Россию на «Евровидении»
Родом ниоткуда. История человека, забывшего, кто он такой
Наталья Поклонская. От Евпатории до Госдумы
Херес для Путина. Что случилось с «Массандрой» после присоединения Крыма
Как врачи, Церковь и фонд Владимира Якунина борются с абортами
Как живет российский двойник Ди Каприо спустя год после окончания реалити-шоу с его участием
Китайские туристы захватывают Байкал
История Мопса. Унижение за деньги в ютьюбе
Дело «чистильщиков»
Долгая дорога к Илону Маску
Как создавался «Матч ТВ»
Жизнь в интернате. Репортаж о людях, запертых в ПНИ
Как мы нашли стихи Бастрыкина
Delete my life 05.09.17
Саакашвили прорывается через границу
Возможен ли православный терроризм?
Чем занимается патриотическое движение для школьников «Юнармия»
Что делают на Кипре сто тысяч русских?
Как в Башкирии и Татарстане переживали послевоенный голод
Жителя Владивостока посадили за убийство, которого, возможно, не было. Его история
Как Вячеслав Дацик стал нацистом, расистом и борцом с проституцией
Разговор с «ангарским маньяком». Часть первая
Разговор с «ангарским маньяком». Часть вторая
Как бывший глава оборонного концерна строит космическое королевство
Кто такая Клара Будиловская?
«Минск-Пассажирский». Как в Белоруссии казнят преступников
Что такое «ненастоящие изнасилования»?
Как Павел Грудинин стал «кандидатом от народа»
Насиловали, били, грозили утопить в проруби. Что рассказали дети из интерната под Челябинском
Стройка ценой в десятки тысяч жизней. Как получилось, что Беломорканал теперь никому не нужен
Турчак против Володина. Кто контролирует «Единую Россию»
Копать или бухать. Как живет поселок в Забайкалье, стоящий на заброшенных золотых шахтах
Не совсем хэппи-энд. История перепутанных в роддоме девочек, которые встретились 30 лет спустя
Царь, бог и хозяин. За что судят начальника колонии, где сидели Дадин и Ходорковский
Долгий путь домой. Как живут в Германии миллионы русских немцев
Сигнал из космоса. Как астрофизики ищут внеземные цивилизации (и что находят)
Как говорить о травле с бывшими одноклассниками? Теми самыми, которые над тобой издевались
Как Глеб Павловский придумал современную власть
В Косово все очень плохо? А у сербов в Косово — еще хуже?
Как российские спецслужбы управляют хакерами-патриотами
Как советское вторжение 1968 года навсегда изменило Чехию и Словакию
Старинный недруг Путина и Трампа. Кем был сенатор Джон Маккейн для России и Америки
Против геев, электричества и здравого смысла. Что за человек Герман Стерлигов?
Обязательно захватите паспорт! Как москвичам навязывают кредиты на лечение несуществующих заболеваний
История Александра Гукова — альпиниста, застрявшего на высоте 6145 метров и чудом спасшегося
Сильная женщина или воплощение всего худшего в российской власти? История Марии Захаровой
Ненужный замок. История готического особняка в Иваново
Люди с инвалидностью хотят секса. Но до этого никому нет дела
«Я лучше знаю, что лучше для тебя»
«Это нормально или надо комплексовать?»
«Сделал хорошо, подумал плохо». Как быть с чувством вины?
«Изменил — молчи!» Когда не нужно говорить правду
«Он тебе не друг». Суровый зимний выпуск
«Не играй со своей сексуальностью». Назидательный выпуск
«Не связывайтесь с идиотами и ксенофобами». Почему правда сильнее предубеждений
«Дайте человеку скатиться в бездну!» Наконец-то выпуск с правильными ответами
«Если вы мне уступите, вас что, порвет?» Выпуск с переходом на личности
«Что бы вы ни выбрали — у вас большие проблемы». Безальтернативный выпуск
«Вступая в дружный коллектив, будьте готовы, что вас проклянут». Жесткий выпуск
«Самая большая фигня происходит, когда вы начинаете кого-то спасать». Боремся с чувством вины
«Имей столько возлюбленных, сколько ты готов потянуть». Максимально толерантный выпуск
«Да кто ты такая, чтобы давать советы!» Последний выпуск первого сезона
«Когда ты влюблена, ты потрошишь человека». Называем вещи (и людей) своими именами
«Страшно передать власть над собой другому». Осмотрительный выпуск
«Немножечко насилия над собой иногда не вредит». Внезапно серьезный выпуск
«Нельзя просто взять и выпилиться из семьи». Матримониальный выпуск
«Если вы не заявите о своих правах, никто не будет их соблюдать!» Прогрессивный выпуск
«Млеть перед начальником — не преступление». Побудительный выпуск
«Где мои туфли, Давид?» Почему не все обещания нужно выполнять
«Незачем пилить опилки!» Расстаемся с сомнениями и терзаниями
«Я жертва или нет?» Почему не всегда стоит разбираться с обидчиком
«Только с тобой я настоящий!» Мифы, которые люди друг другу впаривают
«Некоторых женщин мы всю жизнь продолжаем считать своими». Обсуждаем мужской (?) взгляд на вещи
«Это ваша жизнь, ваш фильм — играйте главную роль!» Последний выпуск второго сезона
Хозяйка города
Как живет первый президент СССР. Михаил Горбачев — о Ельцине, Путине и предложениях застрелиться
Как в России работают с «трудными» подростками. И что они сами об этом говорят
Смотрящие, стремящиеся, опущенные. Как школьники увлекаются «АУЕ» и что с ними потом происходит
Что в голове у педофилов? И можно ли их лечить
Как советский хирург решился на первую в истории операцию по смене пола
Разговоры о смерти ради лучшей жизни. Как в России работают Death Cafe
История отсутствия провалов. Кто такой Олег Кожемяко и что происходит с губернаторами в России?
Одна судьба на двоих. История двух приятелей: один совершил убийство, а другой отправился в тюрьму
«Правда всегда страшнее, чем то, что мы знаем». Как жить после пожара в Кемерово
«Он просто на вас не запал». Истории про воображаемых друзей и партнеров
«Все решения ошибочны. И в этом тоже есть логика!» Выходим из отпуска
«Немножко психопата есть в каждом из нас». Отвечаем на агрессию и сексизм
«Ничто так не объединяет, как возможность вместе кого-то обосрать». Сочетаем психотерапевтический подход и добродетель
«Смотрю, а там две полоски». Что происходит с будущими отцами, когда они понимают, что назад дороги нет
Специальный корреспондент «Медузы» Светлана Рейтер в подкасте «Текст недели» рассказывает о том, как она стала добровольцем в исследования российской вакцины от коронавируса.
Специальный выпуск: делим деньги и славу. Лика, Катя и Андрей приходят на партнёрскую сессию
Ситуативный маркетинг или пивот. Как мы вертимся, чтобы не упасть в кризис
«Представьте, что вы Робинзон Крузо. Так вот: корабль не придет». Выпуск без иллюзий
Нас взломали! Пытаемся вернуть себе украденное и изучаем цифровую грамотность
Руководитель отдела расследований «Медузы» Алексей Ковалев в подкасте «Текст недели» рассказывает, откуда взялось «Досье Стила» о связях Дональда Трампа с российскими властями и почему этот документ, по-видимому, оказался выдумкой.
«Репутация дороже рекламных контрактов». Журналистка Катерина Гордеева о своем интервью с Региной Тодоренко — о скандале, травле и домашнем насилии
Коронаскептики от церкви. Почему не все епархии РПЦ закрывают храмы, несмотря на пандемию и призыв патриарха
Как заставить всех работать? Учимся делегировать и контролировать своё время
Я первая это придумала! Почему идеи ничего не стоят
Удалёнка и карантин. Как работать, когда ничего не работает
«Скоро выйдет че-ло-век». Зачем отцу идти на роды (или лучше не ходить?)
«Ожидание: вау-вау-вау, реальность: вуф-вуф-вуф». Как домашние животные помогают воспитывать детей
«Включаем свет — вся подушка в крови». Самые страшные истории из жизни с детьми
«Такой страшный сон, что я не буду рассказывать». Как уложить ребенка — и не превратиться в зомби
Как на самом деле живет Тася из псковской деревни Томсино
Как работают российские политтехнологи: деньги, доступ и снова деньги
Уважаемые и достойные люди. История сексуального насилия в петербургском детдоме
Чеченцы в Берлине: угрозы смертью за выбор «неверного пути»
Космодром на чемоданах
Зачем подростки снимают порно?
Как живут добровольные ампутанты
Тотальная путинизация: Как в Польше борются против коммунизма, мигрантов и свободы СМИ
Зачем был создан мессенджер TamTam? И почему он не взлетел — даже на фоне блокировки Telegram
Чечня как утрированная Россия. Современная история республики через судьбу одного человека
РПЦ может забрать себе почти любое историческое здание. Кроме этого храма в Брянской области
«Мне не дорог твой подарок, дорога твоя любовь». Новогодний выпуск
«Дело не в тебе, дело во мне»
«Не нужна мне твоя правда». Всегда ли стоит идти на принцип?
«У каждого должен быть неслучившийся роман». Судьбоносный выпуск
«А некоторым мои лишние килограммы нравятся! И я даже знаю кому»
«Разговоры о сексе — это как инстаграм». Выпуск без фильтров
«Съемочная группа вышла, чтобы нас не смущать». Выпуск, записанный в баре
«Непрошеные советы — беда человечества». Самокритичный выпуск
«Влюбился, выдумал себе друга, а тот вообще не в курсе». Провожаем лето
Кто и зачем в России рассказывает людям, что ВИЧ-инфекции не существует
Как американец оказался в советской тюрьме за героин, а потом написал про это книгу
«Стучать или списывать?» Как выбрать тактику на все случаи жизни

Все книги автора

По дате
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.