Там, где сердцеТекст

Оценить книгу
4,8
13
Оценить книгу
5,0
1
0
Отзывы
Отметить прочитанной
90страниц
2019год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Девочка моя, а что, мы гулять не пойдем?

– Пойдём, Гришенька! Только подожди чуть-чуть. У меня сюрприз. Сядь, пожалуйста, в машину.

Гриша сел в машину и поцеловал Элю в щёку. Такси тронулось, и Гриша спросил:

– Куда едем?

– Не беспокойся, мальчик мой, сейчас все увидишь! Не волнуйся.

– Да я не волнуюсь, просто мне так непривычно.

– Лучше возьми мою руку.

Гриша молча взял ее руку и не мог насладиться моментом. Его расстраивало, что скоро он лишится Эли, мальчик очень страдал от этого.

Таксист Эльдар остановил машину и спросил:

– Здесь?

Девочка ответила: «Да», – и протянула ему купюру.

Молодая парочка вышла на улицу, и Гриша спросил:

– А что мы тут делаем? Что это за супермаркет?

– Да какая разница, – радостно улыбаясь, говорила Эля. – Отсюда до моего дома двенадцать километров по окружной, и сегодня мы с тобою пройдём этот путь пешком вдвоём.

– Эль, мы последний день вместе, и ты хочешь провести его идя по лугам и лесам?

– Это будет здорово, мальчик мой, ты сам все увидишь!

Гриша ничего не мог сделать кроме как подчиниться. И вот они уже в пути. Первый час ребята просто болтали и наслаждались обществом друг друга, пытаясь не затрагивать тему скорейшего отъезда. Эля то шла пешком, то Гриша нёс ее на руках, вдыхая ее запах. Они шли по дороге вдоль леса, и наконец-то лесная полоса закончилась. Гриша увидел реку, а за рекою луг. Необычайной красоты небеса лучами солнца открыли облака, как витрину магазина, и устремились освещать землю и путь этой молодой пары. Вдруг Гриша сказал:

– Побежали на поле, милая, быстрее.

Он схватил за руку Элю, и они побежали на поле через реку по мосту.

Эля увидела необыкновенные молодые ромашки и, словно ветер, рванула из-за спины Гриши прямо в них. Она кружилась в танце и напевала мелодию песни, которая была неизвестна Грише, но этот момент был самым прекрасным из всей суровой жизни юного сироты. Гриша понял, что он не успел выбрать в том сне, который приснился ему пару дней назад. Он подбежал к Эле, ласково взял её руки и вместе с ней кружился, как торнадо, крича в небо:

– Я выберу её! Всегда выберу её!

Эля не понимала, что это значит, но и не хотела спрашивать, потому что была навечно заложена в сердце Гриши, а счастье переполняло ее изнутри. Вдруг Гриша остановился, остановив и Элю. Он прошел взглядом каждый сантиметр ее красивого лица.

– Ты чего, Гриша, ты чего остановился?

– Пытаюсь запомнить!

– Что запомнить?

– В подробностях твоё лицо…

И на глаза Гриши накатились слёзы.

Ребята около получаса просто стояли в поле и смотрели друг на друга, потом Гриша прижал Элину голову к своей груди и сказал:

– Я хочу навечно остаться с тобою в этом поле, мне ничего не нужно, кроме тебя. Моя душа – твоя душа, забирай. Всего себя отдаю тебе.

– Знаю, знаю, милый, я тоже полностью твоя, в твоих глазах я нахожу все, чего мне не хватает. Твои глаза – мои океаны, настолько чистые океаны, что я вижу, как ты меня любишь, и это знание помогает мне жить и верить, что ты ко мне вернёшься, а сейчас я хочу подарить тебе стих собственного сочинения специально для тебя, дорогой.

Эля достала из сумочки конвертик и протянула Грише.

– Можно, я сейчас прочитаю? – спросил мальчик.

– Как пожелаешь, моя любовь.

Гриша аккуратными движениями пальцев распечатал конверт и достал листочек из бархатной бумаги, наощупь будто чистый хлопок. Парню уже было очень приятно, ведь ему никто не делал подарков прежде. Он развернул листок и прочитал: «Посвящается моей вечной любви».

– О, мне уже нравится! – с улыбкой сказал Гриша.

– Читай, Гриша! – с нетерпением произнесла Эля.

– Хорошо.

12. Тебе…

Ты улыбнешься – улыбнусь и я,

Пускай не видимся мы хоть годами,

Ты взгрустнешь, и грусть окутает меня,

И совсем неважно, что там между нами…

Важно чувствовать родное сердце рядом,

Даже если далеко оно, затем

Вечером весенним, теплым взглядом

Провожать тебя, спросив: «Ты насовсем?»

Хочется сказать тебе, что не забуду…

Теплые и нежные слова,

Ведь твой голос – он со мной повсюду,

Даже если рядом нет тебя…

Я всегда с тобою, друг мой,

Также, как и ты всегда со мной,

И однажды, может быть, зимою лютой,

Обещаю, встретимся с тобой!

– Очень сильно, – сказал Гриша. – А почему друг мой, а не моя любовь?

– Гриша, не порти момент, я обещаю, что это не последний стих тебе!

– Да-а… он обалденный, правда, ничего подобного для меня никто не делал, и я очень рад, что таков первый в моей жизни подарок от тебя. И кстати, что там за цифра в начале стиха? Двенадцать? Это к чему вообще?

– Я тебе все расскажу, но в своё время, – взяв за руки Гришу, ласковым голосом сказала девочка.

Сегодня эти оба были очень счастливы, а этот день принёс им массу радости, массу тёплых чувств. Ребята шагали по дороге и смеялись, а праздничный путь семейства Вебер стал дорогой Элиной Любви. В скором времени они дошли до дома девочки, и Эля предложила зайти в дом и познакомиться с теми, с кем Гриша еще не имел чести встретиться. Мальчик долго отпирался и говорил, что это лишнее, что так не стоит проводить последние часы вместе, но Эля настаивала так сильно, что недолгое сопротивление Гриши было сломано. Идя к подъезду, Эля заметила, что Николай до сих пор не появился. Она решила рассказать Грише о том, каким хорошим другом ей приходится Николай. Гриша, недолго думая, выдвинул идею найти бездомного. «Все же это лучше, чем знакомиться с отцом девушки, пока за душой ни цента», – подумал Гриша. Эля по своей доброте согласилась, и они выдвинулись на поиски бомжа, но недолго пришлось его искать, – он валялся возле дома напротив, в клумбе с цветами. Гриша аккуратно перевернул его с живота на спину и пощупал пульс.

– Живой он, но по лицу видно, что его побили, он еле дышит, тут скорая нужна.

Эля молча с глазами, полными слез, вызвала скорую, которая, как ни странно, не заставила себя ждать и уже спустя полчаса приехала. Медики долго не соглашались забирать бомжа, но у Гриши был дар убеждения. По предварительному заключению врача, Николай потерял много крови, так что нужно было приехать в больницу и определить группу крови.

По приезду в больницу Гриша сразу пошёл к главному врачу и объяснил ему, что нужно делать, и как стоит относиться к бездомному. Врач сразу все понял и оказал достойное внимание сему аспекту. Недолго определялась группа крови – четвертая отрицательная, но такой группы крови в наличии не было. Тут Эля закричала:

– Возьмите мою, у меня четвертая отрицательная! Возьмите, вот! – вытянув руку вперед, потребовала Эля.

– Может, не надо? – тихо сказал Гриша.

– Надо… надо, не волнуйся.

Элю сразу положили на кушетку для забора крови, и медсестра подошла к ней с тонометром. После измерения медсестра сообщила Элине, что у нее слишком пониженное давление. Григорий влез в диалог и заявил, что никакой передачи крови не будет. На что Эля возразила:

– Ну Гриша! Ему же будет плохо!

– Так, ладно, что-нибудь придумаем! Можно мне узнать, какая у меня кровь?

– Конечно, – ответила медсестра. – Но вы же понимаете, что шансов, что у вас такая же кровь, немного!

– Да-да, давайте! – с нетерпением промолвил мальчик.

У Григория взяли анализ крови и вскоре медсестра снова подошла:

– Ну, знаете, я еще не видела, чтобы людям так везло! У вас тоже четвертая отрицательная.

Эля запрыгала от радости, а Гриша молча лег на кушетку для переливания крови. Прошло около двадцати минут, и Николай стал открывать глаза. Гришу отсоединили от аппарата, и он сразу спросил у Эли:

– Ну что, ты рада?

– Ты мой герой, – с милой улыбкой произнесла Гриши Элина.

Гриша еще раз поговорил с главным врачом с глазу на глаз, и Николая оставили в больнице на два дня, а Эля не переставала светиться как новогодняя ёлка. С этими делами они и не заметили, как их последний день подошёл к концу и на улице потемнело. Эля, выйдя из больницы, заплакала. Гриша долго пытался успокаивать ее, хотя ему тоже нужно было успокоение. Девочка вызвала такси, и через полчаса они были у подъезда Элины. Гриша обнял Элю и стал рассказывать, как он вернется к ней, он описывал ей их будущую жизнь, а Эля стояла и представляла эти картины. Так, мечтая и смотря друг на друга, ребята не заметили, как прошёл еще час. Грише пора было возвращаться на чердак, чтобы хоть чуть-чуть выспаться перед будущей службой. Эля это прекрасно понимала, но не хотела его отпускать. Гриша вытащил из кармана записку и отдал Эле.

– Что это? – спросила девочка.

– Это записка, которую оставили вместе со мной на пороге приюта мои родители.

Эля открыла записку, и почерк показался ей очень знакомым. Но больше всего ее трогали слова в этой записке: «Мы тебя любим и обязательно отыщем».

– Гриша, возьми, это твое, забери, мне не нужно, это твоя память о них.

– Я хочу, чтобы она была у тебя и напоминала о моей вечной любви к тебе. При следующей встрече я у тебя заберу ее, и мы больше никогда не расстанемся.

Эля снова заплакала, а Гриша поцеловал ее в губы и, развернувшись, ушел в темноту. Эля с новой силой заплакала и протянула руку в ту самую ночную тьму, куда будто безвозвратно спрыгнула её любовь. Гриша уходил с каждым шагом все дальше и дальше, а слезы сдавливали его сердце. Чем дальше Гриша уходил, тем сильнее были слёзы, он этого не хотел, но выбора не было.

Глава 8. Армия

Всю ночь Эля плакала, волновалась и переживала. Каждая потерянная слеза приравнивалась к году жизни. В эту ночь девочка состарилась будто бы на вечность. «Сейчас бы его глаза, хотя бы на момент, и все пришло бы в своё русло». Но у девочки не было даже и мысли о том, что она увидит его, дай Бог, только через год. Эти мысли душили Элю, ей не хватало кислорода. Никому не пожелать таких горьких приливов отчаяния. Это больно настолько, что невозможно совладать с собою. Поэтому остаётся только молиться. И она молилась. Настало утро, шесть часов: «Он, наверное, уже в военкомате, а я даже не могу приехать», – говорила Эля. Дело в том, что Гриша заранее сказал Элечке не приезжать провожать его утром, чтобы обоим не было так больно. От этого ей было ещё хуже, но она понимала, что это лучший вариант из всех. Эля с трудом встала с постели и подошла к окну, чтобы, смотря на природу, бесконечно перематывать в памяти эти прекрасные одиннадцать дней, проведённые вместе со своей любовью. Она вспоминала его глаза, вспоминала то, что она теряла равновесие и чувство рассудка, когда он смотрел на нее. Каждый взгляд его проникал куда-то внутрь, в душу. А его сильные руки, они с такой лёгкостью носили девочку, с такой теплотой держали её, что ни одна тревога не зашла в душу – только бы находиться рядом. Вспоминала, как своими крошечными пальцами трогала его тёмные волосы, эти жёсткие, непроходимые, как тайга, локоны. «Наверное, он уже лысый», – улыбнувшись, подумала девушка. От воспоминаний этих моментов действительно становилось теплее, даже иногда казалось, что Гриша зовет её по имени где-то в другой комнате. Эля оборачивалась, но вспоминала, что это невозможно. Вспоминала последний разговор: как сказала, что будет писать письма два раза в месяц, что будет писать о том, как не забудет, как дождётся, как не растеряет ни капли любви к нему, хоть пройдёт и сотня лет, – все равно буду любить, – вот так она говорила вчерашним вечером.

 

Гриша в этот момент совершенно один сидел в военкомате и ждал, пока его переоденут в форму. Тяжёлая голова и ещё более тяжёлые мысли. От тоски он хотел просто выйти и не возвращаться обратно, но понимал, что новые решения не отменяют старых обязанностей. Он понимал, что его судьба конкретно повернулась в сторону и мечта его превращается в пыль, но определённо точно он знал, что без этой девушки больше не обойтись, он знал, что он влюбился раз и навсегда. Ему, в принципе, было уже абсолютно все равно: как, куда, где жить… главное, чтобы рядом была Элечка. Гриша знал, что это первый человек, которого он поставил выше себя и своих убеждений, принципов и, самое важное, – своей мечты. Если бы Эля позвонила ему и сказала: «На меня напали хулиганы», – а Гриша был бы на другом конце России в армии, он бы босой по снегу пошёл бы за их душами. Он сидел, ковыряя дырявый линолеум у себя под ногой, и думал: «Почему всё именно так происходит?»

Тогда к нему подошел офицер:

– Ты Некрасов?

– Так точно.

– Так, иди переодеваться в двенадцатый кабинет, потом в двадцать четвертый, там узнаешь, куда тебя определят. Все понял?!

– Так точно.

– Выполняй.

Гриша быстрым шагом направился в кабинет под номером двенадцать, где его уже ждала новая форма, а вместе с формой и новая жизнь. Следующие две недели пролетели как кадры фильма, Гриша назвал их адаптацией. Перелёт осуществлялся в город Калининград. Мотострелковый полк, четыре драки, девять конфликтов за три дня, – добро пожаловать в русскую армию. И вот через двенадцать дней службы Гриша дописывает первое письмо. Оно было о том, как он скучает по Элечке, и о том, что если бы не было её в его жизни, он бы дрался чаще, чем сейчас. Гриша описал в подробностях еду и своего командира взвода, которого он шутя называл котлетой из-за лишних девяноста килограмм. Сказал, что вспоминает, как нежно смотрел на нее и как сильно хочет обнять, и что в принципе приют и армия ничем не отличаются по своей сути, «только в приюте еще и стреляют», – шутил он.

Гриша очень жалел, что у него нет телефона и он не может позвонить Эле, чтобы узнать, как же она там. Но и договоренность у них была только на письма, – Гриша сам это предложил, хотя девочка хотела ему подарить свой старый телефон, но, конечно же, он отказался.

В это время Эля уже прилетела к дедушке. Как же хорошо, что она дала Грише адрес в Германии и он сразу сможет писать туда. Все это время Элечка места себе не находила, она не знала, где Гриша, куда он попал. Оставалось только ждать письмо, чтобы скорее отправить своё, написанное еще в первый день их разлуки.

В воскресенье утром девочка сидела на кухне в квартире её деда, когда он первый раз более-менее поговорил с внучкой. Он спросил о ее мечтах, о здоровье и немного предался воспоминаниям о бабушке. В целом Элине понравилась беседа, правда до того момента, когда дедушка Карл Вебер стал говорить, что им предстоит жутко много работать. Эля, конечно, любила играть и петь, но не в тот момент, когда каждая мысль была о Грише, а каждую ночь ее подушка превращалась сначала в болото из боли, а потом в каток из-за льда, – настолько она мерзла без его взгляда. Прошла еще неделя, прежде чем таким же утром, сидя на кухне, Эля услышала стук в дверь. Она подумала: «Как обычно, принесли молоко», – но услышала своё имя.

Она выглянула из кухни в коридор – там у двери стоял почтальон. Эля как пуля подскочила к нему, выдернула из рук конверт и взлетела обратно на кухню. За ней по пятам зашёл дедушка Карл и на плохом русском сказал, что так не вежливо. Эля вернулась обратно и попросила прощения, сказав, что больше так не будет и что, если нужно, она сама готова забирать письма на почте.

После чего вернулась на кухню, где с трепещущим чувством сначала открыла конверт, потом понюхала и осмотрела вдоль и поперек, а потом уже принялась читать. Эля запомнила каждую точку, запомнила, сколько раз он сказал, что любит её и сколько раз сказал, что скучает. Эля была настолько радостная, что удивила даже деда. Он думал: «Всю неделю ходит как баба-яга – вечно недовольная, песни связать не может, а игра на фортепиано так вообще никудышная, а сейчас Эля радостная. Ну ладно, посмотрим, что будет».

Эля раз двенадцать перечитала письмо, быстро переписала адрес на свой конверт и поспешила отправить. Содержание было особенным, она боялась, что вдруг Гриша не прочувствует всей важности ее письма; она думала, что вдруг он не поймёт того важнейшего, что написано между строчек ее красиво выведенных предложений. Но как только Грише пришло первое письмо от Элины, у него затряслись колени, а в его улыбке мог побриться любой офицер, не пропустив ни одного волосочка. Гриша стоял, держа в руках письмо, он просмотрел на него вдоль и поперёк, понюхал – пахло Элей, и еле сдержался, потому что хотел прочитать вечером перед сном, чтобы ему приснилась Эля. Он еле дождался вечера и аккуратно раскрыл конверт, на момент ему показалось, что из конверта что-то вылетело, будто вместе с письмом Эля отправила ему кусочек своей души. Ну вот долгожданное письмо было вынуто из конверта, и Гриша аккуратно развернул его. Эля описывала свои переживания в первые минуты расставания, описывала сильную любовь к нему; просила, чтобы мальчик попробовал обратиться к Богу и покаяться, но эту просьбу он пропустил мимо ушей, будто и не заметил. И вот, наконец-то, Гриша дочитал почти все, но увидел, что осталась одна страница, и обрадовался, что путешествие по мыслям любимой продолжаются. Перевернув страницу, Гриша был ошеломлен. А вот что он, собственно, увидел – это был стих.

11.

Каждый в мире ищет счастья,

Каждый хочет радости, любви.

Каждый хочет денег, власти,

Ищут славы все, куда ни посмотри.

Каждый хочет, чтоб его не позабыли,

И потом, уж на конце пути

Каждый хочет, чтоб его почтили,

Чтобы помнили всегда, как ни крути.

Но, живя под солнцем тленным,

Человек сгорает каждый день,

Ты забыл, что все мгновенно?

Я напомню – мне не лень.

Собираешь ты богатства,

Наслаждаешь плоть свою едой,

Ты сидишь у тела в рабстве,

Прогоняешь Святый Дух долой,

А Христос все вторит тихо:

Дух лишь вечен, но не плоть,

Только в Нем найдёшь ты выход,

Стоит лишь плотскую жажду побороть.

Но Иисус тебе поможет, веришь?

Сможет Он все мигом изменить,

Он все видит, будь уверен,

Приготовься лишь для Бога жить.

В конце стиха внизу стояла роспись девочки и надпись: «Помни о том, что ты не один».

Гриша, конечно, очень радовался, но больше хотелось услышать слов поддержки, чем стихи на такие темы. Гриша был еще далёк от покаяния, он не верил в Бога и считал, что люди проживают жизнь зря, когда служат всю жизнь Высшей силе. Но он искренне любил Элю и ради неё готов был слушать все, что она говорит или пишет. Он аккуратно засунул письмо в конверт, сложил его в три раза и засунул в левый карман кителя – там, где было его сердце. После этого Гриша провёл гигиенические процедуры и воссоединился во сне с единственной, которая его ждала.

В следующее воскресенье Эля также сидела на кухне и в ожидании письма грызла ногти на левой руке. Прозвенел долгожданный звонок, и Элечка снова превратилась в пулю: только можно было наблюдать, как светлые волосы вылетают в коридор. Девочка открыла дверь и увидела почтальона, он уже с улыбкой протянул ей коробочку.

«Вау, посылка!!!» – Эля взяла коробку в руки и принялась читать. На коробке было написано имя пастора ее церкви в Тамбове, хоть девочке и было приятно, но она заметно расстроилась:

«Это все?!» – вздохнула девочка, на что почтальон с грустью кивнул в ответ. Эля не получала писем всю последующую неделю, но сама она уже стандартно распланировала походы на почту раз в две недели, несмотря на то, что Гриша в месяц писал лишь по письму. Эля отправила ему следующее письмо с кратким стихом:

10.

И сразу пусто стало без тебя…

И сразу улицы наполнились туманом,

И сразу потемнели все моря,

Свой блеск вдруг потеряли океаны…

И без тебя любая улочка не та…

И без тебя нет смысла мне там находиться,

Я помню глаз твоих безбрежные цвета,

Я помню, что заставило твоё сердечко биться…

Тоска и грусть вдруг переполнили меня,

Моя любовь всегда с тобою будет,

Ты знай, что каждый день я жду тебя,

Я рядом, знай, тебя я не забуду…

Биение сердца твоего всегда со мною,

Ведь я люблю тебя и любишь ты меня,

Я плачу в месте том, где мы вчера с тобою

Вдвоём рыдали, низко голову склоня…

Сейчас одна я, но ты рядом, верю,

Ты обнимаешь нежно и так искренне меня…

Прошу, ты только не закрой в своё сердечко двери,

Ведь я всегда, всегда дождусь тебя!

От этого стиха, сидя в окопе, Гриша выронил сигарету изо рта, и слеза покатилась по пыльной щеке, будто оставив шрам. Парень в этот день бросил курить, хоть курил он и недолго. Сидя с парнями на лавочке, он часто вспоминал детдом и все приключения, которые происходили с ним в этот раз. Он рассказал им, как однажды довёл до слёз уборщицу Раису, добавив в ее ведро с водой для уборки раствор лука с марганцовкой. Говорил, что всегда хотел увидеть, как она плачет, потому что она доводила до слёз младшую группу детей. А по-другому и невозможно было ее проучить. Товарищам солдатам нравились Гришины истории и его чувство юмора. Еще он мог постоять за других так же, как и за себя, если видел несправедливость. За это его быстро зауважали не только солдаты, но и отцы – командиры. Так постепенно время летело. Летели и письма Элечки; когда Гриша отправил второе письмо, Эля прислала четвертое. Это было не из-за того, что Гриша не хотел писать Эле, а из-за того, что просто-напросто не успевал. Он писал каждый день, но получалось мало, и он решил отправлять раз в месяц, но большим конвертом. Когда следующее письмо Эли пришло, паренёк стоял в наряде, но прочитал сразу, как получил. Эти стихи Эли просто посадили Гришу на заднюю точку. Он был настолько рад, что от радости его сняли с наряда, потому что, когда заходил командир роты, то вместо того, чтобы крикнуть: «Смирно!», пацан с тумбочки крикнул: «Я люблю тебя!» – и из-за этого происшествия Гриша попал на вторые сутки, а содержания письма было вот какое:

9.

Солдатик мой, моя защита,

Ты в сердце будешь навсегда.

Ты крепкий, сильный и сердитый

Бываешь даже иногда.

И защищаешь ты всесильно

От бед страну, терпя, любя.

Поэтому сейчас обильно

Хочу поздравить я тебя!

Моя опора ты и сила,

Я знаю, ты всегда со мной.

Нас так судьба соединила,

Не нужен мне никто другой!

Я буду ждать тебя, ты знаешь,

Когда дожди, ветра, метель…

Ты знай – меня не потеряешь

Даже в холодный, знойный день…

Я буду в уголке сердечка биться,

Так нежно, ласково, любя,

Хочу, чтоб знал ты, что всегда мне снится,

Что рядом мы, что жду тебя…

Вернёмся к Элечке. В то утро она смотрела на посылку и не могла оторвать глаз. Что мог прислать ей пастор? Что же там? Эля долго ходила взад-вперед, она все хотела открыть, да думала, что, может, ошибся, что сейчас позвонит и скажет, чтобы отправила назад . Но звонка не было, и Эля решилась. Она быстро отклеила скотч с двух сторон коробочки и приоткрыла крышку, с интересом подглядывая под неё. Наконец, Эля распахнула её и увидела небольшую Библию. Девочка точно подумала, что перепутала, и решила сама позвонить пастору. Шли длинные гудки:

 

– Алло, Эля?

– Да, Алексей Андреевич, я звоню спросить, как у вас дела? И вы случайно не отправляли мне Библию?

– Отправлял, Эль, да!

– Так у меня же есть!

– Да, конечно, ну вот так, я проснулся на той неделе и вдруг мне пришло в голову подарить тебе Библию, я без задних мыслей пошёл на почту, позвонил твоему отцу, взял адрес и отправил.

– Спасибо вам!

«Странно», – подумала Эля.

– А ещё, Элечка, там на последней странице я для тебя написал небольшое послание.

– Спасибо, Алексей Андреевич, всех вам благ. Да пребудет с вами Бог! До свидания.

– С Богом, Элечка, доброго дня.

Эля была в недоумении, ей был непонятен поступок пастора. Она стала листать страницы, чтобы перейти на последнюю. Там было написано:

«Многое имею писать вам, но не хочу на бумаге чернилами, а надеюсь прийти к вам и говорить устами к устам, чтобы радость ваша была полна».

Эля ничего не поняла, но почерк пастора она уже где-то видела, только никак не могла вспомнить, где.

Глава 9

Утро было дождливое, но у Эли было неплохое настроение для игры: она чувствовала, что сегодня особенный день и все будет по-другому, а то дедушка Карл стал беспокоиться, не обманула ли его внучка, когда отправляла записи с игрой, – может, это и не она вовсе. Элечка взяла в руки всю силу, а ее было немного, и открыла крышку рояля. Она присела на стул, поправила юбку, выпрямилась, пару раз моргнула и посмотрела в сторону сидящего в кресле деда, он читал газету. Дедушка Эли был уже не заинтересован игрой внучки, потому что в первые дни в Германии Элечка успела расстроить старика, так что сейчас он большего ожидал от статьи, чем от игры внучки. Но дедушка дал правильный совет девочке: чтобы все свои эмоции она вкладывала в игру. Эля запомнила это, а вот сам старик позабыл. Эля никогда не пользовалась нотами и играла по памяти, она взмахнула левой рукой так высоко, что соседи в окне увидели бы покусанные ногти. Плавно ударив пальцами по клавишам, Эля извлекла мелодию, она текла, словно ручей, слабый, еле-еле пробирающийся сквозь камни. Дедушка поднял глаза от статьи, но скорее всего от негодования, мол, я тут читаю, а ты играешь. Музыка начинала прибавлять ход, и мелодия наполняла душу эмоциями. Там, где было грустно, девочка вкладывала свою печаль; там, где звучало удивление, девочка вспоминала, как Гриша ее поцеловал первый раз, и это удивление отражалось в музыке; там, где мелодия была веселая, Эля вкладывала воспоминания о том моменте, когда Гриша находился рядом. Нотка за ноткой наполнялась эмоциями, музыка разлилась по дому, как река. Дед Карл забыл про статью и слушал ту мелодию, что и отправляла девочка ранее. Дед был неверующим, а так бы сказал: «Слава Богу!»

Девочка играла с закрытыми глазами, представляя разные картинки.

Деду Карлу стало очень стыдно, что пару дней назад он говорил Эле осуждающие слова.

Вдруг Дед быстро зашевелился и достал из старого шкафа видеокамеру, быстро взял треногу и поставил на съёмку. Он выбежал из комнаты, а потом из дома было только слышно, как хлопнула входная дверь. Эля продолжала играть произведения за произведением, не открывая глаза. Ей уже не было важно мнение деда и прочее, она даже не заметила, как он вышел из комнаты. Сейчас мыслями Эля переживала те прекрасные одиннадцать дней жизни с Гришей: песня за песней, куплет за куплетом девочка играла около трёх часов, пока дед не вернулся с огромным плюшевым медведем в руках и не разбудил Элю от музыкального сна.

– Все, на сегодня хватит, – сказал дедушка на плохом русском и нежно погладил внучку по руке, останавливая.

Девочка не спеша открыла глаза и посмотрела на деда.

– Что-то не так? Я где-то ошиблась?

– Нет, милая, все хорошо, просто ты уже играешь три часа.

– Вау, три часа! А я думала, пару минут! – Девочка встала, и у нее закружилась голова.

– Ой, похоже, и правда три часа, – сказала Эля. Она увидела огромного медведя и восторженно сказала: – Это мне, дедушка?

– Да, Эля, тебе. Я понял, как мало дарил тебе подарков.

Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.