Константин Бенюмов

Константин Бенюмов

Хиты продаж

Как московский физик сделал единственную запись авторского чтения «Москва — Петушки»
Как ловили «ангарского маньяка»
Пранкеры срывают уроки, учителя сражаются с новыми технологиями, ноутбуков не хватает. Почему переход российских школ на онлайн-обучение обернулся провалом
История Натальи Эйсмонт, пресс-секретаря Лукашенко. Она создала вокруг президента информационный вакуум — и теперь он искренне удивляется протестам
Как пропал — и как нашелся — архитектор первого московского небоскреба
Третий человек в государстве. Как судья Валерий Зорькин изменил судьбу России — и изменился сам
Как советский хирург решился на первую в истории операцию по смене пола
Жители Башкирии протестуют против добычи известняка на шихане Куштау. И им, похоже, удалось остановить уничтожение горы. Рассказываем, как это получилось
История воздушной гимнастки Дили Абдулаевой. Она весит 120 килограммов и добилась успеха в Европе, хотя в России в нее мало кто верил
«Дали диплом — можешь работать. Но как понять, что в мире давно так не лечат?» Почему в России плохо учат врачей и как сами медики решают эту проблему
Марина Чайка через суд развелась с сыном бывшего генпрокурора. Перед этим она выступила с видеообращением, где заявила об угрозах. Рассказываем, почему это необычная история
Знатоки и тренеры «Что? Где? Когда?» годами домогались подростков. Почему в клубе это игнорировали? Обсуждаем расследование Лилии Яппаровой
«Я могу этому ужаснуться и в тот же день уехать, а они здесь навсегда». Спецкор Ирина Кравцова — о том, чем живет деревня Нижняя Коя, где изнасиловали и убили 12-летнюю девочку
«Это может быть ваша сестра, соседка или мама». Как фотография женщин на уличной акции в Минске стала символом белорусского протеста
Михаил Мишустин фанатично работает над имиджем и читает все публикации о себе (даже в телеграме). Рассказываем, как устроен пиар премьер-министра
В Москве досрочно сняли карантин. Почему это рискованное решение? Нас ждет вторая волна эпидемии?
Власти узнали о катастрофе в Норильске два дня спустя, а меры приняли только после совещания у Путина. Почему об аварии стало известно так поздно?
Хакер, который боролся с киберпреступностью и дружил с политиками, но продолжал торговать крадеными банковскими картами. История кардера Алексея Строганова
«Проповеди деморализовали украинских солдат». Какую роль священники РПЦ сыграли в присоединении Крыма
Выпить, поговорить — и заработать. История онлайн-собутыльницы Светланы Третьяковой
«Путин дописывает последнюю главу о себе в учебнике». Подкаст о том, что происходит с Конституцией
Проще завести уголовное дело, чем договориться. Как IT-бизнес в России борется с конкурентами с помощью силовиков
Коронавирус дает больше эмоций, чем парк развлечений. Почему все ругают «Остров мечты» и есть ли в нем действительно что-то хорошее?
Развитие эпидемии коронавируса в России прогнозируют не научные институты, а журналисты «Медузы». Говорим о том, как так вышло
«Репутация дороже рекламных контрактов». Журналистка Катерина Гордеева о своем интервью с Региной Тодоренко — о скандале, травле и домашнем насилии
В Дагестане не соблюдали самоизоляцию, потому что не верили данным властей — а правда оказалась еще хуже. Что происходит в республике теперь?
«Хотели позитивную повестку к выборам губернатора, а в НАО заполыхало». Как жители Ненецкого округа протестуют против слияния с Архангельской областью
Недооценили интернет. Почему Первый канал стал убыточным и кто будет его спасать
«Хор из форточек в брошенных домах снится до сих пор». Как вымирает Воркута
«Даже при отсутствии средств защиты врачи боятся идти к начальству». Как российские медики работают в условиях пандемии
Власть нервничает и не может принимать решения тайком. Как Мосгордума стала самым оппозиционным парламентом в России
«Они не мои пациентки, мы просто общались». История психиатра, который превратил свои консультации в секс по переписке
Коронаскептики от церкви. Почему не все епархии РПЦ закрывают храмы, несмотря на пандемию и призыв патриарха
«Путин дописывает последнюю главу о себе в учебнике». Подкаст о том, что происходит с Конституцией
«Хор из форточек в брошенных домах снится до сих пор». Как вымирает Воркута
«Пили с пиратами самогон». История моряков, которые несколько месяцев провели в плену у сомалийцев
Протесты-2019: «московское дело» — глазами репортера, который его освещает
Ютьюб-канал Ирины Шихман — журналистика без цензуры на деньги московской мэрии?
Назад в СССР. Кто и почему навязывает школам монополию «Просвещения»
Зачем людям сон (а птицам — перья)? Самый познавательный выпуск!
История школьников из Пскова, которые три года назад обстреляли полицейских и покончили с собой
Вывеска над военкоматом. Откуда в Ливии российские наемники и что они там делают
Как англичанин создал компанию, которая поставляет в британские газеты безумные статьи о России
Бандитский Петербург. Как «Единая Россия» пытается отменить поражение на выборах
«Хоть с самим сатаной». Зачем полицейский из Щелково решил сотрудничать с ЦРУ
Мэр с хэштегом на Pikabu. История первой женщины — главы Якутска
Умел чувствовать настроение президента. Кем был и кем стал Валентин Юмашев
Битва двух популизмов. Профсоюз Навального против «майских указов» Путина
Как Париж переживает пожар в Нотр-Даме
Россия в миниатюре. Как власти пытаются обновить состав Мосгордумы
Как живут родители, чьи дети покончили с собой
Поэт коррупции. Рассказ об Александре Коновалове — кураторе нелегальной торговли Петербурга
Эффект Стрейзанд. Как делалось новое «похоронное» расследование: разговор с Иваном Голуновым и его соавторами
История учителя шахмат — сына человека, осужденного по педофильской статье
Как на самом деле живет Тася из псковской деревни Томсино
И тут в дверь постучали. Как микрокредитные организации выселяют людей из квартир
Как в Управделами президента создали «русский Палантир» — и научились собирать досье на любого пользователя соцсетей
Кому нужны «друзья на час» и много ли от них пользы?
Как сейчас живут люди, пережившие Спитакское землетрясение
«Не ухожу из дома, чтобы не оставлять маму одну». Истории детей, которым приходится опекать родителей
Кому и зачем нужны Курильские острова
Вторая после Путина. Обсуждаем феномен Ольги Бузовой (разумеется, с песнями)
Билет на войну. Что привело Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко в ЦАР
История про школу, где все еще принимают в октябрята и пионеры
25 лет насилия. Расследование Даниила Туровского
Как узнать, сколько стоят «фужеры» Собянина? Расследования «Медузы» изнутри
Кто такой Филипп Лис?
Интервью Юлии Самойловой, которая представит Россию на «Евровидении»
Родом ниоткуда. История человека, забывшего, кто он такой
Наталья Поклонская. От Евпатории до Госдумы
Как работают российские политтехнологи: деньги, доступ и снова деньги
Херес для Путина. Что случилось с «Массандрой» после присоединения Крыма
Как живет российский двойник Ди Каприо спустя год после окончания реалити-шоу с его участием
Уважаемые и достойные люди. История сексуального насилия в петербургском детдоме
Чеченцы в Берлине: угрозы смертью за выбор «неверного пути»
Китайские туристы захватывают Байкал
История Мопса. Унижение за деньги в ютьюбе
Дело «чистильщиков»
Долгая дорога к Илону Маску
Зачем подростки снимают порно?
Как создавался «Матч ТВ»
Как живут добровольные ампутанты
Будем жить, пока будет тюрьма
Жизнь в интернате. Репортаж о людях, запертых в ПНИ
Как мы нашли стихи Бастрыкина
Delete my life 05.09.17
Возможен ли православный терроризм?
Чем занимается патриотическое движение для школьников «Юнармия»
Что делают на Кипре сто тысяч русских?
Как советские власти расстреляли мирную демонстрацию в Новочеркасске
Как в Башкирии и Татарстане переживали послевоенный голод
Жителя Владивостока посадили за убийство, которого, возможно, не было. Его история
Как Вячеслав Дацик стал нацистом, расистом и борцом с проституцией
Разговор с «ангарским маньяком». Часть первая
Разговор с «ангарским маньяком». Часть вторая
Как бывший глава оборонного концерна строит космическое королевство
Кто такая Клара Будиловская?
«Минск-Пассажирский». Как в Белоруссии казнят преступников
Что такое «ненастоящие изнасилования»?
Как Павел Грудинин стал «кандидатом от народа»
Насиловали, били, грозили утопить в проруби. Что рассказали дети из интерната под Челябинском
Турчак против Володина. Кто контролирует «Единую Россию»
Копать или бухать. Как живет поселок в Забайкалье, стоящий на заброшенных золотых шахтах
Не совсем хэппи-энд. История перепутанных в роддоме девочек, которые встретились 30 лет спустя
Царь, бог и хозяин. За что судят начальника колонии, где сидели Дадин и Ходорковский
Долгий путь домой. Как живут в Германии миллионы русских немцев
Сигнал из космоса. Как астрофизики ищут внеземные цивилизации (и что находят)
Зачем был создан мессенджер TamTam? И почему он не взлетел — даже на фоне блокировки Telegram
Как говорить о травле с бывшими одноклассниками? Теми самыми, которые над тобой издевались
Как Глеб Павловский придумал современную власть
В Косово все очень плохо? А у сербов в Косово — еще хуже?
Как советское вторжение 1968 года навсегда изменило Чехию и Словакию
Старинный недруг Путина и Трампа. Кем был сенатор Джон Маккейн для России и Америки
Против геев, электричества и здравого смысла. Что за человек Герман Стерлигов?
Как выглядит полицейское государство будущего. Аудиоверсия репортажа из китайского Синьцзяна
Чечня как утрированная Россия. Современная история республики через судьбу одного человека
История Александра Гукова — альпиниста, застрявшего на высоте 6145 метров и чудом спасшегося
Сильная женщина или воплощение всего худшего в российской власти? История Марии Захаровой
Ненужный замок. История готического особняка в Иваново
Люди с инвалидностью хотят секса. Но до этого никому нет дела
РПЦ может забрать себе почти любое историческое здание. Кроме этого храма в Брянской области
Кто и зачем в России рассказывает людям, что ВИЧ-инфекции не существует
Как силовики внедрились в «Лабораторию Касперского» — и к чему это привело
Как в России работают с «трудными» подростками. И что они сами об этом говорят
Смотрящие, стремящиеся, опущенные. Как школьники увлекаются «АУЕ» и что с ними потом происходит
Разговоры о смерти ради лучшей жизни. Как в России работают Death Cafe
По каким правилам живут воры в законе?
Симбиоз хакеров и ФСБ. Как самая опасная хакерская группировка Evil Corp связана с силовиками
68 лет одиночества. Как пожилые люди незаметно умирают в своих квартирах
Кто такие русские хакеры? Спецвыпуск о книге Даниила Туровского «Вторжение»
Как искали Фому Яремчука — гениального художника, которого не было
Пацанский подход. Как Зеленский стал президентом Украины — и что будет дальше
Как американец оказался в советской тюрьме за героин, а потом написал про это книгу
«Силовикам проще отправить ребенка в психдиспансер и отчитаться». Ирина Кравцова — о девочке, которую две недели удерживали в больнице из-за подписки на паблик о «Колумбайне»
На Венере пока не нашли жизнь, но нашли вещество, которое может на нее указывать. Что это значит? Объясняют научные журналисты «Медузы»
Фронтмен карантинных мер. Как Сергей Собянин боролся с коронавирусом в Москве, а в итоге испортил имидж и отношения с Путиным
Народный губернатор. Почему жители Хабаровского края защищают Сергея Фургала, которого арестовали по подозрению в организации убийств
Как служба охраны президента анализирует настроения россиян. И почему Путин принимает решения на основе данных ФСО
Сторонник «цифрового сталинизма». Что известно о новом главе Роскомнадзора Андрее Липове
«Борьба за семьи, за будущее страны». Как традиционалисты пытаются остановить закон о домашнем насилии
«Пили с пиратами самогон». История моряков, которые несколько месяцев провели в плену у сомалийцев
Советская музыка будет приносить неплохие деньги. Почему так дешево продали фирму «Мелодия» и кто теперь заработает на легендарных записях
Недооценили интернет. Почему Первый канал стал убыточным и кто будет его спасать
«Борьба за семьи, за будущее страны». Как традиционалисты пытаются остановить закон о домашнем насилии
«Они не мои пациентки, мы просто общались». История психиатра, который превратил свои консультации в секс по переписке
Проще завести уголовное дело, чем договориться. Как IT-бизнес в России борется с конкурентами с помощью силовиков
Запрос на прямую жестокость. Как устроен российский рынок политического насилия
Обычный для Тулуна мужик. Как ловили маньяка, который 30 лет насиловал женщин
Посадить можно любого. Как устроены черные кассы «Единой России» и для чего они нужны
Концентрированный ужас. Рассказы журналистов, освещавших теракт в Беслане
Как «маньячная группа» из Иркутской области 15 лет ловила серийных убийц
«Все так делали, но это ненормально». Как работала офшорная империя «Тройки-Диалог»
Как в России преследуют левых активистов, выбивая признания под пытками
Почему полицейские чаще гибнут от самоубийств, чем при исполнении?
«Каждому — по лопате». Что мы знаем об Александре Беглове, который собрался в губернаторы Петербурга
Мечта об «арийском братстве». Как русские националисты объединяются в тюрьмах
Как врачи, Церковь и фонд Владимира Якунина борются с абортами
Космодром на чемоданах
Как в России сажают за наркотики
Саакашвили прорывается через границу
Тотальная путинизация: Как в Польше борются против коммунизма, мигрантов и свободы СМИ
Стройка ценой в десятки тысяч жизней. Как получилось, что Беломорканал теперь никому не нужен
Как российские спецслужбы управляют хакерами-патриотами
Обязательно захватите паспорт! Как москвичам навязывают кредиты на лечение несуществующих заболеваний
Хозяйка города
Самая влиятельная женщина в мире. Как Ангела Меркель превратилась в главного политика Европы — и что ей угрожает
Как живет первый президент СССР. Михаил Горбачев — о Ельцине, Путине и предложениях застрелиться
Что в голове у педофилов? И можно ли их лечить
История отсутствия провалов. Кто такой Олег Кожемяко и что происходит с губернаторами в России?
Одна судьба на двоих. История двух приятелей: один совершил убийство, а другой отправился в тюрьму

Все книги автора

По дате

Похожие авторы

Авторский коллектив «Буферная бухта»
Авторский коллектив «Буферная бухта»
Александр Поливанов
Александр Поливанов
Айлика Кремер
Айлика Кремер
Алексей Пономарев
Алексей Пономарев
Творческий коллектив компании «Мегаплан»
Творческий коллектив компании «Мегаплан»
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.