Дом на распутье: Человек без лицаТекст

Оценить книгу
4,5
6
1
Отзывы
Отметить прочитанной
220страниц
2020год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава первая: Воздух

Он резко открыл глаза, вынырнув из сна, и оглядел потолок своей комнаты. Затем пальцами зарылся в собственные волосы и наконец, успокоился. Снова кошмар. Уже который раз. И никак от них не избавиться. Они всегда навевали мысли об обречённости, что всегда бросали Гейба в дрожь, какая бывает при сильном страхе или злости.

Было раннее сумеречное утро. Настенные часы показывали половину шестого. В комнате мрак. Полежав пару минут, Гейб встал, подошёл к книжному шкафу, стоявшему напротив окна, и достал "ту газету". Вернувшись в постель, он включил ночник и принялся читать, открыв одну конкретную статью. Чтиво было, мягко говоря, скучноватое. Текст был сухой, фактов и зацепок мало, а события вообще прямиком из прошлого десятилетия. Ровно, как и сама газета. Но делать нечего. Сотня фунтов сама себя не отобьёт. Так что, вооружившись терпением и заранее спрятанным термосом с кофе, мальчик принялся за дело, которое полиция, к слову, давно уже разгадала.

В газете говорилось об ограблении, произошедшем в 1975-м году в округе Ноттингема. Группа из трёх человек посреди бела дня остановила банковский грузовик, до отказа набитый разными купюрами, и обчистила его, после чего каждый скрылся в неизвестном направлении.

Конечно, преступников давным-давно поймали, и одноклассник Гейба прекрасно это знает. Но желание проверить умственные способности юного детектива, а за одно и "немного заработать", было для школьного друга непреодолимым. Таким же непреодолимым, как и желание Гейба доказать всему классу, что троечники тоже могут быть умными.

От отвлекающих мыслей становилось дурно, голова забивалась совсем ненужным хламом, и разгадка становилась всё дальше и дальше. Гейб понял, что не может обдумать ровным счётом ничего, а потому свернул газету в рулон и положил на прикроватную тумбочку. На ней так же покоилась вещь, как раз таки и служившая причиной плохих снов. Из-под стекла толстой чёрной рамки глазами, полными счастья, глядели Эрне, Рик, Хёлле и сам Гейб. Все четверо корчат забавные лица, на фоне проглядывает пейзаж последних сентябрьских дней. Помнится, тогда они украли фотоаппарат у кого-то из учеников школы, и Джерри с несколькими преподавателями гонялись за ними по всей территории. В нижнем правом углу стоит подпись:"29.09.1982". Фотография была сделана за несколько недель до приезда Ната.

* * *

За окном медленно падают листья с клёнов, растущих прямо возле стен особняка. Дождь что-то настукивает по стеклу. Время тянется словно резина.

Эрне сидел в огромном уютном кресле, правой рукой подперев голову, а левой уже, казалось, в десятый раз, перетаскивая иглу патефона на край пластинки. Все те несколько часов с того момента, как они прибыли в поместье Мортен он провёл словно в вакууме – не проронив ни единого слова. Если бы ему довелось писать автобиографию, то этот момент, а за одно и несколько последних месяцев его жизни, он бы описал без какой-либо реплики, пусть даже самой короткой.

Настенные часы пробили пять вечера. До вечернего торжества оставалось всего какие-то три часа, но никто из друзей так и не появился. Эрне уже начинал подумывать о том, что родители его обманули, чтобы затащить на это дурацкое мероприятие, как вдруг в комнату вошла мама и как всегда тихо и спокойно проговорила:

–Эрне. Спустись вниз. Там кто-то приехал.

Эрне быстро обернулся и, поймав смеющийся взгляд матери, выскочил из кресла и помчался на первый этаж. Минув несколько заранее приготовленных комнат для гостей, он скатился по перилам лестницы, чуть не уронив вазу с цветами, стоявшую внизу подле ступеней и, спустя несколько резких поворотов коридора, очутился на пороге главного входа.

На крупной усыпанной гравием площади помимо их тёмно-синего кэпа стоял ещё один автомобиль. Не такой вычурный, как тот, что принадлежал Робертсонам. Гораздо проще и меньше. Возле него от одной дверцы к другой и обратно сновала супружеская пара: мужчина, лет сорока, с виду напоминавший завсегдатая какого-нибудь простого заведения, и женщина, чуть-чуть пониже мужа, в белом платье и чёрной кожаной куртке. Эрне, сбежав по длинным ступеням, что отделяли площадь от входа в особняк, оказался возле женщины.

–Здравствуйте, миссис Уилсон!– поздоровался он и по отработанной привычке слегка поклонился.

Увидев сероволосого, миссис Уилсон сразу же улыбнулась.

–Здравствуй, Эрне,– ответила она на приветствие.

Они стояли долю секунды, не разрывая радостных взглядов, после чего Эрне, как бы невзначай, взглянул через окно автомобиля на сплошное заднее сиденье, ожидая увидеть классическую кепку, совсем как у Шерлока Холмса. Но в машине никого не было. Миссис Уилсон, заметив несколько разочарованный и удивлённый взгляд мальчика, сказала:

–Гейбу стало плохо, он вышел незадолго до того, как мы проехали озеро.

–Значит он там?

–Полагаю, что да.

–Дина!– позвал басистый голос, кажется, из-за багажного места.– Куда ты дела наш чемодан?

–У нас их два, милый, какой именно?

–Тот, в котором лежат мои книги.

–Мы же договорились, что ты не будешь пить на этих выходных!

–Прости, милая, но ты же знаешь…– из-за автомобиля показался мистер Уилсон,– Ненавижу банкеты.

Заметив Эрне, он сказал:

–Здарова, Роберт.

–Мистер Уилсон.

Они пожали друг другу руки. Когда это происходило, Эрне фальшиво улыбнулся. Не то из уважения, не то от страха. Мистер Уилсон работал барменом в одном из лондонских пабов, и вид его собрал в себе все стереотипы о внешности таких людей: неприметная, но аккуратная одежда, седые волосы, густая ровная борода.

–Ладненько,– мистер Уилсон разорвал рукопожатие,– Гений вышел перед мостом, так что ищи его возле озера.

–Хорошо, спасибо,– Эрне поспешил удалиться, дабы больше не терпеть этот холодный суровый взгляд.

Родителей всех друзей Эрне знал по именам, но отец Гейба запомнился ему больше всех. Гейб, или, как его называл мистер Уилсон, "Гений", был абсолютно не похож на своего отца: ни внешностью, ни характером. Это были совершенно разные люди, и никак не представлялись Эрне выходцами одной семьи. Однако хуже всего приходилось от того, что Гейб никак не походил и на мать. К слову, о причинах подобного различия мальчик старался не думать. Становилось жутко. Пусть эта тайна пока что остаётся тайной.

Путь до озера занимал около десяти минут. Вдоль совершенно пустой дороги, на небольшом съезде, росли самые разные деревья: клёны, дубы, сосны и другие вечные обитатели леса. Небо было таким, каким оно и должно быть в середине осени: всё ещё тёплым, но уже с нотками грядущей зимы. Саму дорогу местами заняли скромные лужи, тогда как остальное пространство оставалось просто мокрым, и от того чистым. Но главным атрибутом октября, несомненно, являлся воздух. Влажный, с ароматом жёлтой или красной листвы, он успокаивал всякого, кто отдавался в его власть более чем на час, заставляя тратить всё больше и больше личной свободы.

Одним из таких пленников был парнишка лет тринадцати, стоявший на берегу небольшого озерца и наблюдавший за тихими движениями водяной толщи. Крохотные волны разбегались в разные стороны от очередного упавшего на чёрную поверхность листочка, или еловой иголочки, или любого другого предмета осенней природы. Пейзаж умиротворения.

Вдруг за спиной мальчика послышался, вернее, слегка шепнул, какой-то непонятный звук. Кажется, это был шорох листьев. Мальчик уже хотел было обернуться и посмотреть, в чём дело, когда ему в голову пришла интересная, и даже забавная мысль. Он продолжил стоять, делая вид, будто ничего не слышит, выжидая момент. Шорох становился всё ближе и ближе. И вот, когда нарушитель тишины оказался совсем близко, Гейб резко развернулся и крикнул:

–КТО ЗДЕСЬ?!

От испуга Эрне споткнулся о собственную ногу и, вероятно, очень больно, упал на сырую землю.

–Придурок!– орал сероволосый, пока Гейб заливался смехом, да так, что сам чуть не повалился в озеро.– Теперь ты так решил приветствовать своих друзей?!

Гейбу потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться и ответить:

–Ты сам себя выдал. Нечего было подкрадываться,– он подал руку, и Эрне поднялся.

–Как ты вообще понял, что это я?– спросил Эрне, отряхиваясь от прилипших листьев.

–Ты как не умел подкрадываться, так и не научился.

Эрне, видимо, хотел что-то возразить, но передумал.

–Так, ладно. Давай начнём сначала,– он выпрямился и протянул руку.– Привет… гений.

Ненавистное прозвище привело Гейба в невидимую ярость, и он как можно сильнее сжал ладонь друга. На это, в общем, и рассчитывал Эрне. Теперь он знает, как убить оставшиеся два с половиной часа.

* * *

–То есть, тебе нужно до конца недели распутать это дело?– спросил Эрне, попутно перечитывая статью.

–Ага,– ответил Гейб, стоявший с закатанными брючинами, почти что по колено в воде и бросавший в озеро камушки.

Эрне поднял взгляд от газеты и посмотрел на Гейба как на сумасшедшего. Благо, тот стоял к нему спиной.

–Гейб, ты идиот?

–А что?

–Ты серьёзно согласился спорить на сто фунтов, лишь бы выпендриться перед одноклассниками?

Гейб обернулся. В его взгляде отчётливо было видно недоумение.

–Да в романах Агаты Кристи будет больше зацепок для самостоятельной разгадки, чем в этой газете!– пока Эрне это говорил, журнал трясся у него в руках.

–И что? Забыл, как я "Восточный экспресс" на половине разгадал?

–Во-первых, там было уже две третьи. Во-вторых…

–Что?

–Во-вторых, очень удобно было разгадывать, глядя на последнюю страницу, где пряталось спасительное оглавление. Учти, что здесь узнать, что будет в последней главе, тебе поможет только собственная голова.

Гейб смотрел на друга с разочарованием. Затем отвернулся и бросил ещё один мелкий камень в чёрную воду. Круглые волны побежали по поверхности природного зеркала, заставляя отражение ветвей, опавших листьев и высоко, в своём размеренном темпе, плывущих облаков колыхаться в собственный такт.

 

Он надеялся на слова поддержки. Хотел услышать, как друг во всю глотку крикнет о том, что у него всё получится и порадуется за грядущее вознаграждение, но получил только горькую, неутешительную правду.

–Гейб?– Кажется, Эрне понял, что несколько переборщил и, возможно, сейчас жалеет о сказанном.– Прости, я… не хотел тебя обидеть.

Ещё один камень стал жертвой испорченного настроения и отправился вслед за остальными. Идеальные круги нарушил лёгкий ветер, пришедший откуда-то с леса, и изрезал их в мелкую рябь.

–Пошли.

Гейбу наскучило бросать камни. Он вышел из воды и, даже не обувшись, отправился по холодной почве в сторону особняка.

Когда они пришли, возле дома появилась ещё одна машина.

–Гляди-ка, Энни таки приехала,– с улыбкой заметил Гейб, которому, кажется, стало немного лучше после прогулки.

Эрне тоже улыбнулся. Наконец-то они, как в старые добрые времена, соберутся своей небольшой компанией и оставят все заботы в стороне.

–Кто ещё приедет, кстати?– спросил Эрне.

–Обещали вроде все. Но, Рик, возможно, не приедет.

–Мда. Это обидно. А Хёлле?

–Он мне звонил перед тем, как мы выехали из дома. Говорил, что к ужину должны успеть.

–Должны?

–Не придирайся.

–Привет!– Энни, завидев их, сразу кинулась обоим на плечи и крепко стиснула в своих объятиях. Её простая сиреневая кофта, накинутая поверх белоснежного платья, слегка кололась.

Гейбу и Эрне потребовалось немало усилий, чтобы сохранить равновесие. К счастью, Энни отпустила их довольно быстро.

–Ну? Как вы?– спросила она обоих.

–Нормально,– честно ответил Гейб.

–Сойдёт. Хотя и не то, что в школе,– сказал Эрне.

Энни улыбнулась. Так трио простояло несколько секунд в неловком молчании. Разорвать тишину решил Гейб:

–Ладно. Идёмте внутрь. Только нужно будет мимо лакея проскочить.– При этих словах он указал на свои измазанные в грязи и листьях стопы.

–Ну, если он хоть чуточку умнее тебя, то без проблем поймает и вышвырнет с крыльца,– заметила Энни.

–Следы меня не волнуют,– бесстрашно возразил Гейб.

В особняке кипела жизнь. По коридорам, залам и комнатам туда-сюда сновали служащие господина Мортена и его семьи и готовили всё к прибытию новых гостей. Кроме знакомых Гейба в доме присутствовали ещё несколько семей, которые, по-видимому, так же получили приглашение. Из обеденного зала доносился звон посуды, шелест тканей и головокружительный запах готовящейся еды. Каждому, кто проходил мимо, оставалось только гадать, над чем сейчас колдуют повара и как они собираются угодить, а может быть удивить, столь большое количество человек. А гостей, в самом деле, было не мало. Правда, у них, или точнее, в них присутствовала одна маленькая проблема: они все как один пытались выделиться. При этом не тем, чем действительно стоило бы подучиться выделяться, а самыми банальными вещами, вроде серёг, бриллиантов, духов, одежды и поражённых, даже шокированных и оскорблённых взглядов, прикованных к тринадцатилетнему мальчику, похожего на бездомного. Этот мальчишка нацепил на себя такой костюм, словно нашёл его на дороге по пути в особняк, но хуже всего не это. По дорогому ковру в прихожей, а затем и на красной дорожке строгой вереницей тянулись мокрые, грязные следы из хвои, листьев и комьев земли. И ладно если бы этот подлец сожалел о содеянном. Но он не просто не обращал внимания на происходящее, его лицо буквально светилось белоснежной улыбкой. Вот он проходит, оставляя мусор. Исчезает на втором этаже и оставляет всех стоять в мёртвом оцепенении.

Как оказалось, Вильям сейчас помогает мистеру и миссис Стоун – родителям Энни – с размещением в их комнатах, а потому никто Гейба остановить даже не попытался. Как только они ушли от большинства посторонних взглядов, Энни прыснула, а Гейб с лучезарной улыбкой произнёс:

–Всегда мечтал так сделать!

Пока девочка заливалась смехом, они дошли до комнаты Гейба. Внутри, как оказалось, уже ждали Эрне и приехавший Хёлле. Оба перекидывались в карты. Не то в дурака, не то в покер. Во всяком случае, фишек на столе, стоявшем между единственной кроватью и стулом, не было. Там лежала только груда карт, двенадцать из которых находились в руках оппонентов.

–Ты куда пропал? Мне казалось, что ты шёл рядом с нами, – спросил Гейб у Эрне.

–Меня родители ненадолго отозвали. Вот я и сбежал от вас.

–Guten Abend!– поздоровался Хёлле и протянул Гейбу руку.

–Salut,– ответил Гейб. Как на слова приветствия, так и на рукопожатие.

–Вау!– удивился Хёлле.– Ты у нас, оказывается, знаешь немецкий!

–Нет, просто ты на половину британец.

–Ich bin mir sicher, dass du diesen Satz nicht verstehst!– ответил Хёлле и почему-то улыбнулся.

–А-а-а-а, Господи!– простонал Эрне.– Гейб, давай ты не будешь с ним препираться! Этот засранец, пока болтал на этом чёртовом немецком, уболтал меня на три игры! И я все три продул!

–Значит, учись играть, а не слушать,– ответила Энни.

Эрне явно такой ответ не воодушевил. Он посмотрел на Хёлле, затем на свои карты, после чего бросил их на стол со словами:

–Да ну. К чёрту.

Часть карт свалилась со стола и разлетелась по полу.

–Как говорят на моей новой родине: «Aller guten Dinge sind drei». А? Эрне?

–Заткнись,– ответил сероволосый, хоть и не без улыбки.

Гейб открыл шкаф, стоявший в углу, и достал оттуда чистую одежду.

–Не возражаете?– спросил он друзей и, не дожидаясь ответа, стал расстёгивать пуговицы на пиджаке.

–У-у-у, нет. Я, пожалуй, пойду,– сказала Энни и вышла из комнаты.

–Увидимся на ужине!– крикнули ей остальные вдогонку.

Дверь захлопнулась, и давние друзья остались в комнате втроём. Правда, ненадолго. Скоро в комнату зашла мама Гейба. Он, к тому моменту, был уже в новой одежде.

–Два вопроса,– коротко и ясно заявила с порога миссис Уилсон.– Первое…

–Ковёр отмыть не так-то сложно,– угадал Гейб.

–Мистер Мортен, увы, так не считает!

–Он в ярости или в неистовом бешенстве?– поинтересовался Гейб.

–Он сказал, что хочет поговорить с тобой, как только ты освободишься.

–Ясно. А второе?– продолжал Гейб, с деловитым видом усевшись на кровать.

–Второе: там сейчас Вильям помогает кое-кому с обустройством комнаты.

–И кому же?

–Вот пойди к нему и спроси.

–Да он же меня заживо сожрёт!

–Тебе придётся извиниться за свой поступок! Так или иначе!– твёрдо сказала миссис Уилсон и прибавила,– И это не обсуждается!

Гейб собирался что-то возразить, но передумал и согласно кивнул.

–Отлично,– сказала мисс Уилсон и ушла, аккуратно закрыв дверь.

Как только разговор был закончен, Хёлле усмехнулся.

–Ты чего?– спросил Эрне.

–Интересно, кто этот "кое-кто",– ответил Хёлле.

–Ну, так пойдёмте и узнаем,– предложил Эрне.

–Да ну. Лучше дождёмся ужина и там его увидим,– выговорил Гейб не высказанное возражение для матери.

–Но ведь до ужина ещё полтора часа!

–И? Вы как хотите, но лично мне мои нервы дороже. К тому же пересекаться с этим Вильямом мне, почему-то, совсем не хочется. Интересно, почему?

–А что если это Рик?

–Ага. Пёхом видимо сюда добрался.

Повисло молчание. Эрне не знал, как ему ещё уговорить Гейба переступить через себя и пойти узнать, кто приехал. Однако фантазия наотрез отказывалась работать.

–Гейб?– внезапно спросил Хёлле.

–Что?

–Ты ведь Дойля читал?

–Ты издеваешься?

–Просто интересно.

–Ну, читал, а что?

–Я к просто вот к чему. Шерлок был гениальным детективом…

–Ты говоришь так, будто бы он существовал на самом деле.

–Отстань и не перебивай. Так вот. Был гениальным детективом, а вместе с тем и…

–Что?

–…ужасным эгоистом.

Эрне тяжело вздохнул.

–Сразу видно, кто тут Дойля не читал,– пытаясь подавить улыбку, сказал Гейб.

–Я же просил меня не перебивать!

–Ты сам себя перебил!– Гейб продолжал улыбаться.

–Допустим. Так вот. Если ты у нас такой сверх гениальный…

–Как Шерлок?

–Да, как Шерлок,– ответил Хёлле, не обращая внимания на то, что его опять перебили.– Так почему же ты не можешь наплевать на остальных, просто сказать им то, что они хотят услышать, и получить награду?

Гейб задумался. От улыбки не осталось и следа, и именно такого результата добивался Хёлле. Эрне же впервые за вечер мысленно благодарил непутёвого друга за помощь.

Вдруг Гейб встал с кровати и подошёл к двери со словами:

–Чёртов дипломат.

–Я знал, что смогу тебя уговорить.

–Ты что, оглох?

–Ты же сказал, что я дипломат?– удивился Хёлле.

–Ну да, чёртов,– подсказал Гейб.

–Ну да, и что?– так и не понял Хёлле.

–Значит хреновый,– закончил мысль друга Эрне.

–Пошли вы!– воскликнул Хёлле, и все трое со смехом вышли из комнаты.

* * *

Когда Гейб вновь появился на глазах у гостей, на него уже смотрели не с прежней злостью, а, пожалуй, с видом людей, ждущих прилюдной казни или пытки какого-нибудь заключённого. Но их надежды были напрасны, поскольку по пути к Вильяму Гейб уже встретил господина Мортена и тот, на удивление присутствующих, всем троим приветливо улыбнулся. Однако что Гейб, что остальные, придали этому мало значения, ибо хозяин дома мог улыбнуться из-за банальной вежливости, а не от отсутствия злости и ненависти.

Вильям спускался с третьего, последнего перед чердаком, этажа. На лестнице друзьям и удалось его встретить. При виде Гейба лакей слегка, но всё же весьма заметно, сморщился, словно увидел нечто отвратное.

–Добрый вечер,– поздоровался Гейб.

–Добрый,– ответил слуга, произнося единственное слово по буквам.

–Вы, наверное, меня помните,– начал подводку к извинениям Гейб. Так, как его учила мать.

–Да уж, как тут не забыть,– голос у Вильяма был строгий, холодный и чуждый любому другому человеку. По крайней мере, живому.

–Да. Так вот. Я бы хотел извиниться за свой поступок. Обещаю больше впредь такого не вытворять.

Вильям не отвечал.

–Если, конечно, ещё окажусь здесь,– добавил на всякий случай Гейб.

Лакей стоял несколько секунд, не говоря ни слова. Гейб уже потихоньку начинал придумывать новые убедительные слова, но тут заметил лёгкую улыбку.

–Действительно, зачем держать обиду?– намного добрее, чем до этого, сказал Вильям.– Сегодняшний вечер ведь, можно сказать, праздничный.

Гейб не знал, как ответить, и просто улыбнулся в ответ.

–Я полагаю, мисс Уилсон сообщила вам о приезде вашего друга?– спросил Вильям.

–Да, но она не сказала, кто именно приехал.

–Ах вот как! Ну ладно. Тогда и я не буду разрушать её интригу раньше времени, и просто сообщу вам, что ваш друг сейчас находится в самой последней комнате в коридоре, слева от лестницы.

Вильям рукой указал наверх.

–Благодарю, сэр,– ответил Гейб и пропустил Вильяма, идущего вниз, и крикнул вдогонку,– Ещё раз прошу прощения!

В ответ снизу донёсся сдержанный старческий смех.

Третий этаж особо не отличался от второго, за исключением, пожалуй, освещения. Тут было намного темнее. Всё остальное располагалось также: комнаты, лампы и даже тумбы с цветами – всё в идеале повторяло интерьер второго этажа. В один момент Хёлле даже чуть не зашёл в чью-то комнату, по ошибки приняв её за свою. К счастью, он вовремя опомнился.

–Интересно, кто может жить в таком тёмном месте?– спросил Эрне.

Послышался непонятный шум: стук колёс чемоданов, каблуков и других предметов о деревянные ступени лестницы.

–Не знаю,– ответил Гейб.

–Может быть, раньше это была часть чердака?– предположил Хёлле.

–Сомневаюсь.

Все трое дошли до конца коридора и нашли нужную дверь.

–Ну? Кто будет стучать?– спросил Хёлле.

–Давайте я,– сказал Гейб.

Вдруг, когда он уже собирался стукнуть в дверь два раза, незнакомый голос, кажется детский, оглушил всех троих:

–Мам! Ну, ты где там? Давай быстрее!

И сразу же ответил другой: робкий, женский:

–Сейчас, милый, сейчас.

–Давай быстрее! Мы на ужин опоздаем!

Друзья обернулись и видели мальчика, примерно такого же роста и возраста, как и Гейб с Эрне. В таком мраке разглядеть его лица не представлялось возможным, однако внимание привлекала другая, куда более странная деталь. Пальто на несколько размеров больше нужного, кажется, вообще не доставляло мальчику никакого дискомфорта. Оно его вообще не интересовало. В прочем, вряд ли что-то могло вызвать у юного гостя интерес. Иначе объяснить абсолютное игнорирование с его стороны трёх друзей никак не получалось. Мальчик уверенно подошёл к комнате, противоположной той, где стояли Гейб, Эрне и Хёлле.

–Ма-а-ам! Па-а-ап! Ну, где вы там?!

 

Теперь рассмотреть новоявленного соседа друзья смогли во всех подробностях. Кареглазый, с тёмными как смоль волосами, разделёнными ровно посередине большим пробором, не совсем худой, но и не полный. В глазах, под которыми залегли яркие синяки, читалось раздражение, а рот искривился в наглом недовольстве.

Через несколько секунд подошла женщина, как две капли воды похожая на сына. Она несла в руках два объёмных чемодана.

–Ключ у тебя?– спросил мальчик.

–Да милый, сейчас открою.

Женщина стала ковырять ключом в замочной скважине, а её сын наконец-то соизволил заметить трио друзей.

–Вы кто?– спросил он.

–Мы тоже гости праздника. Пришли навестить друга,– Гейб указал на дверь, возле которой они стояли.

–А-а-а. Ясно.

Внезапно он протянул руку.

–Фрэнк.

–Гейб Уилсон.

–Гейб?

–Да, а что?

–Да так. Слух режет.

Гейб сделал вид, будто пропустил обидные слова мимо ушей.

–Ну а вас как звать?– на сей раз руку Фрэнк уже не протягивал.

–Эрне Робертсон.

–Хёлле Амундсен.

–А. Ясно. Heinie и сын хозяина школы, где убийства и смерти, как я знаю, в порядке вещей?

Гейб стиснул зубы, Эрне притворился, будто протирает очки, а Хёлле, видимо, горел желанием врезать этому подлецу.

–С чего ты взял, что я немец?

–Ну, так и не обижался бы, раз прозвище не про тебя.

–А если у меня кто-то из родственников?

–Значит, ты мне солгал.

В диалог вмешался Эрне:

–С чего ты взял, что я сын, как ты сказал, хозяина школы…

–…где убийства в порядке вещей? Так мы же знакомы,– внезапно выдал Фрэнк.

Эрне остолбенел.

–Что?

–Что слышал.

–Фрэнк!– внезапно окликнул мальчика до боли и омерзения знакомый голос.

–Только не это,– пробубнил себе под нос Гейб.

К ним подошёл мужчина. По-видимому, отец Фрэнка. Гейб посмотрел на гостя. За прошедшее время он ничуть не изменился, разве что стал немного старее. Волосы тронула седина, голос чуть охрип, но в целом это был всё тот же Джерреми Уоллис, каким они его запомнили с последней встречи на похоронах Ната.

Заметив старых знакомых, Уоллис искренне удивился.

–Боже правый. Глядите, кто здесь.

Гейб попытался понять, какие эмоции Джерри вкладывает в эти слова, но, как всегда, потерпел неудачу.

–Полагаю, вы уже знакомы с моим сыном?– спросил Уоллис, положив руку на плечо Фрэнка.– А ты представил им свою семью?

Фрэнк посмотрел на отца, затем чуть-чуть отошёл.

–Господа, позвольте представить вам моих родителей. Джерреми – мой отец…

–Уже знакомы,– буркнул Хёлле.

–…и Маргарет – моя мама.

–Очень приятно,– робко сказала Маргарет.

Фрэнк посмотрел на Гейба. Повисла тишина.

–А ты никого не забыл?– спросил Уоллис.

Фрэнк язвительно скривил губы и недовольно посмотрел на отца. Тот терпеливо ждал, когда сын наконец-то выполнит просьбу. Фрэнк, кажется, понял, что делать нечего и, отведя глаза в сторону, а левой рукой указывая в сторону Уоллиса, буркнул:

–Это моя сестра.

Гейб посмотрел туда, куда указывал Фрэнк и увидел четвёртого постояльца семьи Уоллис. Из-за спины Джерри, крепко держась за полы его пальто, выглядывала девочка, с виду напоминавшая куклу. Одетая в чёрное платье с поднятым воротником, она была чуть ниже своего брата и, судя по всему, куда более скромная. Её прямые каштановые волосы собранные еле заметным ободком доходили ей до самых плеч. Шея окутана вязанным шарфом зелёного цвета. Лицо скрывает белая улыбающаяся маска.

При виде такого обличия, особенно пустых чёрных глаз маски, Гейб невольно сглотнул. Такой наряд человека, тем более наверняка того же возраста, что и он, был для него непривычен и даже страшен. Пугающие догадки заползали к нему в голову о том, почему девочка носит эту противную маску и почему её семья так спокойно относится к этому явлению.

–Вот и славно,– одобрил слова сына Джерри и помог занести супруге чемоданы в комнату. За ними же отправилась сестра Фрэнка. Сам Фрэнк остался наедине с бывшими подопечными Уоллиса.

–Вот откуда мы знакомы,– с заносчивой улыбкой сказал мальчик, после чего подошёл вплотную к Гейбу и наклонился так, как кланяются люди, желающие что-то шепнуть на самое ухо, после чего произнёс, выделяя каждое слово,– Вы. Мне. Омерзительны.

После этого он выпрямился.

–Удачи,– сказал он на прощание.– Она вам точно понадобится.

Дверь комнаты захлопнулась, а чувство всеобщего гнева так и витало в этом, теперь уже ненавистном, коридоре.

–Вот сволочь,– выругался Хёлле.

–Не, до такого ещё надо дослужиться надо,– возразил Эрне.

–Хватит,– сказал Гейб.

–Тебе легко говорить! Тебе-то он…

–Заткнись, Хёлле!– резко прервал друга Гейб, однако понял, что переборщил, а потому добавил,– Прости.

–Да ладно. Не одного меня он взбесил.

Друзья постояли в молчании. После, наконец, вспомнили, зачем изначально сюда пришли, и Гейб три раза постучал в дверь.

–Войдите,– позвал голос изнутри.

Гейб набрал в лёгкие воздуха и вошёл внутрь.

–Прошу прощения, что не пришёл к вам сразу. Я долго добирался и надеялся немного отдохнуть до вечера, ведь нам ещё предстоит долгая и весёлая ночь, не так ли?– спросил гость непривычно мягко, учтиво и вежливо.

При виде ещё одного посетителя мероприятия, друзья не смогли сдержать настоящего шока. Гостем являлся мальчик, одетый во всё чёрное: пиджак, брюки, рубашка и так далее. Яркие рыжие волосы увенчаны шляпой, какую раньше этот человек в жизни бы не надел. Обувь запачкана в дорожной пыли. В воротнике блистает единственный белый элемент наряда. В руках скромный потрёпанный саквояж коричневого цвета.

При столь непривычном виде этого человека друзья едва могли отойти от оцепенения, ведь даже сам факт его присутствия был большой неожиданностью. Наконец Гейб пересилил себя и одним словом выразил весь свой хаос из чувств:

–Рик?

* * *

Гейб и Эрне прятались за деревьями, с которых начинался лес, раскинувшийся за особняком. Оба блаженно отпивали ежевичное вино, которое им неведомым образом удалось украсть с застолья и принести сюда с тремя бокалами. Бокалы друзья тоже украли. Молчание, на удивление, не давило, а наоборот, давало понять, что разговаривать можно и без слов.

Торжество было в самом разгаре. Кое-как доносились смех, звон тарелок и музыка: иногда медленная, иногда быстрая. Но всё же ничто не могло заглушить звуков вечернего леса, так тихо и спокойно навевавших чувства, какие обычно прилетают вместе с ветром в такие нежные тёмно-синие вечера.

Внезапно размышления прервало чьё-то неровное дыхание, и рядом, словно из ниоткуда, появился Хёлле.

–Они танцуют,– объявил он.– Нет, вы представляете! Они танцуют!

–Заткнись, Хёлле!– крикнул Эрне.– И без тебя всё видели.

Хёлле приготовился обидеться, но передумал, и принял у Эрне третий бокал, после чего почти до краёв наполнил его из бутылки, стоявшей у соснового дерева. На короткий миг вновь воцарилась тишина. Первым заговорил Эрне:

–Как думаете, Рик когда-нибудь вернётся?

Последовал молчаливый ответ.

–Когда он вообще умудрился сделаться таким?– поддержал разговор Хёлле.

–А ты подумай. Если вино, конечно, позволяет,– ответил Эрне.– Отец нашёл Рика в какой-то американской дыре, привёз сюда, всю жизнь Рик провёл в нашей школе. А теперь…

–…а теперь школы нет.

–Ему только и остаётся идти туда, куда он в итоге и пришёл.

Эрне отпил вина. Вновь повисло молчание. Внезапно сероволосый порыскал в левом кармане и достал оттуда что-то длинное и белое. Кроме этого предмета в руке у него была зажигалка. Увидев это, Гейб было ринулся воскликнуть, но потом осознал, что в поступке Эрне нет ничего необычного. Друг допил вино, поставил бокал на землю, стиснул сигарету в зубах, поджёг её и задымил. Затянувшись, он выпустил блёклое облачко дыма.

–Курил бы ты лучше трубку, Эрне,– сказал Гейб.

–Ага, прям как долбаный Ватсон,– передразнил уже слегка пьяный Хёлле.

Все трое залились смехом, после которого Эрне громко закашлялся и опять затянулся. Выпустив второе облако, он спросил:

–Красиво хотя бы танцуют?

Хёлле не торопился с ответом.

–Потрясающе,– довольно ответил он.

Эрне посмотрел на Гейба.

–Мы многое теряем. В кои-то веки посмотрим, как эта парочка кружится до блевоты под этот… как его там…

–Вальс.

–Да, вальс.

–Кружатся в вальсе, Эрне.

–Да насрать, как и под чем они кружатся!

Гейб вздохнул.

–Давайте оставим Рика и Энни в покое, ладно?

Эрне не стал продолжать уговоры. Видно, согласился. Вдруг он усмехнулся.

–Ты чего?

–Да вспомнил. Когда подали блюда, этот придурок Фрэнк чуть на весь зал не крикнул: «Это не рис, это варёные опарыши!" На Вильяме лица вообще не было!

Гейб допил вино и отдал бокал Хёлле.

–Не нравится мне этот Фрэнк.

–А кому он вообще может нравится?– спросил Хёлле.– Лично я так вообще не понимаю, кого может воспитать Джерри? Видели его сестру?

Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.