Цвет ТиффаниТекст

Оценить книгу
4,5
442
Оценить книгу
4,6
11
48
Отзывы
Фрагмент
380страниц
2018год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Эпиграф

Чем отличается любовь подростков от любви взрослых людей? В первом случае ты отдаешься чувствам полностью. Без остатка. В голове сладкий туман, он может сопровождаться болью или невиданным счастьем… Но все только в эмоциях. А во втором случае сложнее. Есть жизнь, в которой нужно выживать, крутиться, зарабатывать, и порой на чувства нет времени, возможности. А уж если проблемы нагрянут, то тогда точно приходиться сердце отодвинуть подальше, задушить, заткнуть. И когда прошлое уже отложило свой отпечаток и слово доверие – не пустой звук.

Но так ли это просто? Не любить? Ведь как ни крути, только от сердца, самого важного органа, зависит: живешь ты или существуешь…

Глава 1. Котенок

31 декабря

– Мам, ну на полчасика всего! – женщине не хотелось так поздно отпускать восьмилетнюю дочь, которой нужно было сбежать из дома. Ненадолго, конечно.

– Родная, девятый час, они, наверное, за стол уже садятся, ты будешь мешать. И вы виделись утром с Ксюшей, почему не отдала? – спросила Наталья из кухни, не отвлекаясь от приготовления любимого дочерью «наполеона».

Как уговорить мать, Соня уже не знала. Но ей жизненно необходимо было выбежать на улицу на полчаса. Да хоть на десять минуточек!

– Ну мам! Я только отдам и все! Даже заходить не буду! – продолжала канючить девочка.

– Завтра утром увидитесь, – стояла на своём Наташа, – а что вообще за подарок? Покажи мне хоть.

Этот вопрос совсем не понравился Соне. Подарка никакого не было и в помине, а в руках девочка держала пакет с нарезанной колбасой, которую утащила с праздничного стола. Да и одета она уже была в куртку и сейчас одной рукой натягивала шапку.

Надежда умирает последней, мама сама часто так говорила.

– Мамуль, это секрет, не покажу, – прикусила с досады губу.

– Вот, уже и секреты, мне это не нравится.

Наталья мизинцем убрала с лица выбившуюся прядь, которая лезла в глаза, и продолжила намазывать кремом свой шедевр. Отпускать дочь в ночь совсем не хотелось, хоть это и всего через пару подъездов и сегодня праздник, но на улице метель! Да и придурков сколько бродит пьяных.

– Нет, солнышко, завтра утром уйду на дежурство, пусть Ксюша приходит к нам, вот и обменяетесь подарками. Положи ей под елочку, скажешь, от Деда Мороза.

– Ма-а-ам… Ну какой Дед Мороз?! – возмутилась девочка. – Мне очень-очень нужно сегодня… – странный всхлип.

Наталья хорошо знала этот приём – надавить на жалость – но отчего-то именно сейчас она услышала в голосе дочери искренние слёзы. Да что ж такое?

Оторвавшись от торта, она направилась в коридор, откуда и говорила любимая дочь, и нахмурилась, увидев ту, уже обувающую сапоги.

Отпустить?

– Телефон с собой взяла? Как только дойдёшь до них, позвони, и у тебя всего двадцать минут!

Соня засветилась от счастья и хотела уже порывисто обнять маму, но вовремя вспомнила, что пакет-то засунула за пазуху и есть возможность быть раскрытой.

– Мамуль! Люблю тебя! Я быстро! – она, ловко засунув вторую ножку в сапог, буквально вылетела из квартиры.

Наталья же отправилась мучить торт дальше. Мучить, потому что выпечка – это не её. Да и не только выпечка. Но обладая по жизни упёртым характером, она хотела сделать этот несчастный торт любой ценой! Вот только теперь к общей нервозности прибавилось волнение. За дочь. Погода в этом году была по-настоящему зимней. Мороз с самого начала декабря не уступал плюсовой температуре, а вот в новогоднюю ночь еще и сильный ветер разыгрался.

Соня не стала дожидаться лифта, она слетала по ступенькам, легко перескакивая через несколько, ловко приземляясь на площадки. Времени у неё в обрез, а бежать и правда неблизко. Как только девочка открыла подъездную дверь, в лицо сразу же попала горсть снега, подкинутая сильным ветром. Смахнув снежинки, она с досадой вспомнила, что забыла дома перчатки. Но Соня думала, что быстренько сбегает, не успеет замерзнуть точно!

Правда, это было очень опрометчиво. Она еще не дошла до нужного места, как у нее начал замерзать нос, да и рука, которая крепко держала целлофановый пакет.

Но цель была уже близка. За углом магазина, в котором они с мамой несколько часов назад закупали продукты, в жалкой поломанной коробке плакал котенок. Он плакал и тогда, чем привлёк к себе внимание девочки. Но мама тянула Соню домой, а просить забрать животное было бесполезно. И просидев дома пару часов, размышляя о жалкой жизни бедного котенка, захотелось его покормить и, хотя бы согреть. Сегодня ведь Новый Год, и пусть Соня уже давно не верила в Деда Мороза, но чудеса для котят должны случаться.

Упав на колени прямо перед коробкой, которую уже почти полностью занесло снегом, достала из кучи тряпок маленькое кричащее чудо. Это было самое милое существо, которое когда-либо видела девочка. В свете яркого фонаря на углу магазина она разглядела, что он весь чёрный и невероятно пушистый, с зелёными глазками-капельками. Унюхав колбасу, животное замолчало, хищно раздувая ноздри чёрного носика и шевеля тоненькими усами. Разорвав пакет пальцем, девочка позволила ему кушать из рук, пытаясь аккуратно держать котёнка под мышкой. Это было неудобно, но менять положение мурчащее существо не позволило. Он одновременно порыкивал от жадности и мурлыкал от удовольствия, наслаждаясь сытной едой.

Ветер успокаиваться не желал и, казалось, с каждой секундой становился все сильнее, щедро посыпая снегом чёрного котёнка и девочку в красной шапке и аляпистой куртке.

Все ещё стоя на коленях, Соня начала дрожать. Колготки и обычные джинсы, похоже, уже промокли, и дурацкая шапка по своему обыкновению поползла вверх, а опустить ее, не уронив котенка и колбасу, возможности не было.

С трудом, но она смогла подняться на ноги, не помешав никак не могущему наесться животному. Тут же в кармане зазвонил телефон, и девочка только сейчас вспомнила об обещании маме позвонить! Кое-как сгрузив пакет с колбасой на руку с животным, продолжая прижимать его к телу, полезла в карман, вот только замершие пальцы никак не хотели слушаться. Телефон ещё мигал и вибрировал, когда она наконец-то вытащила его на свет, но котенок, испугавшись моргающего экрана, резко дёрнулся вверх, вскарабкиваясь по куртке и утыкаясь Соне под подбородок. Это движение ее отвлекло, и телефон выпал из не слушающихся пальцев, падая прямо в пушистый снег. Глаза у Сони тут же защипало от обиды, но придерживая животное той же рукой, где был и пакет, она нагнулась, шаря в белоснежном ледяном покрывале. Нашёлся телефон быстро, вот только в руке девочка его практически не чувствовала, лишь обжигающий холод от снега, который попал уже на запястье под рукав куртки.

Если Соня не явится домой через пять минут – мама поднимет панику! Этого она очень не хотела. Быть наказанной в единственную ночь, когда можно не спать, желания не было. Потому нужно поторопиться. Мысли о неработающем телефоне она старалась совсем не допускать, надеясь, что сегодня мама этого не заметит.

Котёнку тоже было холодно, он пытался забраться под ворот, тычась своим ледяным носом в шею, выпуская коготки. Посмотрев на жуткую коробку из-под печенья, Соня не смогла посадить животное на место, слишком было его жалко. Да и не нашла на это сил, по большому счёту. Рук, носа и ушей она уже не ощущала. Отбросив мешающий пакет, она попыталась засунуть котёнка под куртку, и удалось ей это с большим трудом.

Стоило девочке выйти из-за угла здания, как ее чуть не сдуло порывом ветра, осыпав с ног до головы снегом. Ей пришлось сделать шаг назад и вбок, подпирая стену. По щекам уже текли дорожки слез, которые, казалось, замерзали прямо на нежной красной коже. Она засунула обе руки к дрожащему котёнку, который был под самым подбородком, его тёплая шерсть казалась ей сейчас спасением. Но ветер залетал за шиворот, уже кусая шею.

– Мамочка… – пробормотала девочка еле слышно, чувствуя, как мороз пролез сразу в горло, образуя в том месте ком.

Стало очень страшно. Страх забирался под кожу не меньше того же холода. Но закусив губку стучащими зубами, девочка сделала ещё одну попытку выйти из подворотни. Ветер со снегом хлестал, но всё-таки Соня была маминой копией во всем, и с её упертостью в том числе, поэтому больше не делала шагов назад. Нужно всего лишь перейти дорогу, потом два дома, и она будет на месте!

Людей она практически не встречала, да и головы не поднимала, пригибаясь под ветром. Увидев впереди хорошо освещённую дорогу, она пыталась идти быстрее, вот только сил в организме оказалось слишком мало. Сделав неловкий шаг на проезжую часть, нога девочки неожиданно поехала вперёд, поскользнувшись на дороге, а тело по инерции упало на спину. Голова осталась на мягкой подушке снега, а вот попа у Сони заболела нещадно. Котенок, который испугался не меньше своей спасительницы, истошно заорал, впиваясь тонкими когтями в шею. Слезы залили уже все глаза, было очень больно, и сил подняться уже не нашлось…

* * *

Игорь выехал со стоянки магазина, в который успел прямо перед закрытием и, повернув на проезжую часть, сразу заметил человека, лежавшего на краю дороги. Даже сквозь метель он не мог не увидеть тёмное пятно почти на обочине. Тут же затормозив, выскочил из машины, понимая, что это не взрослый человек, а явно ребенок, судя по маленькому телу и ярко-красной шапке на снегу. Оглянулся вокруг, высматривая наличие родителей и, не заметив ни души, опустился к вопящему дитю, пытаясь оторвать замёрзшие ладошки от лица.

– Где болит? – громко спросил, перекрикивая ветер и глядя в большие испуганные заплаканные глаза с пышными чёрными ресницами. Похоже, девчачьи.

Прямо под подбородком увидел темную ушастую макушку, которая и издавала жуткие звуки, тогда как сама девочка беззвучно плакала.

– Что-нибудь болит? – переспросил, боясь дёргать её, если вдруг у ребенка перелом.

 

Девочка лишь мотнула головой, перестав думать о боли и жалеть себя. Она в первую секунду испугалась большого мужчину, который появился словно из ниоткуда, но почему-то следом признала в нём нормального человека, который поможет дойти домой.

– Я сейчас возьму тебя на руки, не бойся, – предупредил Игорь, опасаясь, что-либо сделает ей больно, либо она испугается.

Подняв аккуратно ребенка, он понёс её к машине спиной, потому что невозможная метель бросала снег не только ему в лицо, но и девочке. С трудом открыв дверь, аккуратно усадил ее на переднее сиденье, где она моментально скрутилась клубочком. Захлопнув дверцу, ещё раз осмотрел всё вокруг, но никто не бегал с криками о пропаже. Странно, на оборванку не похожа, одета вроде в новые вещи. Родители-придурки в магазин посылали? Неожиданно разозлившись на незнакомых пока ему людей, сел в машину. А он найдёт этих горе-родителей и сам по голове настучит при знакомстве. В этом он был сейчас уверен. Как можно оставить в такую метель ребенка на улице?

Соня не открывала глаз, ее немного трясло, и она, обнимая тельце котенка, пыталась прийти в себя. Никогда раньше она не ощущала настолько сильного холода!

В машине было тепло, но Игорь прибавил температуру, чтобы девочка быстрее отогрелась. Проехав всего пару метров, прижался к обочине плотнее и включил аварийку. Хоть тут уже практически никто не ездил, но в метель стоять посередине дороги на белой машине было недопустимо. А в каком направлении сейчас двигаться, он понятия не имел.

Замолчавший котенок неожиданно громко мяукнул, и девочка словно очнулась, резко выпрямляясь на сидении.

– Согрелась? Руки, ноги двигаются? – спросил мужчина, пытаясь увидеть на ребёнке повреждения или обморожения.

Соня вытянула ножки, слегка ими болтая, и чувствовала лишь чуть замершие пальцы ног. А вот с руками было хуже. Послушно оторвав от котёнка ладони, вытянула их вперёд, понимая, что с пальцами что-то не так.

– Больно… – тихонько прохрипела, не сводя глаз с синих трясущихся рук.

Игорь, недолго думая, взял её ручонки в свои, начиная быстро их тереть. Черт, совсем ледышки!

– Ледяные! – воскликнул. – Ты давно на улице, дитё?

– Не знаю, – рассеянно ответила, а следом дёрнула руки на себя, при этом морщась от неприятных ощущений. – Отвезите меня, пожалуйста, домой! – чуть ли не крикнула.

– Отвезу. Ты что тут делала одна? Родители послали в магазин? – высказал вслух догадку злым голосом, вновь беря ее руки в свои и начиная растирать в ладонях интенсивнее.

– Нет, – девочка опустилась голову ниже, чуть морщась от покалывания в пальцах, – я хотела покормить То-ома… – послышался всхлип, кажется, у девочки начиналась истерика. Игорь растерянно смотрел на её красный хлюпающий нос и не знал, как сейчас поступить. Он никогда не видел детских слез так близко.

Имя котёнку Соня придумала в тот момент, когда отвечала, вот только осознание своего поступка вылилось в слезы: девочка понимала, как сильно ей достанется от мамы. Она не только сегодня все запретит, а вообще в каникулы из дома не выпустит. И пароль на компьютер поставит! А куда деть Тома?

Из девочки помимо слез вырывался кашель, и мужчина понимал, что ей бы дать сейчас горячего, но в машине ничего, кроме только что купленного алкоголя, и не было.

– Дорогу домой знаешь? Адрес? – да, просто сидеть в машине смысла он не видел, а как-то прекращать эти слёзы нужно было.

Девочка, несколько раз шмыгнув, назвала адрес, указывая рукой направление. К сожалению, прямой дороги с этого места к дому не было, поэтому пришлось покрутиться, чтобы подъехать именно туда, куда указала девочка.

Когда они уже подъезжали к нужному дому, Игорю позвонила подружка, интересуясь, где тот застрял перед самым Новым годом, но он только гаркнул, что едет. Соня, глядя в окно, дернулась в ответ на его крик, инстинктивно отодвигаясь.

Это не ускользнуло от его внимания.

– Прости, малыш, я не хотел тебя напугать, – девчонка и так напуганная сидит, а тут и он еще кричит, но Игорь даже не подумал, что может так произойти, а позвонившая девушка его своим наигранным «зайчик» вывела из себя, – Меня Игорь, кстати, зовут, а тебя? – он хотел ее отвлечь.

– Соня… – но разговаривать девчушка желания не испытывала.

Стоило машине заехать во двор, как Соня даже сквозь метель увидела голубое пальто мамы и черную куртку тёти Марины. Девочка, обняв котёнка двумя руками, сползла по сидению, жутко боясь гнева родительницы.

– Ты зачем сбежала? Тебя дома бьют? – предположил мужчина, видя реакцию девочки на женщин около подъезда.

– Нет! – воскликнула она. – Мама никогда меня не бьет! Только в угол ставит… – добавила тише.

– Угол бывает полезен, – изрёк Игорь. – А чего убежала? Котенок удрал, и ты искала?

– Нет. Он жил в коробке! Там у него всего тонкая тряпочка была! Он такой худенький! – прижала маленькое тельце ещё ближе. – Я хотела ему праздник сделать, колбаски принесла…

– А потом решила забрать, да? – странно, но мужчине действительно было интересно. Да и ехать никуда он не торопился, хотя в клубе его уже ждут, и скоро наверняка уже позвонит друг.

– Ну он там совсем один на морозе! Вы знаете, как он громко плакал? – бедного котёнка, которого, похоже, разморило в тепле, она очень настойчиво стала гладить по голове.

– Да уж слышал… Будет теперь жить с тобой. Только ты так никогда больше не делай, не сбегай, договорились? – нужно было уже выходить, он видел, как недалёко нервно прохаживалась женщина, похоже, беседуя по телефону.

– Не будет… У мамы аллергия… – опять всхлип.

Да, неудачный Новой год у девчушки, пришёл к выводу Игорь.

– Иди, мама вон переживает же.

– Я боюсь, она меня убьёт.

– Не убьёт, но согласись, в углу постоять не будет лишним, – он отстегнул ей ремень и, перегнувшись, открыл дверь, – беги давай!

Соня схватила его за руку.

– Идемте со мной, пожалуйста! – такими же глазами, как у кота из «Шрека», девочка смотрела на него с мольбой.

Нахмурился, вглядываясь в этот наполненный надеждой взгляд, и отказать не смог. Будто и возможности не было.

– Пошли уже, – согласился он, нехотя вылезая из машины.

Вытащил девочку и её котёнка, которого она попросила подержать, и взяв ее за руку, повёл к женщинам.

– Соня! – воскликнула Наталья, как только увидела дочь, бросаясь к ней со всех ног.

Молодая женщина упала прямо в снег, обнимая и целуя дочку, которая тоже заплакала, только сейчас осознавая, как сильно мама переживала.

Наташа за эти полтора часа, казалось, поседела. Когда дочь не взяла трубку, позвонила маме её подруги. При словах, что Сони там не было и Ксюша подружку даже не ждала, в душе все оборвалось. Как будто кто-то залез внутрь и выворачивал наизнанку. Она оббежала весь дом, связалась уже со всеми друзьями и одноклассниками дочери. И сейчас как раз звонила в полицию по совету соседки, которую встретила в подъезде.

– Где ты была? Боже, спасибо! – она рыдала, не выпуская из рук девочку, которая плакала не останавливаясь.

Игорь чувствовал себя отвратительно, глядя на эту картину, будто заглянул в душу женщине, осмысливая, что значит потерять ребёнка. Он, как и Соня, предполагал, что мама девочки начнёт кричать, и готов был защитить малышку, но все оказалось намного серьезнее. Даже в груди заныло от непонятных ощущений.

– Кх-м, – решил подать голос мужчина, – возьмите котёнка.

Наталья будто только сейчас его увидела. Даже истерика прошла. Вольский?

Глава 2. Лимит на желания в новогоднюю ночь есть? Почти первое знакомство

Да, она его узнала, а он её нет, что неудивительно. Видел он её раза два всего, и то в халате. А почему именно он привёз её дочь? Мысли понеслись вскачь, но думать про него плохо все-таки не получилось.

– А вы… – её вопрос потонул в снегу в буквальном смысле этого слова.

Она, пригнувшись, рукой указала на подъезд, приглашая поговорить не на таком морозе. По пути кивнула соседке, поблагодарив ту за поддержку и помощь. Женщина на это лишь улыбнулась, пальцем погрозив Соне и уходя в соседний подъезд. Зайдя в относительное тепло, все трое отряхнулись. И Наталья решительно повернулась к мужчине, желая наконец-то разобраться, в чем дело.

– Объясните, что происходит, и почему моя дочь находилась у вас в машине? – не совсем вежливо к нему обратилась, сама не понимая, с чего так на него взъелась. Хотя понимала. Она ненавидела такой тип мужиков, как этот экземпляр, и то, что дочь была с ним, ей совсем не нравилось. А еще то, что его машина несколько минут простояла во дворе, прежде чем вышел он с ее ребенком…

Игорь лишь поджал губы в ответ на такой наезд. Он в принципе не терпел подобного отношения к себе, а тут сделал добро – получай? Так и стоял молча, буравя её взглядом, ожидая извинения.

– Мамуль, не злись, пожалуйста, – подала голос Соня, зная, что мама в гневе страшна, и ей стало жалко незнакомого мужчину.

– С тобой, родная, мы поговорим дома, – отрезала Наталья, мельком взглянув на дочь.

Сейчас, когда страх за неё ушёл, действительно проснулся гнев.

– Так что, вы объяснитесь? Вы же взрослый человек, – успокаиваться она не желала.

– Я всего лишь помог вашей дочери, замечательное «спасибо» я от вас услышал. Надеюсь, ребёнка пороть не будете, она ни в чем не виновата, – понесло уже его. Нет, это ж сколько наглости у этой брюнетки со злыми глазами?!

– Пороть? – поразилась.

– Хватит с меня цирка, держите своё животное, и с Новым годом! – рявкнул, впихивая в руки Натальи несчастного котёнка, который мяукнул.

Соня понимала, что это провал по всем позициям, поэтому логично предположила, что в присутствии чужого человека мама ее ругать не будет. А уж с дядей они должны сейчас помириться во что бы то ни стало.

– Спасибо вам большущее! Мам! А пусть дядя с нами встретит праздник? Он же нас с Томом спас! – выдала она хрипловатым голосом, забирая у ошалевшей мамы котёнка и хватая за руку не менее удивленного Игоря, который успел сделать только шаг.

– Тома? Сонечка…

– Прости, красавица, но дядя едет к более дружелюбной тете на праздник, – немного грубо ответил Игорь, хотя старался быть вежливым. Но глядя на фурию рядом с ребёнком, по-другому не смог.

Наталья уже хотела упереть руки в бока и высказаться по поводу его отвратительного поведения, но тут её за руку дёрнула дочь, заглядывая глаза и мотнув головой. Получилось выдохнуть.

– Пожалуйста, пойдемте, на нашу елочку посмотрите! Она такая красивая! Ненадолго совсем! – Соня сдаваться не хотела.

Игорь пытался аккуратно забрать руку у ребенка, но не тут-то было!

– Пойдёмте, – решительно сказала Наташа, потянув дочь, а за ней и мужчину к лифту.

– Зачем? – совсем не понял он этого поворота. Он как раз ожидал, что мама девочки будет против этого.

– Я буду извиняться, и мне ребенка нужно горячим напоить срочно, хватит уже тут разговаривать, – она не смотрела на него, идя, словно танк, к лифту.

Наталью же внутри раздирала куча противоречивых мыслей. Во-первых, как она все-таки поняла, он действительно каким-то образом помог Соне. А во-вторых, она же дружелюбный человек! И это докажет!

– Там мама такой тортик вкусный приготовила! – добавила девочка, как только они зашли в лифт.

А Наталья на этих словах уткнулась лбом в стену. Приготовила. Почти. На полу. Но вслух говорить ничего не стала.

– Мам, а что с твоим пальто? – все трое в лифте уставились на порванную внизу вещь, которая была будто разорвана клыками.

– Вот же… – Наташа с сожалением осматривала рваный подол.

Когда сбегала по ступенькам, она зацепилась за железную перекладину в перилах, но тогда даже не обратила на это внимания, будучи вся в мыслях о пропаже дочери. И черт, это ее любимое, и, впрочем, единственное пальто!

– Ничего страшного, новое купим… – рассеянно ответила женщина, правда, уже поняла, что такого же ей не найти. Стало обидно.

Игорь же совсем в этом проблемы не увидел. Мужчина не понимал, что он тут делает и почему до сих пор не ушёл. Словно эта девочка обладала невероятным магнетизмом, и он просто не мог ей сопротивляться. А еще мама девочки его чем-то цепляла. Взглядом. То с вызовом смотрела ему в глаза, то через секунду отворачивалась, будто жалея об этом.

Неловкость исчезла через пару минут, как только они зашли в квартиру. А все благодаря Соне, которая утянула его к елке, при этом очень быстро разговаривая. А он заслушался и даже иногда поддакивал. Да и елка ему понравилась, как ни странно. Настоящая. Пахнет так… Да, у него дома отродясь елки не стояло, только у матери, да и та искусственная, и он даже не мог вспомнить, как она выглядела-то.

Наталья практически не говорила. После того как заставила выпить дочь горячий чай с медом, стала накрывать на стол, правда, с очень серьёзным лицом. И в какой-то момент Игорь понял, что своим присутствием её раздражает. И это ему понравилось. Видеть, как ты кого-то нервируешь, было приятно. Да и не признать, что сама стервозная мамочка ему тоже понравилась, не мог. Среднего роста стройная брюнетка с благородной осанкой, с волосами практически до попы, хорошей такой попы. Умные глаза, аккуратный нос и чуть пухлые губы. И почему-то она казалась ему знакомой. Где-то он ее видел, но вот где, вспомнить не смог. Скорее всего, на одном из приемов, но те дамочки, которые там бывают, обычно с папиками и живут явно не в такой маленькой и скромно обставленной квартирке.

 

– А где твой папа? – поинтересовался Игорь, когда Наталья вышла из гостиной.

– Папа… В Красноярске. Он там работает, – немного грустно ответила девочка.

Значит, муж есть, может, тогда была на приеме с любовником? У такой эффектной женщины с простым мужем обязан быть любовник!

– Дядя Игорь, а вы не хотите забрать Тома? Посмотрите, он такой хорошенький! – отвлекла девочка его от мыслей.

В этот момент Соне показалось, что это было бы отличным выходом, ведь мама же все равно заставит животное отдать! Дядя вроде бы хороший, он не обидит маленького котёнка.

А дядя Игорь обалдел дважды. Во-первых, его впервые в жизни назвали дядей. И от этого было как-то не по себе. А во-вторых, он явно не хотел никого заводить. Проблем и так выше крыши.

– Малышка, я мало бываю дома, поэтому котёнка ждёт незавидная участь: он умрет от голода, – печально вздохнул Игорь.

В этот момент Наталья зашла в комнату и ошарашенно посмотрела на мужчину, а взглянув на дочь, увидела в ее глазах скопившиеся слезы.

– Вы думайте, что говорите, – невежливо произнесла она, поставив мясо на стол.

– Я сказал правду. А вашей дочери не три года, она все понимает, – в тон ей ответил Игорь.

– Понимает, но разве вы не видите, в каком она состоянии?

Игорь прикрыл глаза, стараясь сдержаться. Она свою дочь за дуру принимает? Да и что он вообще тут делает?

– Сонь, извини, но мне нужно ехать, – неожиданно принял решение. – Я ведь обещал кое-кому прийти, и меня ждут, – он обращался исключительно к девочке, игнорируя ее мать.

– А может, у вас есть друзья хорошие? Им не нужен котенок? – тут же спросила она.

– Они-то хорошие… – потянул он, не зная, как девочке объяснить, что чёрная животина никому не нужна.

– Соня, прекрати навязывать. Придумаем что-нибудь с твоим котёнком, – уже миролюбиво проговорила Наталья.

Ее обрадовало, что Вольский сейчас уйдёт. Ему и правда не место в ее доме. Она пригласила, чтобы доказать свою доброжелательность, выразить благодарность. Криво-косо, но Наталья посчитала, что это удалось. И поскорей бы эта «неловкость» пропала из ее дома.

– Соня, помнишь, что я говорил тебе в машине? – спросил мягко мужчина, перед тем как выйти из чужой квартиры.

– Да, я больше никогда так делать не буду, – пробормотала девочка, прижимаясь к маме.

– Умница, малышка! – сказал на прощание, поджав губы и заглядывая в глаза Наталье.

Она же только кивнула после нескольких секунд зрительного контакта. Закрыв дверь, Наташа прислонилась к ней спиной, потирая себя за плечи. Стало зябко под его внимательным взглядом, который словно в душу смотрел. Она ведь общалась с ним уже раньше, но никогда не знала, что у него в голосе есть настолько мягкие нотки, которыми он обратился к ее дочери. Да ну, не железный он ведь. Воспоминания подкинули их последнюю встречу в больнице, когда он боролся с очередью на МРТ, но тут раздался тонкий голос дочери:

– Мам, мы же не выкинем Тома, правда? – открыв глаза, Наталья хотела ответить «посмотрим» и действительно думала сплавить животное на днях, но… То, как дочь аккуратно держала это милое чудо, как открыто ему улыбнулась и звонко чмокнула в макушку, почесывая за ушком, не дало ответить то, что хотела изначально.

– Не выкинем, малыш. Не выкинем… – уже тише повторила.

– Спасибо, мамуль! – радостно воскликнула дочь.

– Иди за стол, я сейчас подойду, – она провела ласково по голове Сонечки и направилась на кухню к аптечке.

Похоже, антигистаминные таблетки теперь будут ее постоянным спутником. Аллергия на шерсть с самого детства мешала Наталье наслаждаться мелочами жизни, но она не станет лишать этого удовольствия свою дочь. Хочет она котёнка, пусть будет котенок.

Сев за стол аж в полдвенадцатого ночи, молодая женщина и восьмилетняя девочка наконец-то серьезно поговорили. Соня рассказала, что именно произошло, и попросила прощения. А Наташа потратила добрые пять минут на нравоучения. И обе, нарыдавшись, уже мило болтали, наслаждаясь обществом друг друга. Им никто больше был не нужен.

– Мам, а какое желание ты сейчас загадаешь? – спросила Соня, когда по телевизору начал говорить про прелести жизни президент Путин.

Наташа ответила не задумываясь:

– То же, что и последние восемь лет, – мягко улыбнулась.

– Так что? – не поняла намёка Соня.

– Чтобы ты никогда не терялась и счастлива была, большего мне не нужно, – хоть она и говорила искренне, но все же немного слукавила. Да, каждый год она желала одного, но не только счастья – мы строим его сами – а чтобы её дочка была здорова. Просто боялась говорить это вслух.

Девочка родилась семимесячной, очень слабенькой, и они с врачами полгода боролись за ее жизнь. До полутора лет было очень непросто. И то чувство страха, бессилия, когда совсем не можешь ничем помочь своему самому дорогому существу на свете, порой душило хуже удавки. Хотелось самой умереть, лишь бы дочь жила. Стоило это вспомнить, как страх подкатил к горлу.

– А я загадаю, чтобы наконец-то приехал папа! – вывела ее из мрачных мыслей дочь.

– Лучше загадай что-нибудь реальней, Сонь, – чуть нахмурилась Наташа, понимая, насколько желание несбыточное, и дай бог, чтобы никогда не осуществилось! – Например, чтобы в этом году у нас с отпуском все получилось, и мы бы поехали вдвоём отдыхать.

Раз уж она не может это загадать, то пусть хотя бы дочь. Авось в этом году все сложится.

Соня воодушевилась этим предложением! Она в том году так сильно хотела поехать, и они с мамой даже путевки купили, но съездить так и не удалось, правда, девочка не могла вспомнить, почему.

Куранты начали бить, а семейство Бондаревых из двух человек загадывало свои желания. Соня – поехать на море, Наташа – здоровья дочери. Но впервые в ее голове мелькнул образ мужчины, как бы намекая, что, может, загадать что-нибудь ещё? Но нет. Ей не нужен ни один мужчина. Хватит с неё.

С этой книгой читают:
Бывший
Ульяна Павловна Соболева
$ 1,45
Прекрасный подонок
Кристина Лорен
$ 2,59
Неправильные
Катрин Корр
$ 1,66
$ 2,01
$ 1,73
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Цвет Тиффани
Цвет Тиффани
Мила Фомина
4.43
Аудиокнига (1)
Цвет Тиффани
Цвет Тиффани
Мила Фомина
4.60
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.