ЧеловекТекст

Оценить книгу
4,6
5
0
Отзывы
120страниц
2014год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Эпиграф

Человечество не смогло сохранить мир между собой. В скором будущем они развязали страшную войну друг с другом, которая забрала почти все их жизни. Павел был ребенком, когда все это случилось. Отец добрался с ним до небольшого города, расположенного на территории бывшего Рима, где им удалось найти таких же выживших, как они. Теперь Павел вырос, пережив смерть отца. Сумеет ли он прожить еще хоть немного, окруженный голодом, предательством, собственными мечтами и хищными людьми? В кого превратятся те, кого он знал? И останется ли самим собой сам Павел?

1

Страх – очень странное явление. Он может убить, или станет единственным, что тебя спасет. Проносясь через иногда густые, а иногда сухие ветки деревьев, Павел словно не замечал, как больно они могут бить. В его ушах до сих пор звенел пронзительный крик дикаря, с которым тот прикончил Эриксона. И сейчас, пробиваясь сквозь ветки и перепрыгивая выступающие корни, Павел продолжал бежать к спасительным стенам города, подгоняемый криками преследующего его убийцы. Лишь удача и невероятная реакция смогли спасти его минуту назад, когда он успел увернуться от срубающего удара топора, но он не знал, хватит ли ему этого, чтобы выжить. Дикарь продолжал преследовать его, он знал этот лес не хуже Павла, поэтому любая ошибка могла стать роковой. Кроме того, дикарь был не один. Ему помогали еще пара таких, как он, и от их криков сердце Павла наполнялось страхом. Он не помнил, бежал ли он когда-нибудь также быстро, как сейчас. Но убийцы не отставали. Лес казался ему бесконечностью, а побег бессмысленным. Но он боролся. Он не хотел закончить как Эриксон, его дома ждет семья: жена и дочь. Но пробегая под очередной веткой, Павел вдруг споткнулся об выступающий корень и беспомощно рухнул на землю. Нет! Ему нельзя падать, только не сейчас! Через секунду он услышал глухой удар, и бросив быстрый взгляд в сторону донесшегося звука, он понял – топор, который сейчас торчал в стволе дерева, предназначался его голове. Резко вскочив, он бросился в сторону города еще быстрее. Одна ошибка вопреки своей природе спасла ему жизнь, но вторая могла прикончить. Промахнув еще пару десятков метров, наконец он увидел как ряды деревьев подходят к концу. Впереди была пустая, открытая местность, которую жители города еще давно специально очистили, чтобы никто не мог подкрасться незамеченным к стенам города. И когда Павел вылетел на открытый участок, то не переставая бежать, завопил во все горло. Это привлекло внимание стрелков, которые наблюдали за местностью с высоты некоего подобия башен. Заметив человека, они вскинули винтовки, но не спешили стрелять. И когда один из них рассмотрел в бинокль лицо орущего человека, то немедля криком предупредил остальных, что он свой. Тогда стрелки взяли под наблюдение полосу леса, готовясь выстрелить при первой же возможности. Но кажется, Павла больше никто не преследовал. Дикари четко знали, что за деревьями их жизнь может быстро оборваться. И пусть они ненавидели свои жизни, но расставаться с ними не спешили.

Павел знал это, но продолжал бежать без оглядки, все также невероятно быстро, пока не прошмыгнул в узкую щель приоткрытых для него ворот, и тотчас рухнул на землю. Тяжело дыша, он распластался на земле, все еще не веря, что остался жив. Он сразу вспомнил, как увернулся от первого удара, вспомнил торчащий в стволе дерева топор, звук его глухого удара и этот бешеный, сумасшедший, жаждущий крови крик дикаря. Он вновь увидел смерть Эриксона, но не мог разглядеть в своем воображении лица убийцы.

– Павел! Павел, мать твою, ты жив?!

Павел стал вертеть головой, оглядываясь по сторонам. Над ним нависла толпа, все ждали хоть звука.

– Я… Я в порядке, – старался как можно более твердым голосом сообщить Павел. Его речь прерывало все еще частое дыхание, но он понимал, что должен кое-что рассказать. Хотя все прекрасно знали, что.

– Эриксон… мертв. Я видел, как его…

– Хорошо, что они не прибили вас обоих, – подкуривая сигарету, не дал ему закончить Лавров. Он был самым старым из стрелков, по сути, главным среди них. Его уважал каждый в городе, или боялся. Лавров был самым метким среди всех, говорил редко, только четко и по делу. Держа зубами сигарету и прищурив от дыма один глаз, он продолжал разглядывать Павла. Тот, наконец, отдышавшись, сел.

– Мы наткнулись на животное, тихо убили его. Я повернулся к Эриксону, хотел было похвалить мальца за выстрел, и увидел, как над его головой занесен топор. Я даже сделать ничего не успел. Тут же попытались ударить и меня, но я увернулся. Бросил дичь, и понесся прочь. Лук остался там же.

– Значит, теперь у них есть дальнобойное оружие. Это создает дополнительную опасность для нас, – сказал один из стрелков.

– Это не наша ошибка. – спокойно сказал Лавров. – Я уверен, оно у них было и раньше. Не у всех. Нам везло, мы натыкались на тех, у кого не было. – Лавров взял паузу и сделал затяжку. – Городу они не опасны. Я не видел ни одного дикаря, у которого в руках было хоть что-то из того, что стреляет пулями. Или хотя бы стрелами. Стрелять из лука нужно уметь, а для этого нужно тренироваться. Но они слишком заняты войной друг с другом, чтобы иметь время на что-то подобное. Я сомневаюсь, что у них хоть раз был шанс просто выспаться.

Лавров был прав. Он знал, о чем говорил. Он сам бывший охотник, друг отца Павла. Они охотились вместе, до тех пор, пока одного из них не сразила тяжелая болезнь. Тогда умирающий взял обещание с Лаврова, что тот позаботится о его сыне. Тогда Лавров и начал обучать Павла мастерству охотника. Он готовил его, как замену себе. В городе может быть всего два охотника, но он знал, что его авторитет позволит Павлу быть выбранным.

– Павел! Черт возьми, Павел! Ты жив? – спотыкаясь и запыхаясь ко все еще лежачему Павлу бежал его близкий друг – Артур. Эти ребята были не разлей вода, настоящий нонсенс среди жителей города. Их дружба была чем-то нереальным потому, что встретились они непосредственно в городе, познакомились в Эбиссе1. Да, именно так называли город его жители. Император звал его Изхелл, а люди – Эбисс. Смысл один и тот же, но жителям казалось что одного эпитета мало, чтобы описать беспомощность и гнойность этого места. Здесь все относились с опаской к друг другу, именно поэтому дружба Павла и Артура вызывала у многих недоумение – они не спасали друг другу жизни, не были знакомы до катастрофы. Павел появился в городе раньше, еще когда ворота были открыты. Позже пришел и Артур – с маленьким мальчиком под руку. Дети, вот что было частью их единения. Но дети были у многих, а больше у них не было ничего общего. И тем не менее, крепче этой дружбы не были даже стены города.

– Я в порядке, Артур. Эриксон погиб. Ты бы видел это. Хорошо, что ты не охотник. – Павел, наконец, встал. Ему почудилось, что у него кружится голова. Звук врезающегося топора то и дело раздавался у него внутри.

– Мне нужно к семье. Они тоже ждут живого Павла. Надо показаться, что ли.

Уходя от толпы любопытных, Павел остановился возле Артура, оптимистически ему улыбнулся, как бы говоря, все будет хорошо, похлопал по плечу, и двинулся в сторону своей небольшой лачуги. Он пытался скрыть под всем этим горечь, но словно преступник-новичок, оставил множество следов.

2

– Здравствуй, милая!

– Папа!

Павел очень любил свою дочь. Как будто могло быть иначе. Не меньше он любил и свою прекрасную жену, которая, право, уже давно не столь прекрасна, как раньше. Но он так не считал. Для него она по-прежнему предмет обожания и ревности. Павел один из немногих в этом городе, кто после катастрофы продолжил жить.

– Какие новости? Все прошло удачно, как всегда?

Далеко не всегда бывало удачно. Но Лорел всегда считала, что Павел выжимал из охоты максимум возможного. Даже зная, что в доме часто не бывало мяса, для нее ее муж – первоклассный охотник.

– Эриксон погиб. – Павел решил начать с менее тяжелой новости.

Лорел испуганно приоткрыла губы. Движение было медленным, но четким. Казалось, оно очень верно ударило по самому сердцу, как будто в момент боли человек осознал, что удар ни прошел мимо.

Для нее Эриксон был хорошим другом, но прежде всего – охотником. Охотником соглашался быть не каждый, и их всегда должно быть двое. Если охотник останется один, его никто не выпустит за стены города, просто потому, что он станет рекордсменом по самой быстрой смерти. Глупой смерти.

– Мама, а мы что, сегодня опять голодными будем?

Вот она. Главная плохая новость. У Павла словно что-то кольнуло в груди. Он боялся услышать это. Еще больше он боялся услышать это очередное «опять». Вчера, сегодня, завтра. Вечно голодны. А ты – охотник, ты должен удалять эти слова. А вместо этого тебя постоянно ими бьют, кунают, так больно-больно ранят.

– Придется потерпеть, доченька. Я что-нибудь придумаю, Мариш.

Лорел смотрела на него сочувствующим взглядом. Она знала, что он здесь переживает по поводу случившегося больше всех. Его друг погиб, его семья голодна. Он попал в очередной ад, похуже Изхелла.

Павел подошел к Лорел и еле слышно сказал:

– Я схожу к мяснику. Он мой друг. – Лорел пыталась было его перебить, но Павел положил палец ей на губы и продолжил – да, шансов мало, но ты бы не попыталась?

Прикрыв хиплую дверь, Павел уверенным шагом двинулся к мяснику. В его воображении объявился кусок хлеба, и Павел почувствовал, что стал сглатывать слюну слишком часто, едва не роняя ее на пол. На территории Изхелла было не очень много свободной и пригодной для зерновых культур почвы, а потому хлеба, впрочем, как и многого другого, было в обрез. Павел знал, что получить что-то сверхнормы было почти нереально, но попробовать стоило. Кроме того, он знал, что вскоре Император вызовет его к себе, для объяснений, а ждать этого момента дома, посматривая на неискренне радостную семью, которая делала бы все, чтобы скрыть досаду от неудачной охоты, он не мог. Пусть и делалось это ради него.

 

Добравшись до лавки Дэрела, Павел собрал всю силу своей добродушности и с распростертыми руками обратился к мяснику:

– Хэй, Дэрел, здоровяк, что сегодня на ужин?

Дэрел был мясником, и каждый в городе уважал его и старался сохранить с ним добрые отношения. Дэрел не только рубил туши, но и выдавал каждому жителю его долю. Это касалось не только мяса, но и любой другой пищи, в том числе хлеба. Ситуация с едой в Изхелле развивалась по-разному. Первые дни ее было много, люди все равно ели все подряд. Ловили сбежавших из зоопарка животных, варили специальный клей, которым обмазывали деревья, чтобы поймать случайную птицу. Первое время Колизей был полон кошек, пока их всех не съели. Некоторые время удавалось даже разводить коров, но это было слишком сложно для Эбисса. Город не потянул таких животных, и с ними пришлось расстаться. Сейчас остались лишь свиньи да парники с овощами. Павел научился ценить еду. Жевать её долго, тщательно. Так, чтобы её привкус мог задержаться во рту. Единственное, чего здесь всегда было в достатке, это рыбы и питьевой воды – питьевые фонтанчики еще со времен целостности города неплохо пережили катастрофу. Но по мере обоснования на земле, получения новых благ, утихания последствий катастрофы, люди стали требовать чего-то нового. Так и возникли охотники. Люди, что ловили людей и животных, выбираясь за стены города, туда, к дикарям. Всего два охотника и один повар – вот три человека, стоящих на первом месте после Императора и его свиты, которой у него не было. Император ни с кем не дружил, были лишь те, кому он доверял. Своим охранникам и паре человек, которые от его имени контролировали исполнение приказов.

Во время выживания и поедания всего подряд повара ценились особенно высоко, не менее тех, кто эту самую пищу приносил. У таких людей всегда были свои привилегии – первые в очереди, лишний кусок мяса. Большинство ради этого и идут на тренировки в охотники. Но многие, прошедшие этот адский труд и мучения болью в теле, ломаются, когда открываются ворота города, и наотрез отказываются идти за его стены.

– Я слышал, что случилось с Эриксоном. Ну, знаешь, маленький городишка, мало людей, информация ходит быстро.

– Интересно, выходит ли что за стены? – ухмыльнулся Павел.

– Так вот, я сочувствую.

– Спасибо. – Павел сделал паузу. – Сколько на сегодня порций?

– Немного. Хватит очень немногим.

– Дэрел…

– Я понимаю, у тебя дети, семья, но многие давно не видели куска мяса. К тому же, ты провалил охоту, ты знаешь правила.

– Дэрел, моей дочери не просто неприятно, когда она голодна. Она уже боится этого. Каждую охоту так. Иногда я задумываюсь, больше она боится моей смерти или же возвращения с пустыми руками. Хотя, это одно и тоже.

– Я все понимаю. Но правила есть правила. Если я позволю тебе взять лишнее, то в следующий раз на твою тарелку попадет вырезка из моей лопатки.

– Да, ты прав. Прости. Я не знаю, что делать. Эриксон погиб. Одному мне на охоту не пойти. Когда она еще поест мяса?

– Ты справишься. Ты всегда справлялся. Это тебя отличает. Ты единственный из нас всех, кто в состоянии выжить где угодно.

Павел ничего не ответил. Он понимал, что его больше заботит не то, выживет ли он, а то, не умрет ли с голода его дочь. И все это понимали. Вот только правила есть правила – провалил охоту, лишнего не получил.

Уныло повесив голову, Павел побрел домой. Но тут кто-то вскрикнул, и Павел оглянулся. Кто-то засмеялся. Ничего особенного, просто житейские моменты. Их осталось мало, таких моментов, как и людей в городе. Те, кто были близко к городу, либо внутри, либо мертвы. Стоит отметить, что место выбрано достаточно удачно. Тут тебе и питьевые фонтанчики, и Колизей, и рыба. Рядом с Изхеллом был небольшой островок, там вполне можно было бы обосноваться, если б его постоянно не затопляло. А строить водные укрепления у людей не было никакой возможности. Каждый житель Изхелла носил в своем сердце страх, передвигался со слабостью в каждом шаге. Никто не был уверен в следующем дне – стены достаточно слабы, их спасает только большое удаление от леса и здоровая простреливаемая площадь между городом и деревьями. Дома людей тоже не были особняками вечности. Их собирали из частей разрушенных снарядами жилых зданий, что были здесь раньше. Большинство из них все равно не были ни на что пригодны, будучи либо разрушенными полностью, либо выглядящими так, будто это случится прямо сейчас. Дома, построенные жителями Изхелла из чего попало, почти всегда без окон, без дверей – они служили одновременно всем и ничем. Там готовили, там спали, там рожали и умирали, и, вместе с тем, эти дома не давали никакой надежности, случись непредвиденная ситуация. Никакой защиты. Как они к этому привыкли. И все же, на стенах стояли стрелки, у города были охотники, удачное место, и на него никто не нападал. Но если нападут? Кто знает, сколько продержатcя эти стены при серьезном нападении? Хотя, разве в этом мире хоть что-то держится долго?

1Эбисс – с англ. Abyss – Бездна
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.