Заглянуть в прошлоеТекст

Оценить книгу
4,5
230
14
Отзывы
260страниц
2015год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

И вот настал этот день. Мне исполнилось тридцать. День рождения. Так ждала этой даты. Думала устроить праздник, как никогда, и веселиться с друзьями и приятелями чуть ли не до утра. И день недели не подкачал, была суббота. Именно к этому событию спешила отделать свой загородный дом. Вот он, готов был в срок. Стоял себе особняк в три этажа. Под красивой ломаной крышей, с петухом-флюгером на коньке. Многочисленные окна с фигурными раскладками успешно справились со своей задачей: света в комнатах было море. А самих комнат не счесть. На третьем этаже даже еще и придумывать не принималась, что там устроить. На первом, ясное дело, располагалась кухня, столовая, гостиная. Второй этаж задумывался под спальни. Всего их получилось четыре, квадратные, просторные, с пристроенными гардеробными. Красота, да и только.

Я бродила по дорожке, выложенной тротуарной плиткой, вокруг дома. Но смотрела больше себе под ноги, только иногда поднимая голову и окидывая взглядом стены, отделанные декоративным облицовочным кирпичом. Весна в этом году была не такая уж и ранняя. Конец апреля, а травки еще «кот наплакал», так, слегка совсем зазеленела. Если бы не первоцветы, то и глазу особенно негде было бы задержаться. Да вот еще туи оживляли картинку. А в общем-то территория вокруг дома была куда радужнее, чем состояние моей души. Там, как раз, было совсем серо.

Послышалось или, и правда, за воротами раздался автомобильный гудок? Я подняла голову и навострила уши в ту сторону. Нет, все верно, гудели. Запахнула куртку и направилась к воротам и к калитке, что рядом с ними. Шла быстро, но за это время еще дважды посигналили. Кто же это мог быть, такой нетерпеливый?

Подошла сразу к воротам. Сбросила засов и с силой толкнула створку. Она легко поддалась. Качнулась и поехала в сторону, освобождая въезд на участок и на площадку, тоже выложенную плиткой. Пока распахивала вторую створку, успела рассмотреть белый Форд. Такая машина была у школьной подруги Татьяны Акимовой. Сто лет с ней не виделась. Не уж-то она ко мне в гости пожаловала? Вот это, да!

– Машка! Привет, подруга! – это точно была Танюшка, опустила стекло в окне со стороны пассажира и махала мне из него, улыбаясь во весь рот. – С юбилеем тебя! Куда машину поставить?

Я развела руки в стороны и пожала плечами, при этом еще обвела взглядом большую площадку для автомобилей, в тот момент полностью пустую. Ставь, мол, где пожелаешь, все места только для тебя.

– Я что, первая приехала? А во сколько же ты гостей ждешь?

Она выбралась из машины, деловито поправила на себе костюм, а потом спешно нырнула на заднее сиденье. Оттуда показалась уже с огромным букетом алых роз. Он был такой величины, что Татьяне понадобились обе руки, чтобы его вытянуть без потерь из распахнутой настежь двери. И только потом, согнувшись и боком, она оттуда же извлекла красочный пакет с подарком.

– Это все тебе, моя дорогая! Держи. И дай я тебя поцелую, – мы обнялись.

– Очень рада тебе. Ты даже не представляешь, как. Пошли в дом.

– Разве же это дом? Дворец! Веди, веди, хозяйка. Ну и красота, вот это, да!

– Не удивляйся, если окажешься моей единственной гостьей сегодня.

Мы вошли в холл. Я остановилась около вешалки, чтобы снять и пристроить на нее куртку, а заодно переодела кроссовки на домашние тапочки. Татьяна, не задерживаясь в прихожей и холле, сразу прошла глубже в дом. Ей было интересно рассмотреть его изнутри.

– Вид из окон второго этажа просто нечто! – ее голос доносился предположительно из моей спальни.

Я только хмыкнула. Из-за плохого настроения никак не могла стряхнуть с себя апатию и подключиться к обсуждению планировки и дизайна дома.

– Надо же, в душе горячая вода! Я матери тоже в доме сделала газ, воду и канализацию. Только у меня все растянулось на пятилетку. Задумку вынашивала да мамулю уговаривала на стройку год. А потом еще работнички «пилы и топора» полтора года возились. Еще полтора или около того ушло на устранение недоделок и неисправностей. Одним словом, горя хлебнула. Не рада уже была, что затеяла все это. А все из-за чего? Да, времени у меня ни на что не хватает. Ношусь по миру, как угорелая. А без контроля оно всегда так и бывает.

– Ты так и занимаешься по-прежнему мехом?

– Ага. Судьбу мою, как заклинило. Я тебе безрукавку из норки подарила. Ты примерь. Если что, поменяю, – Таня спускалась по лестнице вниз. – А на третьем этаже у тебя, что будет?

– Бог его знает…

– А это что за двери? Вон там, в конце этого коридора.

– Те? Сауна там.

– Уже работает? Круто! А пахнет-то как, обалдеть!

Пока она рассматривала все вокруг, я прошла в столовую и принялась накрывать стол. Было похоже, что гостей больше не прибудет, только школьная подруга вспомнила обо мне сегодня. Что же, так тому и быть. Посуду ставила, как на двоих. Прошла в кухню, что через арку по соседству, достала из холодильника еще утром приготовленный салат, ухватила с полки нарезки. Все в руки не далось, поэтому вернулась во второй раз.

– Тань, что пить будем? Вино или водку? – встала в задумчивости перед раскрытым холодильником.

– Ты ставь, ставь, а там видно будет, – она нарисовалась в дверном проеме, который вел из столовой в гостиную. – Все мне, Машка, у тебя понравилось. Все с размахом и на века.

– Еще скажи, на вырост!

– Тоже верно сказано. Дом этот на большую и счастливую семью, так полагаю, рассчитан. Теперь тебе самое время замуж выйти, детей мужу нарожать и жить с ним долго и счастливо. Вот за это сейчас и выпьем. Наливай! Тост у меня шикарный получился. Правда? Нет, не надо вина. Давай за такое водки выпьем.

– Как скажешь. Только я с водки пьянею быстро. Предупреждаю сразу, чтобы потом не говорила, что не смогла тебе компанию поддержать.

– Сколько тебя знаю, ты и с вина косеешь на счет три. Помнишь, как мы первый раз распили бутылку, тайком от взрослых? Где это было? Правильно, в колхозе, в трудовом летнем лагере. Мы там свеклу пропалывали.

– Точно, помогали труженикам поля днем, а вечерами ходили в клуб на дискотеки. У Ольги Куприяновой случился день рождения, и мы вскладчину купили какой-то дряни. А распили ее после отбоя, в темноте, закусывая одним яблоком на всех.

– Вот это было веселье! Смех из нас так и прыскал, но надо было таиться, чтобы не разбудить учителей.

– Сами себе казались такими взрослыми…

– Еще бы! А вот теперь мы и, правда, взрослые. Давай выпьем за тебя. За твои восемнадцать. Или все же за тридцать? Это как сама желаешь. Я озвучила потому, что мы здесь вдвоем, и знаем друг про друга ну все, совсем все. Или почти все… – она покосилась на меня со значением. – Мы выпили две рюмки водки. Сейчас закусим, и я снова скажу тост. А потом ты мне все расскажешь. Договорились, подруга? Вот и славно.

Каждая из нас с энтузиазмом принялась наполнять свою тарелку, как будто это сейчас имело огромную важность. А может и правда имело? Вечер только начался, разговор предстоял длинный, спиртного было на полк, надо было себя сберечь.

– Вкусный салат. Сама готовила?

– Угу.

– А я повадилась готовые покупать. Не правильно это, но все времени ни на что не хватает. Ну, что, по третьей? За тебя, Мария! За твою красоту! Не крути головой, я знаю, что говорю. Ты у нас всегда яркая была. И сейчас тоже. Посмотри, какие у тебя красивые каштановые волосы. Густые, блестящие, мне всегда нравилось, что прямые. Не как у меня, с легкомысленными завитушками. Не спорь! Сейчас я говорю.

– Знаю я тебя. Начнешь меня по частям разбирать, а рука отсохнет рюмку держать.

– А глаза? – проигнорировала Танька мое высказывание. – Зеленые! На зависть многим, они у тебя немыслимо зеленые, других таких ни у кого не видела. Ресницы длинные, длинные, что верхние, что нижние. Тоже, кстати говоря, редкий в природе случай.

– Танька, кончай! – перехватила рюмку в левую руку.

– Губы!

– О-ох! Издеваешься, да?!

– Если бы. Завидую я тебе, Машка. Ой, как завидую! Вот говорю сейчас и понимаю, что тоже хочу такие губы.

– Вот, хулиганка! Я уже поняла, что конца этому тосту не будет.

– Если станешь меня постоянно перебивать, то конечно. На чем я остановилась? Вспомнила. Губы у тебя такие, что если кто начнет их целовать, то остановиться уже не сможет.

– Это как?

– Не перебивай. Фигура у тебя всегда была, что надо. Нет, правда, как тебе удалось ее сохранить? Не ешь, наверное, ничего совсем? Вот я тоже пробовала на диету сесть, да потом еще больше набрала, и рукой махнула на себя с тех пор. Видишь, какая сдобная стала?

– Мне нравится, как выглядишь.

– Спасибо. Только сегодня мы говорим все же о тебе.

– А разве ты не закончила? Я уже выпить хотела.

– Ладно. Уговорила. Давай выпьем за твою красоту неземную.

Мы с удовольствием выпили и покушали немного.

– Знаешь, что я решила, – первой непродолжительную тишину нарушила Татьяна. – Мне уже понятно стало, что у тебя какие-то нелады. Но может, пусть они подождут? Разговоры о них, имею в виду. А сейчас пусть будет праздник?

– Пусть. Праздник, всегда лучше.

– Тогда иди и переоденься.

– Куда мне пойти? Не пойду. Переодеваться не хочется. Да и нет у меня здесь особого выбора нарядов. Может пара платьев висит в спальне в шкафу…

– Иди! У тебя юбилей. А ты сидишь в джинсах и кофте какой-то. Уважь меня, твою гостью. Очень прошу.

– Ладно. Переоденусь. Пойду наверх. Не скучай, я быстро.

– Я пока музыку поставлю. Где тут у тебя музыка? Нашла. Вот. Другое дело.

Когда спускалась в столовую, еще с лестницы наблюдала свою подругу, вальсирующую по паркету гостиной.

– Совсем другое дело, – закивала она мне одобрительно. – Платье сидит на тебе шикарно. Празднично так получилось. А ты не хотела переодеваться! Не юбилярша, а конфетка. Давай танцевать.

– Можно, – я ухватила ее за талию и за руку, собираясь закружить в вальсе.

– Нет, я веду. Ты должна быть мягче. Доверься мне, дорогая.

 

Пока мы разбирались, что к чему, музыка сменилась на довольно темпераментную и совсем не вальс. Вопрос, кто станет вести в танце, отпал сам по себе.

– Как выпью, сразу тянет курить. Где у тебя можно дымить?

– Может, на крыльцо выйдем? Вечер теплый. И там звезды!

– Звездное небо – это хорошо. Пошли на улицу, – согласилась Татьяна. – Как раз к случаю, надень мой подарок. Ну, безрукавку норковую, что привезла. А то у тебя платье тонкое, не то, что мой костюм. Обалденно замечательно сидит она на тебе! Очень идет.

Мы встали на ступенях крыльца под выступающим козырьком. Татьяна курила, выпуская струйки дыма к темнеющему небу, а я стояла рядом за компанию. Дверь в дом за собой не закрыли, и теперь из его глубины на нас струился свет ламп и поток приятной музыки.

– Смотри-ка, мы с тобой ворота не закрыли. Не порядок. Надо исправить.

– Стой. Я сама схожу, – наблюдая за нетвердой походкой подруги, последовала скорее за ней. – Там щеколда такая. Что-то вроде засова.

– Да вижу я все. Сейчас, только створку прикрою… Ой, смотри. Это кто? Мужчина какой-то.

– Наверное, сосед. Я здесь еще никого не знаю.

– Давай его пригласим?!

– Не думаю, что это хорошая идея, – хотела воспротивиться, но опоздала, подруга уже снова раскрывала ворота.

– Мужчина! Вы кто будете? А то моя подруга здесь совсем недавно, мало кого знает…

– Я, Иван Григорьевич Рюмин, ваш сосед. Мой дом через забор, слева от вашего особняка будет. У вас, наверное, праздник? Музыка так громко играет!

– Может мы вам помешали? – в Танькином голосе я уловила легкое кокетство, усмехнулась и стала наблюдать за ней дальше, привалившись плечом к опорному столбу ворот, всегда удивлялась той легкости, с какой она завязывала новые знакомства. – Мы сейчас вернемся в дом и закроем дверь. Тогда звук не будет таким громким. А можем и вовсе сделать музыку тише. Вы только скажите. В наши планы не входит ссориться с соседями. Скорее наоборот – мы хотим с вами дружить. Правда, Мария?

– Определенно!

– А может, зайдете к нам на огонек? По-соседски выпьете рюмку за здоровье именинницы? Мария, ты приглашаешь Ивана Григорьевича к нам в компанию?

– Заходите, сосед, – я с улыбкой посматривала на Татьяну, наблюдая ее веселье и задор. – Буду рада знакомству.

– Спасибо за приглашение. С удовольствием подойду к вам. Дайте мне минут пять и явлюсь.

Ворота в итоге мы так и не закрыли. Оставили щелку, чтобы Иван Григорьевич мог к нам присоединиться, как только сможет. Сами же вернулись в дом. Стоило подруге очутиться в прихожей, сразу кинулась к зеркалу прихорашиваться. Поправила прическу и освежила макияж. Потом еще немного повращалась, осматривая костюм на своей фигуре.

– Как я тебе? Вроде ничего. А?

– Ты хоть его рассмотрела, там, в темноте?

– Мне его голос понравился. А самого, ты права, не очень и рассмотрела. Рост должен быть средний, может чуть выше. В остальном, я как рассудила? Дом у него неслабый. Вроде твоего. Это значит, что человек умеет зарабатывать и деньги тратит с умом. Уже не мало. А то, кто меня окружает последнее время? Бывший муж, чтоб ему провалиться, пьяница беспробудный. Его друзья не лучше, скорее такие же. Все, что им в руки попадает, спускают за пять минут. Наши, что ездят со мной за шубами, те еще «Гаврики», народ все больше приземленный, без задора и изюминки.

– Вот сейчас будет тебе «изюминка», как на свет выйдет.

– И что? На вещи надо смотреть проще. Детей нам с ним не крестить. А для компании может сгодиться. Без мужчин скучно, подруга. Пусть скрасит нам вечерок. Потанцевать будет с кем… Если совсем не приглянется, то я смогу от него избавиться, не переживай, моментально отправлю назад домой.

– Можно? – глаза подруги загорелись, как только рассмотрела коренастого мужчину лет сорока, тот приоделся, на нем был костюм и светлая рубашка, правда галстук не повязал, но в остальном смотрелся достойно. – Поздравляю вас, Мария. С подарком вышла незадача. Смог найти только это.

Он не выглядел растерянным. В руках держал бутылку коньяку и упаковку пирожных. В столовую прошел решительно и принял на себя заботу о наполнении наших рюмок, как только разобрался, где может сесть. В наш маленький коллектив он вписался сразу и без проблем, словно мы давно его знали.

– Вот видишь, я нутром учуяла стоящего мужика, – зашипела мне в ухо Танька, пользуясь моментом, когда Иван Григорьевич отошел организовать музыку для танцев. – Сейчас еще выясним, как он из себя в танце. А в остальном: бодр, словоохотлив, юмор у него приятный, собой очень даже ничего, хоть и старше нас на десять лет.

Первой на танец он пригласил меня. Как же иначе, я же хозяйка и именинница. Потом очередь была Татьянина. Она удобно расположила руки у него на плечах и все хихикала на какие-то его слова во время танца.

– У него ресторанный бизнес, – поделилась со мной добытой информацией, когда наш единственный кавалер удалился на кухню за новым соком, по всему в моем доме успел освоиться неплохо. – Дело его процветает. Определенно мне улыбнулась удача. Или ты тоже имеешь на него виды?

– Что ты, что ты?! Он весь твой. Дерзай, подруга.

– Без обид? Мы ведь так и не поговорили о твоих проблемах. Догадываюсь, что они касаются того банкира, за которого ты собиралась замуж два года назад. Так?

Что было ей ответить? Я, как и она, выпила этим вечером, по своим меркам даже не мало. Алкоголь взбодрил и притупил совсем свежие переживания. Но упоминание о них моментально отрезвило. Боль никуда не ушла, она таилась в душе. Будь мы одни, я бы, наверное, рассказала о ней Татьяне. И собиралась ранее сделать это, только все пошло не так. Мне тогда подумалось, что может надо просто развеяться, попробовать расслабиться и развеселиться. Понадеялась, что смогу устроить праздник себе и подруге, и он вытеснит из меня все темное, что скопилось за последний кошмарный месяц.

– Так, – кивнула в знак согласия. – Но сейчас не время обсуждать его. Оставим эту тему. Веселись, Таня. Я не буду тебе помехой.

– А он, правда, ничего?! Ивана Григорьевича, имею в виду.

– Он – самая большая наша удача. Этим вечером уж точно. А там посмотрим. Вернее, ты посмотришь. Ведь я здесь ни при чем.

– Точно, точно? Вот спасибо, подруга. Такого стоящего мужика у меня лет десять не было.

– Танька, тебе же всего тридцать.

– Поэтому так и сказала. Потому что никогда такого у меня и не было еще. Хорошо бы он не был женат. Женатые мужчины для меня не существуют. Ты не знаешь, как у него с супругой обстоят дела? Имеется такая? Что плечами пожимаешь. Ах, Мария, какая ты нелюбознательная. Ну, да ладно, пойду, разведаю.

Разведку она совмещала с медленным танцем. Они кружили по гостиной, тихо переговариваясь. И вот Танькины глаза загорелись, взглядом она нашла меня, радостно подмигнула, а губы ее сложились в молчаливом «разведен». Я ей улыбнулась и сделала это искренне. Пусть хоть кому-то сегодня будет хорошо. Только наблюдать за развитием их романа не смогла, решила немного отдалиться, чтобы взглядом не выдать своей душевной пустоты и прохлады, и не испортить людям настроения. Для этого покинула комнату, сославшись на необходимость поставить в духовку мясо на горячее.

Мне, и правда, надо было это сделать. Но занятие заняло всего минут пять, раз все заранее было приготовлено в керамической форме, только и надо было поместить ее в духовой шкаф, задав нужную температуру и время. А вот возвращаться в компанию не хотелось. Судя по веселому смеху подруги, что журчал в гостиной, как весенний ручеек, да по отдельным раскатам мужского голоса, им было хорошо вместе, и могли легко обойтись какое-то время и без меня. Поэтому неслышно проскользнула на лестницу и поднялась на третий этаж.

Там имелась одна просторная комната, даже, наверное, зал. Свет зажигать не стала, хватало сияния полной луны и многочисленных звезд, заглядывающих во все четыре окна, в три створки каждое. Ну, просто планетарий, да и только. Около одного из них стояло большое плюшевое кресло. Забралась в него с ногами, запахнула меховую безрукавку, чтобы дольше сохранить свое тепло в этом слабо отапливаемом помещении, и откинула голову к высокой спинке, устроившись посидеть в одиночестве и подумать.

Каждый, наверное, бывал склонен поразмышлять о прожитых годах. В такие минуты жизнь проходит перед глазами чередой, день за днем. Вот и я задумалась над своей. Последнее время меня так и тянуло к копанию в собственной душе и критической самооценке. Как болезнь, какая поселилась во мне и не отпускала. Но причина-то была ясна. Мало того, что тридцать лет – дата круглая, так еще и в жизни все пошло крахом.

И самое горькое, что это было без всякого преувеличения. Так оно и случилось в действительности. Все, что строила всю свою сознательную жизнь, в одночасье рухнуло. Многие женщины к моим годам имеют крепкие семьи. Взять хоть моих школьных подруг. Татьяна не в счет. Она развелась со своим благоверным, прожив от силы пару лет. Были еще подруги по институту. Да, все были замужем. Правда, там тоже не у всех все гладко. Но речь не о том. Они были замужем. Почти у всех дети. Татьянина дочка в этом году в школу пойдет. Вот как время пролетело. А у меня, что?!

– А у тебя была карьера! – напел внутренний голос, угодливо так прогнусавил, с противной иронией. – Не нравится тебе слушать, а деться-то некуда! Сделала ставку на карьерный рост? Что же, молодец. Так держать!

Этот внутренний шепоток был прав. Старшеклассницы и студентки вовсю ходили на свидания, встречались со сверстниками, знакомились, влюблялись, когда я с головой погружалась в науку. И училась-то легко, но все мне было мало. Посещала дополнительно кружки и секции, факультативы и курсы. Впитывала в себя знания, как губка воду, но насыщения все не приходило. Одного высшего образования мне было мало, и красный диплом не успокоил. Подала документы в другой вуз, поступила и снова с отличием закончила. Так, собственно, я и оказалась в этом крупном областном центре, за сотню километров от родного маленького городка, где и сейчас проживали родители: мама – учительница и папа – строитель.

Во время учебы я жила в деревенском доме, что достался мне от покойной бабушки. От города не очень было далеко, но остановок пять на автобусе надо было проехать. Зато экономила на жилье, не надо было снимать квартиру в чужом городе. Училась и работала в центре. Выиграла конкурс и получила место в местной администрации. Вошла в команду очень активного и предприимчивого чиновника. Со временем стала его незаменимым помощником и правой рукой. Он приобретал влияние в своей сфере, и я следовала за ним. Так мы просуществовали несколько лет.

Что было потом? Все закономерно. Моя значимость в команде росла, а вместе с ней и мое материальное благосостояние. Сначала о нем засвидетельствовала новенькая иномарка. До города и работы добираться стало легче. Но жить в деревне, где из жилых домов осталось два с половиной двора, уже стало не по чину. Мой руководитель поспособствовал, и у меня появилась однокомнатная квартира. Не весть, какие хоромы, но в центре и в престижном доме.

Дальше, как раз и стали надо мной сгущаться тучи будущих невзгод. Но я еще этого не понимала. Витала в эйфории и радовалась сама себе, как многого достигла, какая ученая и умная, как меня все уважали. Со мной и, правда, многие хотели дружить. Мне бы задуматься, да не захотела. Гораздо приятнее было ощущать себя на гребне высокой волны. Вроде, бог умом не обидел, а все равно просмотрела тот момент, когда погода вокруг меня изменилась.

Самое первое, что неприятно поразило и заставило немного трезвее взглянуть на свою жизнь, были неожиданные ухаживания шефа. Как оказалось, это для меня они были, как снег на голову, а другие уже наблюдали со стороны за его знаками внимания в мой адрес и прогнозировали дальнейшие события на свой лад. Я была шокирована этим открытием, хоть и старалась не показать виду. Дело в том, что мой начальник был старше меня на тридцать пять лет, женат на своей ровеснице и у них были две замечательные дочери, младшая из которых на два года старше меня. В силу всего перечисленного, я воспринимала его заботу, как отеческое проявление, и еще тешила себя надеждой, что мои деловые качества оценены им по заслугам. Но, когда Николай Анатольевич при любом удобном и не очень случае стал хватать за руки и засматривать в лицо, пелена спала с моих глаз.

Ситуацию надо было срочно разруливать. Тут и пришли в голову мысли, что обычно в моем возрасте, а мне тогда было двадцать восемь, женщинам принято выходить замуж. Мне представлялось это в виде делового соглашения между мужчиной и женщиной с некоторым лирическим уклоном в виде обмена кольцами, банкета и заграничного путешествия. Почему бы и нет? Ведь брачные контракты пришли к нам с просвещенного и демократичного запада. А после этого мое будущее виделось мне снова безоблачным, ведь господин Широков, мой шеф, всегда любил в своих обращениях к народу особо подчеркнуть значение семьи, как ячейки общества. И еще он неоднократно заявлял во всеуслышание, что мне пора замуж.

 

– Мария! Когда же я на твоей свадьбе-то погуляю? – говорил Николай Анатольевич, приобнимая меня за плечи и прижимая к себе. – Пора, пора тебе сыскать мужа. Только непременно хорошего! Чтобы ценил, какая умница и красавица ему досталась.

Понаблюдав вокруг, я приметила Сергея Львовича Свиридова. А что? Мужчина в расцвете сил, всего на десять лет старше меня. Достойный сын своих родителей. От папы к нему перешел банковский бизнес. Но он и сам был умен и образован для этого дела. На английском говорил, как мы с вами на русском, а все оттого, что учился в Англии. Уже за это он мне нравился, а при том еще был приличного роста, приятен лицом и всегда со вкусом одет. Чем не мечта для девушки на выданье?

Ко всему прочему я заметила на себе его взгляды. Это значило, что и он меня выделил среди прочего окружения. Я хоть и ушла на несколько лет с головой сначала в учебу, а потом в работу, но из жизни совсем-то не выпала. Знала, что от супружества бывали дети, и находили их вовсе не в капусте. Правда, опытом в области секса похвастать не могла. Здесь мои знания и умения были очень скудны, и ограничивались непродолжительным увлечением одним студентом, еще, когда оканчивала институт в родном городе.

Определившись с кандидатом на роль мужа, я стала разрабатывать план мероприятий по завладению его вниманием ко мне полностью и бесповоротно. К вопросу подошла по науке и еще руководствовалась уже приобретенным деловым опытом, не зря же столько лет проработала в команде ушлого Широкого. Одним словом, все знания пригодились и пошли на пользу делу.

Всего через три месяца я могла себя поздравить с успехом. Это значило, что Сергей Львович объявил в известных кругах о нашей помолвке. Событию предшествовали непродолжительные обмены взглядами, мое объяснение в чувствах к нему и несколько недель постельных сцен. Тут я очень нервничала, но оказалось, что тот студент совсем ничем не отличался от банкира. Это вселило в меня надежду, что ситуация и дальше не выйдет из-под контроля. Но она начала как-то киснуть. Динамики, что ли, не хватало. Тогда пришлось пойти на риск и продемонстрировать некую холодность с моей стороны. Свиридова это удивило и взбодрило. Его активность начала возрастать изо дня в день. Закончилось все счастливо. Наконец, он признался мне в любви и подарил шикарное кольцо с бриллиантом.

Прежде чем новость стала известна широким массам, мы единогласно с любимым решили поделиться ею с нашим народным избранником и моим шефом, Николаем Анатольевичем. Широков нахмурился сначала, что выглядело странно, в силу того, что сам жаждал видеть меня замужем, о чем и высказывался несколько раз при народе. Кандидатура супруга тоже была достойной, не стыдно было ему меня за него отдавать. По всему выходило, что шеф не мог долго огорчаться. Так он и сделал. Сменил гнев на милость.

– Когда же свадьба, голубки вы мои?

Тут мы переглянулись. Дело в том, что этот вопрос застал нас врасплох. У меня была цель выйти замуж. Это позволяло мне держать дистанцию с начальством, как мне виделось, и сохранить за собой с таким трудом завоеванное место под солнцем. Спешить и соединять свою жизнь, в полном смысле, с жизнью Сергея Львовича я не стремилась. На меня уже тогда опустилась какая-то успокоенность, как если бы совсем оформили отношения. О чем думал мой жених, не берусь сказать. Но день свадьбы пока не назначил, оставив это на потом.

– Правильно, – похвалил нас Широков за серьезный подход к делу. – Торопливость, она до добра не доводит. Тут действовать надо вдумчиво. Все взвесить. Еще определитесь, успеется! А пока поживите, присмотритесь друг к другу.

И жизнь моя потекла в прежнем русле. То есть я горела на работе. Начальство не делало мне поблажек, как новоиспеченной невесте, и грузило заданиями по полной программе. Но меня это не огорчало. Правда, жених мой немного обижался, что мало времени проводили вместе, но потом перестал высказываться на эту тему, как видно привык. Нет, мы бывали вечерами вместе. Часто ужинали в его любимом ресторане, посещали театр, ездили к его родителям на дачу и, конечно, у нас был иногда секс. Так и шло время. На годовщину помолвки любимый осыпал меня подарками. И совершенно неожиданно для меня заговорил о моем переселении к нему на квартиру. На меня напал столбняк. Вот тебе и раз. Все было так хорошо, казалось, что все проблемы решены, а тут такое…

– Целый год прошел! – отчего-то сердился Сергей Львович, как будто это я была против назначения даты свадьбы. – Никифоровы женаты уже три месяца, а познакомились и объявили о помолвке много позже нашего. Бочкаревы тоже! Может ты передумала выходить замуж, дорогая? Тогда так и скажи. Я хочу жену и семью, а не быть вечным женихом.

– С чего ты взял, что я против свадьбы? Просто не хотела тебя торопить, решила, что тебе надо время, чтобы привыкнуть ко мне. А так, что же, назначай день, дорогой.

Мой жених заметно повеселел и повез меня к родителям на следующий же вечер, чтобы вместе с ними определиться с датой бракосочетания.

– Мне нравится апрель, – сказала его мама, очень уважаемая мною дама. – И что с того, что сейчас май? Будет время, чтобы все подготовить. Надо пригласить родственников, гостей. Заранее все оговорить до мелочей. Свадьба – это очень хлопотное мероприятие. Не заметите, как время пролетит.

Я точно не заметила. Сначала увлеклась строительством загородного дома. Того самого, в котором теперь сидела и наблюдала за звездами в гордом одиночестве, не смотря на то, что был апрель, даже его конец, любимый месяц мамы Свиридова. Свадьба так и не состоялась. Кто был в этом повинен? Я.

Меня познакомила с Леонидом подруга. Полтора месяца назад она точно так называлась. Наша дружба началась на работе. Новая молодая сотрудница. Пришла к нам по большому знакомству. Алина приходилась Николаю Анатольевичу какой-то дальней родственницей. Два года назад окончила институт в Москве и приехала к нам в поисках престижной работы.

Мы повадились с ней вместе обедать. Потом как-то разговорились на служебной вечеринке и пришли к выводу, что у нас много общего. Начали иногда перезваниваться помимо служебного времени. Она доверяла мне свои девичьи мысли и секреты, ссылаясь на то, что больше не с кем откровенничать в чужом для нее городе. Я прониклась. Девушка мне нравилась. Когда знакомила ее с женихом, мысли были светлы и радужны. В ответ она нашептала мне, что недавно познакомилась с мужчиной. Что он совершенно необыкновенный. Послушать ее, так второго такого просто на свете было не отыскать. А потом ей очень понадобилось мое мнение о нем. Я посчитала это глупым.

– Ты сама должна решать, с кем тебе быть. Это очень личное. Не могу я вмешиваться и давать советы на этот счет.

– Мне это очень важно. Может и глупо так поступать, но твое мнение необходимо. Тебе всего-то и надо один раз взглянуть на него. Что тебе стоит?

Я только пожала плечами. А через неделю Алина поймала меня в коридоре.

– Пойдем после работы выпить кофе? У меня для тебя есть новость, – по тому, как блестели ее глаза, и, вспомнив рассказ о том мужчине, можно было легко догадаться, о чем пойдет речь, но я согласилась, не видела ничего плохого в том, что посижу с ней в кафе полчаса.

Как раз напротив работы располагалась кофейня, где мы и раньше часто бывали. Мы прошли к столику у окна и сделали заказ. Алина не спешила начинать свою исповедь, дождалась кофе с пирожным и только собралась поделиться своим секретом, как дверь кафе открылась и впустила к нам ее нового знакомого.

– Леонид, – представился он мне и сел с приглашения Алины за наш стол. – А вы и есть та самая подруга, про которую мы говорим почти на каждом свидании?

Такое вступление мне не понравилось. Может быть, я даже нахмурилась, точно не могла сказать. Но определенно, в душе поселилась тревога. Веселого разговора, как возможно планировала Алина, не получилось. Я выждала совсем немного и при первой возможности оставила их одних. Уже назавтра она снова поджидала меня в коридоре.

С этой книгой читают:
Не на ту напали
Анастасия Николаевна Копылова
В клетке со зверем
Татьяна Ларина
Узнай меня
Ася Сергеева
Семейный бизнес
Ксения Игоревна Руднева
В объятиях Зверя
Сильвия Лайм
Семейный бизнес. От перемены мест…
Ксения Игоревна Руднева
Аня де Круа
Яна Егорова
$ 1,24
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.