Равновесие страхаТекст

Оценить книгу
3,8
36
Оценить книгу
4,0
3
3
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
210страниц
2012год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Раз мы ненавидим что-либо, значит, принимаем это близко к сердцу.

Мишель Монтень


Быть очень несчастным совсем легко, а очень счастливым не только трудно, но и совершенно невозможно.

Артур Шопенгауэр


– Это когда-нибудь обязательно произойдет, – точно зверек между мебелью, загромождавшей огромную, как сарай, комнату, прошмыгнул по-прежнему хрипловатый, но теперь слегка оживленный юмором голос старика. – Это произойдет, когда марсиане нападут на Землю. Тогда люди наконец начнут договариваться между собой и, возможно, станут друзьями и единомышленниками, даже будет заключен союз между племенами и все страны наконец поймут бессмысленность резни... Но все это возможно только в том случае, если начнется война с марсианами. При этом не исключено, что в течение нескольких часов после этого наша планета будет просто уничтожена.

И старик засмеялся тоненьким голоском, захлебываясь, как больной ребенок.

Кэндзабуро Оэ. Неделя почитания старости

Глава первая

Он приехал на работу немного позже обычного. Остановился перед воротами автомобиль и, подождав, пока их откроют, привычно въехал во двор. Роман Эдуардович Хаусман оглянулся. По нормам безопасности, он обязан был находиться в своей бронированной машине, ожидая, когда ворота закроются. Он никогда не торопился, понимая, что подобные меры принимаются для его собственной безопасности. Ворота медленно закрылись. У ворот застыл один из его охранников. Еще один охранник вышел из здания компании. Личный телохранитель Романа Эдуардовича, Степан, выскочил из машины и открыл ему дверь. Только тогда Хаусман наконец позволил себе выйти из «Мерседеса» и войти в здание компании. Степан сопровождал его до лифта и дальше до верхнего этажа, где и находился кабинет Хаусмана. Вдвоем они вышли из кабины лифта. На этаже никого не было. О приезде Романа Эдуардовича заранее предупреждали сотрудников верхнего этажа. У входа в приемную его ждал помощник. В приемной, поздоровавшись со своим секретарем, которая привычно поднялась при его появлении, Хаусман прошел в свой кабинет. Остальные остались в приемной. Никто не смел без разрешения Романа Эдуардовича входить в его кабинет. За кабинетом была небольшая комната – личные покои президента компании. Он прошел туда, повесил свой плащ, открыл холодильник, вытащил небольшую бутылку минеральной воды и залпом выпил ее. Затем посмотрел на себя в зеркало, поправил галстук и, вернувшись в кабинет, уселся в кресло.

Хаусману недавно исполнилось пятьдесят лет. Он был чуть выше среднего роста, с рыжеватыми волосами, темными глазами и жесткой щеточкой темно-каштановых усов. По версии «Форбса» он входил в первую сотню самых богатых людей России, свой основной капитал Роман Эдуардович сделал еще в девяностые годы, когда так легко можно было получить и потерять практически все, включая собственную семью, состояние и жизнь.

Он был потомком тех поволжских немцев, которые появились в России еще в восемнадцатом веке. Оттуда в начале сороковых их переселили в Казахстан. Его дед во время войны служил переводчиком, а отец стал руководителем колхоза, который неизменно получал лучшие урожаи даже в тяжелых условиях Северного Казахстана. Роман приехал покорять Москву еще в конце семидесятых. Он поступил в политехнический, что было сделать нетрудно, учитывая его золотую медаль, полученную в школе. Еще будучи студентом он женился на дочери профессора. У них родилась дочь Анна. Но семейная жизнь не сложилась из-за плохого материального положения. Хаусман изо всех сил пытался поправить его и даже разгружал по ночам вагоны, но этого приработка и двух студенческих стипендий все равно на жизнь не хватало. Молодой жене такое существование довольно быстро надоело, и она вернулась к своему отцу, прихватив девочку с собой. Это нанесло молодому Хаусману тяжелую травму на всю жизнь. Еще тогда он твердо решил, что станет одним из самых обеспеченных людей в стране. И вот несколько лет спустя в начале перестройки Роман Хаусман открыл первый кооператив, затем у него появились магазины, а после девяносто первого года он создал крупнейшую в стране страховую компанию и стал миллионером. Ему очень повезло: во время августовского дефолта девяносто восьмого года работал он с одним из тех российских банков, руководство которого успело подготовиться к возможному дефолту. Успел подготовиться и сам Роман Эдуардович, – он перевел свои основные активы в доллары, и, когда грянул дефолт, его состояние автоматически увеличилось в четыре раза, настолько подешевел российский рубль.

Именно тогда он начал скупать акции нефтяных компаний, превращаясь в мультимиллионера. Его официальная биография была на сайте компании. Вторая жена Хаусмана была невероятно красивой женщиной, – она даже получила одно из призовых мест на Всероссийском конкурсе красоты. Но, как часто бывает в жизни, очень красивая и привлекательная женщина оказалась пустышкой. Более того, абсолютно не готовой к семейной жизни. Она еще оказалась и полной дурой. Довольно быстро Роман Эдуардович разочаровался в своей глупой красавице и развелся со своей второй супругой.

Затем в течение десяти лет он был холостяком и наконец встретил свою нынешнюю супругу – Ирину. Она в то время только развелась со своим мужем и носила его фамилию Петрозашвили. В этой грузинской фамилии было нечто родное и чужеродное одновременно. Она была красивой и стильной женщиной. Ей было под тридцать, ему почти сорок пять. Разница в шестнадцать лет не казалось такой большой. У Ирины уже был сын, который учился в Швейцарии. Роман Эдуардович позволил себе увлечься этой женщиной. Вскоре они поженились. За эти пять лет она возглавила его благотворительный фонд, появлялась на нужных приемах и общалась с нужными людьми. Она была выдержанным, тактичным, умным человеком, умеющим скрывать свои эмоции, охотно следовала советам мужа, обеспечивая ему комфортное существование. Когда в прошлом месяце она случайно появилась в кабинете супруга, то неожиданно застала там его помощника, который под присмотром самого босса занимался сексом с бывшим секретарем Хаусмана Ларисой. Роман Эдуардович сидел в стороне и с удовольствием наблюдал за этим зрелищем. Ирина не устроила скандала, не стала ничего расспрашивать или требовать. Она только заметила, что Лариса очень натужно и бездарно изображает страсть. И посоветовала мужу уволить молодую женщину, которая так неискренне себя ведет.

Хаусман был уверен, что супруга обидится, но за прошедшее время она ни разу не напомнила об этом инциденте. Она даже пускала его в свою спальню, делая вид, что ничего не произошло. Роман Эдуардович оценил ее благородство и послал ей новые серьги с сапфирами изумительной работы. И уже через неделю уволил Ларису, заменив ее новым секретарем, которая уже не выполняла подобные упражнения в его кабинете. Новый секретарь – Лидия, была долговязая девица с вытянутым носом и продолговатым лицом. Правда, фигура у нее была очень ладно скроенная, она раньше занималась волейболом, но Роман Эдуардович дал себе слово больше не устраивать подобных эротических шоу в своем кабинете.

Хаусман нажал кнопку и приказал Лидии принести ему сегодняшнюю почту. По привычке он уточнил:

– Меня спрашивали?

– Да, – ответила Лидия, – два раза звонил Благов Корней Станиславович. Просил передать вам, что он будет ждать вашего звонка.

– Корней Станиславович? – переспросил Хаусман. – Странно. Он знает мой мобильный телефон. Почему не позвонит на него?

– Не знаю. Вас соединить?

– Да, прямо сейчас, – разрешил Роман Эдуардович. – И не входи, пока я буду с ним разговаривать. Хотя нет, не нужно ему звонить из офиса. Я сам ему позвоню.

Он поднялся, прошел в комнату отдыха, взял из стола один из нескольких телефонов, которые он активировал в необходимых случаях. И позвонил своему знакомому Благову. Тот работал в юридической фирме, обычно представляющей интересы страховой компании Хаусмана.

– Что случилось? – недовольно спросил Роман Эдуардович, даже не поздоровавшись. – К чему такая срочность? И почему ты не звонишь на мой мобильный?

– Вы ведь знаете, Роман Эдуардович, что я стараюсь не беспокоить вас лишний раз, – раздался извиняющийся голос Корнея Станиславовича, – но на этот раз мне было важно с вами переговорить и поэтому я осмелился побеспокоить вашего секретаря...

– Хватит! – прервал его Хаусман, чуть поморщившись. – Скажи, что за дело у тебя, и давай быстрее закончим наш разговор.

– Я бы хотел с вами встретиться, – сообщил Благов.

– Это так срочно?

– Полагаю, что это важно, – пояснил Корней Станиславович.

Хаусман помрачнел. Он понял, что произошло нечто необычное, без особой причины Благов никогда бы не посмел звонить первым и настаивать на встрече.

– Хорошо, – согласился Роман Эдуардович. – Когда ты сможешь ко мне приехать?

– Я сижу в машине у здания вашей компании и жду, когда вы меня позовете, – сообщил Благов.

Это было уже совсем необычно. Значит, действительно случилось нечто из ряда вон выходящее.

– Поднимайся ко мне, – разрешил Хаусман. – Я предупрежу, чтобы тебя пропустили.

Он перезвонил Лидии, чтобы она сообщила охране о новом визитере. Поднялся и подошел к окну. Отсюда открывался превосходный вид на центр города. Хаусман долго стоял, глядя в окно, наконец Лидия доложила ему, что пришел Корней Станиславович.

– Пусть войдет, – разрешил Роман Эдуардович, возвращаясь на свое место.

В кабинет осторожно вошел Благов. Редкие волосы на покатом черепе, неприятная улыбка. Хаусман нахмурился. Он не любил своего гостя. Тот работал под руководством Осипа Исааковича Грауберга, которому было уже под восемьдесят, но он сохранял удивительную ясность мысли и лично выступал на самых важных процессах в арбитражных спорах страховой компании Хаусмана, которые случались все чаще и чаще. Грауберг был отличным специалистом, настоящим адвокатом от бога, какими были в Москве не менее известные адвокаты Падва, Резник или Гальперин. А вот Благов, работающий у него, был типичным помощником, словно созданным для того, чтобы собирать нужные доказательства, систематизировать факты, проверять все обстоятельства, терпеливо работать с документами. Он не мог быть таким убедительным в аргументации своей позиции, как Грауберг, но он умел находить эти нужные аргументы для своего шефа. Благов часто выполнял различные деликатные поручения Хаусмана. И поэтому Роман Эдуардович был так удивлен, когда Благов не стал звонить ему на мобильный, а решил связаться через секретаря. Но уже через несколько минут он узнал, почему именно так повел себя этот «стряпчий», как его мысленно обычно называл сам Хаусман.

 

– Да входите же, Благов, – разрешил он, увидев как тот мнется на пороге.

Все костюмы, даже довольно дорогие, сидели на Благове будто с чужого плеча. У него были длинные конечности, и поэтому пиджаки и брюки казались коротковатыми и широковатыми. Благов прошел в кабинет и осторожно присел на краешек стула у большого стола.

– Итак, – холодно сказал Хаусман, подходя к столу с другой стороны, – готов тебя слушать.

– Дело в том, что с вами хочет встретиться господин Ваганов, – испуганно сообщил Благов. – И мне было поручено передать вам это предложение.

Хаусман все сразу понял. Он хорошо знал, кто такой Оскар Ваганов, или Бразилец, как его называли обычно в преступном мире Москвы. Один из самых известных и безжалостных криминальных авторитетов, своеобразный «Каппо ди тутти капи», глава всех кланов преступного мира, один из тех, чье слово было решающим даже в спорах между ворами в законе.

– Что ему нужно? – мрачно поинтересовался Роман Эдуардович.

– Он хочет встретиться, – повторил Благов, – нам позвонили и сообщили, что у него есть важное дело.

– Когда?

– Сегодня. В ресторане «Принцесса Турандот» на Тверском бульваре. Там вас будут ждать.

– Другого места не нашел? – поморщился хозяин кабинета.

– Мне передали именно так, – ответил Благов.

– Почему я должен ему верить? Он известный в городе бандит, – холодно поинтересовался Хаусман, – и почему вообще я должен с ним встречаться?

Благов испуганно оглянулся, будто слова хозяина кабинета могли услышать и передать Бразильцу.

– Что ему нужно? – во второй раз спросил Роман Эдуардович. – Тебе сказали что-нибудь конкретное?

– Нет. Но он будет сегодня ждать вас в этом ресторане. В два часа дня.

– И ты побоялся сам позвонить ко мне и сообщить об этой встрече, – понял Хаусман, – решил, что могут зафиксировать твой разговор со мной об этом Бразильце. И еще испугался, что я могу разозлиться и отказаться встречаться с этим преступником. Все правильно?

Благов судорожно кивнул.

– Осип Исаакович знает о нашей возможной встрече? – поинтересовался хозяин кабинета.

– Нет, – ответил Корней, – конечно, не знает. И никто, кроме меня, больше не знает.

– Тогда получается, что я должен довериться тебе и этому бандиту? – сказал Роман Эдуардович, усаживаясь на стул напротив гостя.

– Он просил о встрече, – напомнил Благов. – Мне показалось, что вы должны об этом знать.

Хаусман молчал. С одной стороны, это очень неприятно, что кто-то может узнать о его встрече с таким известным преступником. Хотя с другой стороны, они давно знакомы. Уже почти двадцать лет. Но Роман Эдуардович всегда старался об этом не вспоминать. А сейчас совсем другое положение. Он респектабельный мультимиллионер из списка наиболее богатых людей страны, один из столпов общества, награжденный орденом «За заслуги перед Отечеством» четвертой степени в день своего пятидесятилетнего юбилея, основатель крупного благотворительного фонда. Он бывает на дипломатических приемах в иностранных посольствах, дружит с членами правительства и депутатами Государственной думы. И теперь он должен отправляться в известный ресторан, чтобы встретиться там с бандитом, о котором знает вся Москва. Но не встречаться опасно. Очень опасно. Ваганов может вспомнить историю их знакомства в уже далекие девяностые. И вообще может обидеться. И даже оскорбиться. Иметь в числе врагов такого криминального авторитета очень накладно. И Ваганов не стал бы требовать срочной встречи по пустякам. Это тоже нужно понимать. Он посмотрел на Благова.

– Я приеду туда, – твердо проговорил Хаусман. – Можешь передать, что в два часа дня я буду в этом ресторане.

Он не стал добавлять, что об их встрече не должен никто знать. Благов слишком трусливый и осторожный человек, чтобы этого не понимать. Он будет опасаться мести криминального авторитета и гнева такого человека, как Хаусман. А сам Ваганов наверняка понимает, что их встреча не должна афишироваться, и поэтому примет меры к тому, чтобы их переговоры прошли незамеченными. Хотя все равно он напрасно назначил встречу в таком известном месте.

Без десяти два бронированный «Мерседес» Романа Хаусмана подъехал к зданию ресторана. В автомобиле находились двое телохранителей и водитель, не считая самого хозяина. За машиной следовал еще один «Мерседес»-внедорожник с четырьмя вооруженными охранниками. Едва они подъехали к ресторану, как к ним шагнул какой-то неприметный мужчина с незапоминающимся лицом.

– Встречу перенесли, – сказал он, наклоняясь к автомобилю, – она состоится в другом месте.

Телохранитель быстро обернулся к хозяину, чтобы посмотреть на его реакцию. Но, к его удивлению, тот спокойно кивнул, словно ожидая именно такого сообщения.

– Узнай, куда нам ехать, – приказал он своему охраннику.

Тот уточнил адрес, и оба автомобиля отъехали от ресторана. Место встречи оказалось совсем близко. Они были на месте уже через десять минут. Оба автомобиля въехали во двор. Там на скамейке сидел дворник-таджик, который поднялся при их появлении и молча указал на дверь. «Второй этаж», – сказал он только два слова. Охранники высыпали из машины и подбежали к подъезду. Дверь была приоткрыта. В сопровождении нескольких телохранителей Хаусман вошел в подъезд. Они поднялись на второй этаж. У дверей слева стоял еще один неизвестный мужчина. Он молча посторонился, пропуская в комнату чужих, чтобы они могли проверить квартиру. Двое телохранителей вошли, чтобы осмотреть помещения, прежде чем туда войдет их босс. В трехкомнатной квартире они увидели только одного человека, сидевшего за столом. Ему было лет сорок или сорок пять. У него была темная кожа – такими обычно бывают метисы или люди, имеющие среди родственников представителей других этносов. Он спокойно посмотрел на вошедших, ничего не сказав. Оба телохранителя вышли, и только затем в комнату ступил Роман Эдуардович. Кивком он отправил своих телохранителей за дверь и присел на стул перед этим темнокожим человеком.

– Здравствуй, Роман! – неожиданно сказал тот. – Сколько лет мы с тобой не виделись.

– Здравствуй, Оскар, – ответил Хаусман, – я помню. Уже лет двадцать. Не меньше...

Глава вторая

Они познакомились три месяца назад. Супруга Романа Эдуардовича приехала на прием в московском отеле «Ритц-Карлтон» в сопровождении своего телохранителя и водителя. Разумеется, на приеме их с ней не было. И когда она прошла в туалет, Роберт Туманов пошел следом за ней. Это было не только неожиданно с его стороны, но и явилось возмутительной наглостью, которой она от него не ожидала. Уже гораздо позже она узнает, что Туманов был известным человеком не только в Москве и даже в России. Ирина с изумлением и испугом узнает, что этот нахальный и отважный тип, который ей так понравился, является одним из крупнейших преступных авторитетов в странах Содружества. Но прервать свою связь с ним она уже не могла. И не хотела.

Сначала они встречались в разных отелях, но Ирине было сложно появляться в этих местах, так как ее повсюду сопровождали водитель и телохранитель. А с недавних пор, когда ее муж узнал о том, что какие-то неизвестные люди следят за ее машиной, было решено, что за ними будет следовать еще и автомобиль прикрытия с двумя дополнительными телохранителями. Ускользнуть от такой охраны было немыслимо, а каждый раз появляться в дорогих отелях глупо. Нужно было каждый раз придумывать убедительные причины для своего появления в них. И тогда Туманов предложил свой фитнес-центр на Покровке, который посещали только женщины и куда вход мужчинам был запрещен. Они уже встречались здесь несколько раз и сегодня встретились снова.

Она прошла в свою комнату, привычно разделась и легла на кушетку. Появилась массажистка-китаянка, которая делала легкий расслабляющий массаж, затем она незаметно исчезла, и почти сразу Ирина почувствовала на своем теле прикосновение его пальцев. Она уже научилась узнавать его пальцы. Сильные и гибкие одновременно, они доставляли массу удовольствия, готовя ее к любовной игре. Ирина застонала, поворачиваясь на спину. Поцелуй был долгим... Потом они долго приходили в себя, пытаясь отдышаться.

Роберту Туманову было чуть больше сорока лет. Среднего роста, с серыми запоминающимися глазами, волевым красивым лицом, темными волосами, он был похож на зарубежных актеров. Прекрасно владеющий английским и французским языками, обладающий безупречным вкусом, всегда элегантно одетый, он производил неизгладимое впечатление на женщин, которое усиливалось загадочностью его натуры и профессии. Многие знали, что его кличка Отшельник хорошо известна в преступном мире.

Ирине шел тридцать четвертый год. Она уже пять лет была замужем за Романом Хаусманом, который был ее вторым мужем. Приехав в Москву семнадцатилетней девочкой в девяносто пятом году, она не прошла по конкурсу в институт и могла погибнуть, спиться, сгинуть, оказаться на панели, будучи абсолютно одной в этом огромном и беспощадном городе. Тем более в середине девяностых, когда обычное выживание среднестатистического человека было проблемным. Конечно, ей пришлось пройти через много унижений и обид. Но тяготы только закалили ее характер. Отец ее сына, который взял Ирину Станцеву на содержание, довольно быстро был убит. Ей снова довольно быстро повезло – появился первый муж Михаил Петрозашвили, который согласился жениться на молодой женщине с маленьким ребенком.

Муж был внимательным и заботливым, но слишком много работал и не всегда уделял должного внимания молодой и красивой женщине. Они прожили несколько лет и развелись, при этом Петрозашвили проявил благородство: оставил квартиру, дачу и машину своей бывшей супруге. Она сдавала квартиру в центре города, а сама переселилась на дачу. И через некоторое время встретила одного из самых завидных женихов Москвы – разведенного мультимиллионера Романа Хаусмана. Очень быстро он потерял голову и сделал молодой женщине предложение.

Чуть вздернутый носик, прекрасные голубые глаза, миловидное лицо, каштановые волосы – она была по-настоящему красивой. Ирина знала о своей красоте, о том, что нравится мужчинам, но если бы кто-то сказал ей заранее, что она согласится встречаться с неизвестным мужчиной, – она бы в это никогда не поверила.

Ей нравилась обеспеченная жизнь с Романом Хаусманом, ее положение очень богатой женщины при обеспеченном муже. Нравилось быть повсюду в центре внимания, возглавлять благотворительный фонд своего мужа, ездить в представительском «БМВ» с телохранителем и водителем, часто вылетать к сыну, учившемуся в Швейцарии. И она не собиралась менять свою жизнь ради какого-то увлечения. Ирина вообще относилась к мужчинам с легким презрением, – у нее был печальный опыт общения с представителями сильного пола. Но Туманов оказался не таким. Впервые в жизни она столкнулась с человеком, который сначала ее заинтересовал, потом заинтриговал, а затем она почувствовала, что просто любит его. Ирина уже физически не могла обходиться без этих повторяющихся встреч, без его настойчивых пальцев, так умело ласкающих ее тело, без его ироничного взгляда, без запаха его сандалового парфюма, без этой безумной страсти, которая только нарастала с каждой встречей.

Сейчас, лежа рядом с Тумановым, она чувствовала, как истома разливается по всему ее телу. Ирина взглянула на лежавшего рядом мужчину. Дотронулась до глубокого шрама на его плече. Замерла.

– Давно хотела у тебя спросить, – сказала она, – откуда такие шрамы на твоем теле?

– В меня стреляли, – спокойно пояснил Роберт, поворачиваясь к молодой женщине. – Попали два раза. В плечо и в бедро. Но, как видишь, я выжил.

– Вижу. – Она убрала руку. – Когда это было?

– Давно. Несколько лет назад.

– И может повториться? – спросила Ирина с запинкой.

– Вполне, – ответил Туманов, – в любой день и час. Даже сейчас и здесь. Я уже привык жить с ощущением этой опасности. Стараюсь об этом не думать.

 

– Интересно. А как быть мне?

– Ты тоже об этом не думай, – посоветовал он, – так будет легче.

– И ты считаешь, что я могу об этом не думать? Недавно в «Коммерсанте» появилась твоя фотография. И сообщение о том, что в Таллине убиты несколько контрабандистов. Убитых считают твоими людьми.

– Это неправда.

– Но ты ездил в Таллин?

– Ездил. Но это были не мои люди. Журналисты написали об этом не разобравшись. Это были люди моего конкурента.

– Какого конкурента?

– Зачем тебе это нужно знать?

– Я хочу знать все, что связано с тобой, – сказала Ирина. – Твой конкурент Бразилец?

Роберт улыбнулся. У него были такие красивые белые зубы. Как у голливудских актеров.

– Откуда ты знаешь про Бразильца? – поинтересовался Туманов.

– В этой же статье было написано, что у вас жестокое противостояние и, наверно, его люди подставили твоих, сдав их полиции.

– На самом деле все наоборот. Это мои люди подставили боевиков Бразильца, – пояснил Туманов, – и поэтому они погибли.

– В следующий раз они могут подставить тебя, – настойчиво произнесла Ирина.

– Могут, – согласился Роберт, – но ты все равно не беспокойся. Я неуязвим. Обещаю, что со мной ничего плохого не может случиться.

Она снова дотронулась до шрама на его плече.

– Ничего? – с явным сомнением переспросила Ирина.

– Ничего, – подтвердил Туманов, улыбаясь и целуя молодую женщину в лоб. – Свою порцию ранений и неприятностей я уже сполна получил. На одного человека даже слишком много. Поэтому я уверен, что ничего плохого больше со мной произойти не может.

Ирина незаметно вздохнула.

– Нужно идти, – с явным сожалением пробормотала она, – иначе мои охранники решат, что я слишком задержалась в твоем фитнес-центре.

– Они решают, сколько тебе здесь оставаться? – не скрывая иронии, уточнил Туманов.

– Они ничего не решают, но зато все исправно докладывают моему мужу, – ответила Ирина, – а я не хочу давать лишний повод для подозрений.

– Но за тобой ездит машина сопровождения, – напомнил Роберт, – и за тобой кто-то все время следит.

– Я была уверена, что эти люди следят по твоему приказу.

– Нет. Я бы не стал этого делать, чтобы так глупо не подставляться. Твои телохранители могут обратить внимание на чужих сопровождающих и рассказать об этом твоему мужу.

– Они уже обратили внимание и рассказали, – Ирина приподнялась на локте. – Не могу понять, кому нужно за мной следить. Может, опять какие-то наглые журналисты?

– Нет, – серьезно ответил Туманов, – они не журналисты. Это наверняка люди Бразильца. Все гораздо серьезнее, чем ты думаешь.

– В каком смысле? Они хотят меня убить? Или похитить, чтобы получить выкуп?

– Конечно, нет. Кто посмеет похищать или убивать супругу Романа Хаусмана? Они ведь не дураки, понимают, что такое похищение им никто не простит. Твой муж пожалуется президенту, правоохранительные органы прижмут всех «авторитетов» в городе, и тебя вернут с извинениями за причиненное беспокойство. Или отрежут все, что можно отрезать у твоих похитителей. Нет, тебя никто не посмеет даже пальцем тронуть. Но, очевидно, Бразильцу стало что-то известно. Он и его люди прекрасно знают, что этот фитнес-центр принадлежит мне. А твои частые появления здесь наверняка вызвали некоторые подозрения.

– Ты сам говорил, что это идеальное место для встреч, – напомнила Ирина, поднимаясь и начиная одеваться.

Он тоже поднялся следом за ней. Надел халат.

– Видимо, они обратили внимание на то, что я тоже появляюсь в этом месте, – предположил Роберт, – хотя я пытаюсь появляться за несколько минут до тебя, чтобы не вызывать никаких подозрений. Но, возможно, они что-то поняли.

Она стала надевать колготки.

– Возможно, нам нужно подумать о наших дальнейших встречах, – продолжал Туманов.

Ирина замерла. Взглянула на него.

– Ты хочешь сказать, что нам не стоит встречаться? – Голос у нее все-таки дрогнул, предательски выдавая ее чувства.

– Я не был так категоричен. – Роберт подошел к ней и поцеловал ее в плечо. – Просто нам придется выбирать другие места, чтобы не появляться каждый раз в одном и том же месте и не вызывать ненужных подозрений.

– Меня не волнует никакой Бразилец или еще кто-то, – с возмущением сказала Ирина. – Не хватает только, чтобы этот бандит вмешивался в наши отношения. Почему я должна опасаться его шпионов?

– Он следит не столько за тобой, сколько за мной, – пояснил Роберт, – и поэтому тебе нужно быть осторожнее. Я продумаю места наших дальнейших встреч и передам сообщение на твой телефон. Можешь не беспокоиться.

Продолжая одеваться, она в знак согласия кивнула. Когда, наконец, Ирина оделась, она поправила волосы, нанесла макияж и обернулась к своему другу.

– Мне неприятно, что кто-то может вмешаться в наши отношения, – призналась она. – Надеюсь, что ты меня правильно понял.

– Я все понял, – улыбнулся Роберт. Он знал, что ее нельзя целовать, после того как она привела себя в порядок. И потому он поцеловал ей руку на прощание.

Ирина быстро вышла. У здания ее ждала машина. Телохранитель открыл дверцу, и она уселась на заднее сиденье. Водитель обернулся, чтобы узнать, куда им ехать.

– В ресторан, – объявила Ирина, – в «Царскую охоту».

Этот ресторан был как раз недалеко от их загородного дома на Рублевке. Но она никогда не ездила туда обедать в одиночестве. Ничего. Пусть теперь все видят, что она позволяет себе обедать в ресторане одна. И пусть сообщат об этом ее мужу и всем, кто собирается за ней следить.

Ее автомобиль медленно отъехал от здания фитнес-центра. Следом за ними двигался внедорожник «Мерседес» с еще двумя охранниками.

Полчаса спустя Роберт уже поднимался по лестнице малоприметного дома в центре города. На четвертом этаже он достал ключи, открыл дверь и вошел в квартиру. Прошел в одну из комнат, где сидел невысокий седой мужчина с малоприметным лицом. Ему было лет пятьдесят или чуть больше. При появлении Туманова мужчина, которого звали Илья Глебович Маляров, поднялся и, не говоря ни слова, включил аппаратуру, стоявшую в комнате. Подождал несколько секунд и только затем, протягивая руку, спросил.

– Как ваши дела?

– Ничего хорошего, – ответил Роберт, пожимая ему руку. – Я уже говорил вам, Илья Глебович, что за нашими встречами следят. И, видимо, об этом стало известно самому Хаусману, если он удвоил охрану своей супруги.

– Пока это не так страшно. Значит, он по-прежнему доверяет супруге и опасается за ее безопасность. Но по нашим сведениям, Бразилец собирается встречаться с Хаусманом. Мы пока не знаем, где и как, но сама возможность их встречи говорит о том, что они знакомы. Близко знакомы, иначе Роман Эдуардович никогда бы не поехал на встречу с известным преступным авторитетом.

– Значит, вы считаете, что они связаны? – нахмурился Туманов.

– Возможно. Хотя это еще и не доказано. Вы прекрасно вошли в роль любовника супруги Хаусмана, но, по-моему, чересчур увлеклись. Вы должны были через нее выйти на самого Романа Эдуардовича, а вместо этого становитесь его конкурентом, которого он начинает подозревать в связях со своей супругой.

– Я уже говорил вам, что она мне нравится, – упрямо сказал Роберт.

– Это не шутки, Туманов. Вы должны понимать, насколько все серьезно.

– К сожалению, все понимаю, – вздохнул Роберт, – и каждый раз, встречаясь с ней, я чувствую себя подлецом. Ведь я познакомился с ней по вашей просьбе. А уже потом она мне понравилась. Иногда так хочется всех вас послать куда-нибудь подальше. И не только вас, но и самого Бразильца с компанией, которые мне тоже надоели. И ее мужа, стоящего между нами. Хотя он мне безразличен.

– Мне иногда кажется, что вы как-то спокойно относитесь ко всем олигархам и бандитам, – заметил Илья Глебович.

– Правильно. Мне они все безразличны. А почему это вас удивляет?

– Вы странный человек, Туманов, – осторожно сказал Илья Глебович, – вы не любите тех, на кого работаете, и не ненавидите тех, против кого работаете. Это очень странно.

– Я всегда помню, что последние несколько лет работаю на вас, – мрачно произнес Туманов, – но это еще не значит, что я вас должен любить. Этого в нашем «контракте» никогда не было. Я только выполняю свою работу. И тем более это не означает, что я должен ненавидеть тех, с кем я общаюсь уже много лет. Среди них попадаются разные люди, Илья Глебович. Уверяю вас, что среди бандитов процент честных людей даже выше, чем среди ваших чиновников. Можете мне поверить.

С этой книгой читают:
Золотое правило этики
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Эшафот для топ-модели
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Пьедестал для аутсайдера
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Проступок сыщика
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Доблесть великанов
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Жребий Рубикона
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Жертва здравого смысла
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Твой смертный грех
Чингиз Абдуллаев
$ 2,01
Магия лжи
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Его подлинная страсть
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Суд неправых
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Семейные тайны
Чингиз Абдуллаев
$ 1,61
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.