Секс-тренажер по соседствуТекст

Оценить книгу
4,7
214
Оценить книгу
3,6
12
20
Отзывы
Отметить прочитанной
220страниц
2020год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1.

– Почему она?

– Хочешь спросить, что кроме зачетной задницы? – интересуюсь я у друга Макса, кивая знакомому тренеру по вольной борьбе. Одному из многочисленных направлений этого огромного спортивного комплекса. Лично я предпочитаю кроссфит, но после очередной военной командировки, мне не то что тяжести поднимать не хочется, меня от отжиманий тошнит.

Хотя вот на этой голубке я бы поотжимался.

– Давно сюда ходит, кстати, – хмурится Макс, вспоминая имя, и сдается, потому что его извилин едва хватает на собственный список телок. – Личико ничего такое, но ты знаешь, я люблю девочек-конфеток, – говорит он, и подмигивает Ленке, местному хореографу по танцам на шесте, и такой же тощей, как тот шест.

Она отвечает кокетливой улыбкой, но подмигивает мне, словно мы только вчера вышли из совместного душа, где знатно так покувыркались. Ну, что сказать? Виновен, было. А вот последние пол года, кроме самостоятельных передергиваний не было ничего и, если честно, уже хотелось лезть на стенку.

– Мне нравятся нормальные бабы, а не эти – доходяги твои. Там же даже подержаться не за что. А здесь посмотри, какие холмы, какие каньоны. Вставить и просто наслаждаться дарами природы.

Объект обсуждения, как раз заканчивает тренировку растяжкой и свои холмы опускает достаточно низко, почти вжимая в колени, закрывая обзор копной шикарных русых волос.

– И растяжка, что надо, – все-таки соглашается Макс, оценивая, что клиентка достойна внимания, уже и сам переступает с ноги на ногу, пока в зеркале отражается отличный вид на задние «дары природы».

– Ну вот, а я что говорю. Только замужем, – хочу разочарованно потереть щетину, как в армии, но вспоминаю, что уже и побрился и даже волосы привел в порядок. Или, лучше сказать, практическое их отсутствие.

– Я думал, это не проблема, – удивляется друг, с которым мы вместе занимались кроссфитом. В итоге – он стал тренером, а я военным.

– Да, не проблема, – пожимаю мощными плечами, от чего девчонка за административной стойкой улыбается мне шире. – Только эта голубка и взгляда на меня не поднимает.

– Да ну?! Откуда знаешь?

– Так соседи мы с ней, в лифте часто катаемся, и, к сожалению, на комсомольском расстоянии.

– И что? Сдашься? То, что она твоя соседка, только увеличивает ее шансы получить себе личный секс – тренажер на… – он поднимает выщипанные по последней моде брови в ожидании ответа. (метросексуал хренов) – Сколько у тебя отпуск?

– Три месяца. Сдаваться я точно не намерен. Тем более, судя по холеной роже ее мужа, он не то что жену нормально трахнуть не способен, он вряд ли передернуть может без помощи, – кривлю губы в усмешке и все-же замечаю кукольный взгляд голубки на себе. Только хочу растянуть губы в завлекательной улыбке, как она отворачивается, чтобы взять полотенце и розовый браслет с номерком от шкафчика.

Ну что ж, раз заметила, тогда все проще.

Макс ржет и тут же замолкает, когда голубка проходит мимо нас, чуть задрав круглый подбородок на лице сердечком, и обдавая меня дурманящей смесью запахов. Женского, естественного, смешанного с легким ароматом цитрусовых духов.

Не могу оторвать взгляд от покачивающейся при хотьбе пышной груди, обтянутой бежевой футболкой фирмы Найк (могу поклясться, что видел сосочки), но толчок в бок дружеским локтем заставляет меня вспомнить о манерах.

– Судя по взгляду, Тема, ты ее уже во всех позах…

– Пока только грудь, – усмехаюсь я и, как загипнотизированный иду в сторону стойки, где и должно начаться наше с ней маленькое приключение.

– Думаешь даст? Замужем все-таки.

– Отец меня учил добиваться желаемого, а я ее очень желаю, – киваю на свой, весьма явно заявивший о себе, член и сажусь на синий кожанный диван, пока Макс забирает на себя внимание девчонки за стойкой.

А я откидываюсь на спинку, собираясь ждать желанный объект и продумывать стратегию победы и взятия кукольных голубых глазок и отличных сисек в плен.

Глава 2. Настя

Когда тебе по нескольку раз на дню говорят, что твоя задница стала огромной, сложно в это не поверить. Тут и самая популярная красавица мира задумается. А я не красавица. Ну… вообще ничего такая, если не поворачиваться боком и не видеть, что со мной сделала беременность.

Моя фигура, бывшая до беременности абсолютно плоской, ныне стала прямо-таки выдающейся. И мне это не нравится. Может быть и нравилось бы, грудь так вообще красивая, высокая, с дерзко торчащими сосками, но муж…секс… Да, кажется я об этом уже говорила.

Вот я и пришла в этот спортивный комплекс, чтобы если не стать доской, как раньше, то хотя бы снова привлечь внимание мужа к своему телу, помимо колкостей и насмешек.

И надо же было именно здесь встретить этого потрясного соседа. Когда, несколько дней назад, он вылез из машины вместе с риэлтором, я у окна чуть кофе не поперхнулась.

Военная выправка, короткая стрижка, жесткое, волевое лицо. Такой бы зять отцу —полковнику точно бы понравился, а вот моего, смазливого на лицо мужа, он категорически не принял. Даже с трехлетним внуком не виделся ни разу.

– Тот, кто воспитывается этим слизняком, не может вырасти нормальным человеком.

Наверное, соседа воспитывал не слизняк, по его виду, он был даже очень нормальным. Таким нормальным, что когда я, возвращаясь из магазина, увидела его в одних спортивных брюках, то следующие пятнадцать минут снимала сексуальное напряжение в душе. С мыслями о его широкой груди и мышцах, обвитых венами, плоском животе, с явно выделяющимися кубиками пресса, и губах, в которых он сжимал сигарету. Про длинные пальцы и черные, как ночь, глаза, успевшие за мгновение оценить все мои выдающиеся части, лучше не вспоминать, во избежание очередной протечки.

Он, наверное, тогда знатно посмеялся, пока я тащилась с двумя огромными пакетами.

Вон они с другом и сегодня обсуждали меня, пока стояли и наблюдали за моими потугами во благо собственной удовлетворенности.

Наверное думают, что у меня ничего не получится, и я останусь жирной. Но я не останусь! Зря что-ли меня военный воспитывал?

Я добьюсь своего и надену те джинсы, в которых бегала на первом курсе шесть лет назад.

Очень надеюсь, что его не будет возле стойки администратора, и я спокойно пойду домой, без переживаний и томления по недоступному мужику. Но… Увы.

Он там, сидит и смотрит в современный тренажерый зал в синих тонах, который отсюда виден, как на ладони. Вместе со всеми его перекаченными леди и столь же перекаченными джентльменами, которые нагружают этим дамам на штанги еще пару тяжелых блинов.

Сосед смотрит туда, но заметно напрягается, когда я подхожу к стального цвета стойке, чтобы отдать девушке – Лене ключи от шкафчика.

– Ну как, Анастасия? Есть результаты? – улыбается мне Лена, сама наверное даже не знающая, что такое иметь лишний вес. Бесит. Такие женщины ведьмы, не иначе. И им достаются машины, влюбленные мужчины и много секса.

Да, особенно много секса. А вот у меня нет секса уже несколько месяцев, потому что мой благоверный даже не смотрит в мою сторону.

– Вы же видите, – развожу руками, показывая все такое же низкое декольте, как раньше. – Изменений нет, но я не сдамся.

– Это правильно, – вежливо улыбается мне Лена, и я вдруг замечаю, что она мажет взглядом по чему-то, что находится за моей спиной. Ну, на соседа грех не обратить внимание. Такие мужики рождаются раз в пару сотен лет и достаются в мужья самым удачливым. Но это точно не я, я даже в беспроигрышную лотерею однажды умудрилась продуть.

– Главное не сдаваться. – привлекает меня голос девушки. – До завтра?

– Да, как всегда. Спасибо, – возвращаю ей улыбку с тяжелым вздохом и иду мимо соседа, стараясь не подавать вида того, как меня с ума сводит его мужской парфюм, к гардеробу.

Только стоило мне подать номерок и дождаться, когда безымянная старушка протянет мне светлое пальто, как кто-то опережает меня. Сосед. С улыбкой, способной подогнуть ноги и у монашки, он распахивает пальто, предлагая мне помочь одеться.

Я, откровенно говоря, не понимаю причину подобного поступка. Вежливость? Или его гложет вина, что смеялся надо мной все-то время, что я занималась?

– Зачем? – не здороваясь, интересуюсь я, но вдеваю руки в рукава, поворачиваясь спиной. И, как оказалось, совершаю стратегическую ошибку, потому что в следующий миг в мое ухо летит горячий требовательный голос:

– Потому что у меня есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.

Та наглость и самоуверенность, с которой это сказано, не могут не подкупать. Я делаю усилие, чтобы сдержать улыбку, и тряхнув волосами, отворачиваюсь. Беру сумку и, не застегивая светлое пальто, иду прочь, видя в стеклянной двери, что вызвала его недоумение.

Даже не знаю почему, но вся эта ситуация меня дико возбуждает, вызывает острую пустоту между ног. Интересно, а снизу у него тоже все идеальное?

Улыбаюсь сама себе, чувствуя детский восторг. Возможность пусть и в пустую, но пофлиртовать с таким мужчиной бесценна. Особенно замечательно, что этот самый красивый незнакомец идет за тобой.

Обгоняет и преграждает путь, обдавая своим чарующим древесным запахом одеколона.

– Неужели не нравлюсь? – спрашивает он прямо в лоб.

– Нравитесь, – на автомате выдаю, и тут же прикусываю язык. Надо же было такое ляпнуть. Могла бы сказать, что не уверена… С ужасом вижу его хищный оскал. По неосторожности, я дала такой мощный рычаг давления на себя, что теперь остается только объяснить ситуацию от и до. И я хочу, да. Но его взгляд, которым он пожирает видневшуюся в декольте грудь, меня парализует.

Я уже и не помню, когда на меня так смотрел мужчина, да и вообще не помню, чтобы такое когда-нибудь было. Так порочно, так страстно и вожделенно, словно я добыча на его столе, за которой даже охотиться не пришлось.

– Зачем вы туда смотрите? – идиотский вопрос, но мне нужно говорить хоть что-то, пока я не кинулась на колени, умоляя взять в рот мои набухшие от возбуждения соски.

 

– Хочу.

Вот так просто. Хочу и все. А мои желания будут учитываться?

Он поднимает взгляд и проникает им в самую суть, добираясь до каждого неудовлетворенного уголка моего естества.

– Что вам нужно?

– Взаимо-выгодная помощь…

– Не понимаю, – раздраженно говорю, и пытаюсь обойти этого дылду, такого шикарного дылду. Он не дает и оттесняет меня к стеклянному парапету, продолжая держать в плену своих черных глаз.

Наверное, они синие или карие, но кажутся абсолютно непроницаемыми.

– Ты же ходишь сюда не зря… – кивает он на стеклянные двери спортивного комплекса.

– Сюда… – кажется, мозг начинает отключаться, особенно, когда вся его мощь начинает надо мной нависать и загораживать свет, льющийся из окон на потолке.

– Ты хочешь похудеть, и я готов помочь тебе в этом… – терпеливо говорит он.

– Как.? – хмурюсь я, уже прикидывая, что он хочет стать моим личным тренером, и во сколько мне это обойдется. – Я перепробовала все. Сидела на диете, голодала, занимаюсь несколько раз в неделю, даже делала иглоукалывания.

Сосед, между прочим даже не представившийся, по-хамски фыркает и ногой, чуть подталкивает меня к перилам, прижимая к ним.

Я теряюсь от его совершенства, и даже забываю где мы, и что вокруг снуют люди. Сосед держится на расстоянии руки, он не касается меня, но сама поза наверняка выглядит вопиюще неприличной.

Проскакиваю под его рукой и пытаюсь уйти, но он догоняет меня и теперь смотрит на спину. Возможно на задницу. Иду быстрее, быстрее от него и собственных неадекватных желаний, среди которых просьба, дать потрогать его член, самая приличная.

– Ты все делала неправильно, – он продолжает меня преследовать, иногда направляя мои шаги рукой, потому что я брожу кругами словно в тумане.

– А вы конечно знаете, как правильно, – интересуюсь, когда мы съезжаем на эскалаторе вниз.

– Я знаю, как сделать так, чтобы ты была довольна.

«Ты была довольна». Такое вряд ли возможно.

– Сомневаюсь. И что вы хотите предложить? – говорю уже на улице, подтягивая ремень спортивной сумки. Любопытство не порок. Я опровергаю это заявление. Узнать, что хочет от тебя шикарный парень в коричневой кожанке, белой футболке, обтягивающей торс, женщина просто обязана. Особенно такая женщина, как я, не избалованная вниманием вечно занятого, безразличного мужа.

– Я помогу тебе похудеть, – вкрадчиво говорит он, сверкая белозубой улыбкой, плавящей все моральные устои, вбиваемые отцом – военным. – По-особенному.

Его тон, вкупе с прищуренным взглядом и твердыми губами, которых хочется коснуться, повергает меня в транс, и я плохо соображаю, о чем он.

– Как это… по-особенному? Новая методика?

– Да нет, наоборот, древняя. как мир.

– Не понимаю, – хрипло говорю, чувствуя как его желание во взгляде, мое собственное просто душит, как вдруг его руки хватают меня за воротник, а губы с силой и жестокой нежностью впечатываются в рот.

Одно прикосновение его языка сметает даже саму мысль о сопротивлении, жажда подчиниться его напору только растет и множится, так же быстро, как бьется в груди об ребра сердце.

Его язык не дает мне и шанса избежать его страсти, ласкает, наказывает, буквально вылизывает мой рот, словно что-то пытается доказать, объяснить…

Озарение настигает внезапно, и смысл всего разговора и выгодного предложения становится прозрачным, как капля росы.

Собираюсь с силой, и отталкиваю его от себя, правда только с третьей попытки. Да и ощущение сложилось, что он прервал поцелуй сам, чтобы отдышаться.

– Сладкая послушная голубка.

– Я не буду делать с вами это…

– Это? Это трахаться. Люди называют это так, – он еще и насмехается. Хочу его ударить, замахиваюсь, но он лишь отмахивается и, хохотнув, потому что удар моськи слону вряд ли мог бы навредить, сминает в поцелуе губы снова, на этот раз, подтянув к себе и подняв в воздух.

И вот снова. Его губы словно удавка на шее, от которой нет спасения, и сколько не тяни рукой, сколько не хрипи о помощи она не исчезнет. И он не исчезает. Остается только мычать от удовольствия и держаться за его плечи.

Но сосед быстро прерывается и куда-то меня тащит.

– Куда…? – только и успеваю я сказать, уже мало что осознавая, находясь в каком-то эротическом тумане, словно накурилась кальяна и просто отдаю себя на откуп желаниям незнакомца.

Он пихает меня на заднее сидение какого-то внедорожника с затемненными стеклами и садится следом, блокируя выход, заставляя меня задыхаться от страсти и страха.

– Это неправильно, я еще не согласилась, – шепчу я и, тут же с вскриком, выгибаюсь дугой, когда его руки просто стискивают мою грудь под тканью тонкого свитера, а голос шепчет в ухо, прикусывая губами мочку:

– Забудь обо всем, просто чувствуй.

Глава 3. Артём

Когда женщина, красивая женщина, что вызывает мощный приток крови в паху, смотрит так вызывающе, у тебя не может остаться и шанса держаться от нее подальше.

Вот и у меня нет шанса включить мозги и понять, что мы стоим на людной улице возле развлекательного комплекса, пусть даже и утром, что она замужем, что она может быть и вовсе против моего внимания. Но я все равно притягиваю ее к себе и целую так, словно земля под нами тут же разверзнется и повергнет нас в преисподнюю за пошлые, порочные мысли. А мои мысли очень порочные, такие, что и любителю порево-кинематографии не снились.

Поэтому прослушав, что она там пытается возразить, я отрываюсь на мгновение от пухлых, вкусных губ, чтобы набрать новую порцию воздуха и нырнуть в эту сладкую шелковую глубину рта. Снова. И снова. Познать языком все его сокровенные местечки, напиться желанием, от которого нас обоих трясет, а тела наливаются тяжестью магнитов, прижатых к друг другу без возможности разойтись по своим полюсам.

Член уже болезненно трется о ткань спортивных брюк, и я со стоном подхватываю голубку и несу в свою огромную тайоту тундру, на заднем сидении которой можно очень удобно расположиться вдвоем в любой, самой заковыристой, позе.

Я еще не пробовал так делать, но фантазировал часто. А сейчас аппетитная самочка поможет мне воплотить фантазию в жизнь.

Закрываю на все замки тонированную в ноль тачку и сразу беру обхватом изумительную грудь соседки. Надо будет обязательно спросить ее имя, и назвать свое, но сейчас есть занятие поинтереснее бесполезных разговоров. Обычно разговоры заставляют задумываться о каких-либо вещах, но нам сейчас здраво мыслить нельзя. Здравомыслие это для ханжей, что бояться слова «член» и называют его высокопарно «окаянный отросток».

– Просто чувствуй.

Чувствуй детка, как кусаю твои соски через два слоя ткани, как мну эти шикарные дары природы и уже представляю, как буду елозить по ложбинке членом, как ты вытащишь розовый влажный язычок и будешь глотать мое семя.

Соседка совсем откидывается назад, теряясь в этой нирване, что накрывает плотным кольцом мое тело и стискивает горло, заставляя задыхаться. Задираю футболку и скучный бюстик высоко под горло и охаю от того вида, что предстает передо мной. Нет, ей конечно стоит схуднуть, складка на животе об этом громко шепчет, но терять такие дыньки, что сдуются в первую очередь, будет очень жалко. Очень, очень жалко терять это сливочное великолепие с тонкой бархатной кожей и сеточкой венок, что проступают под ней.

Поэтому, пока есть время, хочу насладиться ими сполна. Обхватываю с двух сторон, стискивая, и просто зарываюсь в них, как в приятные, упругие подушки-антистресс.

Для мужика это вообще лучший антистресс. Я не раз видел, как отец после тяжелого, рабочего дня, заполненного договорами и общением с идиотами, просто опускал голову к матери на немаленькую грудь и, уже спустя несколько минут, был полон сил и энергии.

Велика сила женской русской груди.

– Шикарные титьки, – шепчу я в ложбинку и принимаюсь ее вылизывать, чертя дорожку к темным, крупным соскам. Ласкаю ореолу по кругу кончиком языка, твердую вершинку сжимаю губами.

Все это просто болезненно давит на мозг, кровь в котором шумит и пульсирует, отсчитывая секунды до падения в бездну экстаза.

Но я не тороплюсь. Исследую грудь своей соседки основательно, целую плечи, языком ласкаю пересохшие губы и снова спускаюсь к холмам.

Чтобы она приняла меня прямо сейчас, нужно даму так завести, чтобы свое имя забыла.

Продолжаю рукой сжимать сливочного цвета грудь, украшенную темно-розовым соском, как вишенкой на пирожном и чувствую, как соседка ужом подо мной извивается, демонстрируя свое отчаянное желание, чтобы я продолжал посасывать и прикусывать.

– Имя – низко шепчу между делом.

– Что? – хрипло стонет она, уже кажется теряя сознание, и все сильнее оттягивая на моей голове волосы.

– Как тебя зовут? – и правда потерялась, поэтому рукой пролажу ей в брюки, нащупываю мокрое белье, под которым влажный пушок.

Этого не люблю, но один раз пережить можно.

– Ох, что говоришь? – снова стонет она, когда пальцем поглаживаю чувствительное местечко между розовых складочек, постоянно находясь на грани попадания в тесную пещерку.

– Уже не важно, милая, сейчас будет еще лучше – продолжаю ласкать губами грудь, и кажется слишком громко звеню ремнем и молнией на ширинке, выпуская наружу своего мини-тренера удовольствия, хотя и не такого уж мини. Он точно знает, как доставить девушке наслаждение. Чуть изогнутый, он находит такие точки внутри тела, до которых обычные парни никогда не доберутся.

Где-то я промахиваюсь, ибо в следующую секунду ослабевшее возбужденное тело, где-то находит силы, чтобы меня оттолкнуть.

– Настя, меня зовут Настя, – спускает она футболку, на влажное от слюны и испарины тело, убирает с глаз влажные русые волосы и опаляет строгим взглядом. – И я не трахаюсь с кем попало в машине, – а вот это обидно. Что это я и сразу "кто попало". Я нормальный парень, да и судя по тому, как ее трясет, она думает также.

Даю ей свести ноги и любуюсь тем, как она ворчливо морщит вздернутый, как сосок носик.

– Выпустите меня.

– Ты еще мое предложение не выслушала, – прячу разочарованный, но не поникший член в боксеры. Сейчас мне ничего не стоит просто ее нагнуть и трахнуть, да она и сопротивляться будет не сильно. Но сила мужчины не в покорении слабой, а в умении заставить женщину хотеть тебе покорится.

– Мне совершенно не интересно, что вы хотите мне сказать. Ваши действия могут быть расценены, как насилие.

Вот тебе на. Как стонать и извиваться, так это, пожалуйста, а как бедный мужчина хочет немного взаимности, так сразу голову в песок.

– А ваши, – сдерживая смех, передразниваю ее недовольный тон, – как соучастие в преступлении.

– Я вам не соуча… То есть я… Откройте эту чертову дверь! – кричит она и дергает ручку дверцы.

И только слезы в ее глазах заставляют меня со вздохом открыть дверь. Из машины она буквально вываливается на асфальт, но быстро поднимается и уже хочет гордо захлопнуть дверь. Хочет разумом, но тело до сих пор дрожит, щеки пылают, а глаза горят похотью. И все это чертовски ее пугает. Да и меня такая неадекватная реакция на обычную в общем – то женщину смущает.

– До сви…

– А знаешь, сколько ты калорий сожгла, пока подо мной извивалась? Примерно сто пятьдесят! Метаболизм ускорится и подкожный жир начнет сжигаться активнее, – быстро говорю, перед тем, как она возмущенно задирает подбородок и хлопает со всей дури дверцей.

– Эй, это тебе не трактор!

Ну что, первая тренировка была разминочной и чертовски возбуждающей. Посмотрим, как она запоет, когда я включу все свое обаяние, смекалку и начну думать не только членом, но и мозгом, который как часто говорит мама, у меня отлично работает.

А кроме мозга работает еще и член, и очень требует одну обиженную на саму себя голубку. Надо просто объяснить ей, что в собственных желаниях нет ничего плохого. Надо просто показать ей очень приятный способ скинуть несколько лишних кило.

Глава 4. Настя

– Влад, ну я же тебя просила приехать пораньше. Ты опять не поиграешь с Тёмой, – ною я в трубку, таща на руках уже капризного сына.

– Слушай, не сношай мне мозг. Я работаю на благо семьи, твою вон задницу в фитнес зал отправил. Буду поздно, – отвечает мне как обычно муж и тут же скидывает. Наверное, его длинноногая «работа» заждалась.

Со вздохом убираю телефон и нажимаю кнопку лифта. Сейчас я окажусь дома, уложу сына и снова буду предаваться мечтам о несбыточном. Например, о том, чтобы муж снова посмотрел на меня так, как раньше, чтобы у нас снова был секс. Не фейерверк конечно, но одно его наличие доставляет женщине много радости. А еще, можно помечтать о сногсшибательном соседе, которого я избегаю уже третий день. Только как преступница, подглядываю в глазок, когда он курит на площадке, часто поглядывая на дверь.

 

Однажды даже позвонил в звонок, и я очень хотела ему открыть, но боялась, что разговора не получится, зато получится та самая тренировка, о которой он говорил. Древняя, как мир. Хотя с моим волнением, и тем сколько я съела за последние пару дней, и тренировок не надо

Одно яблоко вчера и сегодня йогурт в магазине. Больно мысли мои не едой заняты, а тем, как волнующе принялся обрабатывать мою грудь сосед, как умело лизал соски, вызывая обильные притоки крови в мозг, где импульсы возбуждения уже отбивали чечетку.

Как интересно его зовут?

Ставлю Тёмку на пол и вставляю ключ в дверь, не открывается. Достаю, вставляю снова. Замок бывает заедает, но сегодня прямо не хочет пускать меня домой.

– Мама…

– Да, милый, сейчас, – дергаю я ключи, уже раздражаясь от бессилия. Чувствую, как к горлу подступают слезы. Да что же за невезуха такая. Муж трахает не меня, с соседом трахаться нельзя, потому что… ну потому что я замужем в конце концов, а тут еще ключ, и Тёма начинает хныкать.

Раньше я не думала об этом, а теперь мысль, что меня разденет и нагнет чужой мужчина, не дает мне покоя ни днем, ни ночью. Особенно ночью, когда неудовлетворенное тело томиться по чужой ласке.

– Ну, открывайся же, – кричу на дверь, давлю на ключ и слышу оглушающий, отдающийся эхом от стен звук треснутого ключа.

– Твою же мать…

– Мама.

Вдруг слышу шумный выдох и резко поворачиваюсь. Сосед, сверкая темными глазами, облокотившись на косяк, выпускает клубы табачного дыма и, с наглой усмешкой, смотрит на мои страдания.

Козел! Все они козлы!

– Вы не могли бы не курить! Тут, если вы не заметили, ребенок.

Кажется и правда пропустил сей факт. Потому что тут же подбирается и тушит сигарету в банке возле своей темно бордовой двери. Без слов подходит близко, обдавая запахом ментола и одеколона. Под мой неожиданный испуганный вскрик легко поднимает, как пушинку, и отставляет в сторону.

– Я смотрю вам энергию некуда девать, – рассматривает он замок и сломанный ключ, и переводит взгляд на мои лодыжки.

Я, с неким женским тщеславием, думаю, что они тонкие и изящные, а пальчики на ногах накрашенны манящим красным лаком.

Но тщеславие тщеславием, а Тема уже зевает.

– Вы так и будете пялиться на мои ноги или планируете помочь?

– Красивые ноги, – ошеломляет он меня комплиментом и тут же реагирует на Тёму, дергающего его за рукав красной футболки.

– Таски.

– Точно, малыш, тачки, тебе нравится? – поворачивается он к улыбающемуся сыну и показывает на принт на футболке. – Как тебя зовут?

Он бы еще у него водительское удостоверение попросил.

– Тима.

Вау, сам назвал свое имя. Впервые.

– Тимур? – задает вопрос сосед уже мне, но я с улыбкой качаю головой.

– Артем.

– Откуда вы знаете мое имя? – поднимается он и разворачивает свое шикарное тело ко мне, так что пришлось задрать голову.

– Имя моего сына – Артем.

– А… Так мы тезки! – улыбается Тёме Артем и спрашивает: – Хочешь футболку подарю?

Сынок, конечно, радостно кивает, а я не успеваю ничего сказать, как сосед одним движением стягивает с себя предмет одежды и отдает Тёме.

– Вы…

– Да расслабься, голубка, она свежая.

– Между прочим, использовать ребенка, чтобы залезть ко мне в трусы, низко и подло, – шепчу ему на ухо и охаю, когда он резко поворачивает голову и успевает задеть мои губы своими, опаляя их мимолетным прикосновением, как будто клеймо ставит.

– Я еще не на такое пойду. Сейчас, например, починю твою дверь и нагло напрошусь на кофе.

– А я вас не пущу, – вскидываю бровь и складываю руки на объемной груди.

– Пустишь, пустишь, – наклоняется он ко мне. – И в себя тоже пустишь.

Делает он замок удивительно быстро, и вот уже через тридцать минут, Тема сопит в своей кровати, а я пытаюсь не смотреть на то, как Артем слизывает с ложки клубничное варенье, не отрывая взгляда от моего декольте.

Кухня у нас маленькая, поэтому, как только я встаю убрать посуду, это наглое полуобнаженное тело встает помочь, но тут же прижимает меня к столешнице задницей.

– Очень вкусная…

– Ложка с вареньем? – пытаюсь отвернуть голову от его поцелуя, но руки тиски заставляют посмотреть ему в глаза. – Артем, не надо этого. Это неправильно…

– Но так приятно, а главное полезно, – шепчет он мне, у самых губ и впивается в них грубым, но удивительно возбуждающим поцелуем.

Он ласкает мой язык своим, терзая губы, и руками лезет в халат и достает набухшую грудь с чувствительными горошинками-сосками.

– Ох, – издаю я стон и невольно закидываю ногу ему за спину, и тут же нашу порочную идиллию нарушает звонок телефона. Его, судя по мелодии. Она быстро затухает, но в мозг она вошла иглой и дала немного прийти в себя.

Осознание происходящего торкает, и я понимаю весь ужас происходящего. Я в квартире мужа, с незнакомым мужчиной, и его членом, что уже настойчиво трется мне между ног. Желание поддаться своим чувствам невыносимо, невыносимо не хотеть эту груду мышц… Рядом с собой, на себе, в себе, но все же это нехорошо.

Пытаюсь отталкивать его, но он словно недвижимая скала, продолжает терзать мои губы. Пальцами одной руки покручивая мой сосок, а другой забирается мне под халат и сжимает плоть ягодиц.

– У тебя зачетная задница, прям самый смак, – пальцем он проводит вдоль впадинки между булочек, задевая половые губки, и мой мир снова взрывается красками. И от комплимента, и от его ласк, и голоса, а главное от того, что чувствую его твердое огромное желание. Никогда не любила минет, но именно сейчас появляется желание потрогать его, ощутить на языке его вкус.

Член трется об лобок через ткань, словно просится внутрь, жаждет забраться в мою узкую пещерку. И я, уже в эротичной дреме, только раздвигаю ноги шире, со стыдом понимая, что готова на все.

– Да, да, возьми меня…

Но разве мы живем в сказке? Разве может мужчина, которого я обнимаю, быть идеальным? Нет, он обычный мужлан, который произносит слова, испортив волшебство момента:

– Час секса заменяет десять километров бега.

Огонь внутри резко тухнет, а судя по его взгляду, он того и добивался. Хотел остановить это безумие, способное оставить от нас кучку пепла и разбудить малыша.

– Не обижайся, голубка, но трахаться в кухне твоего мужика я не буду. Пойдем ко мне.

– Уйдите, – говорю голосом, судя по всему, способным заморозить и Везувий. Артем вскидывает брови и усмехается, а потом говорит так цинично, что меня пробирает дрожь стыда и желания:

***

– В общем, смотри, голубка, ты прокололась и твои хотелки видно и без снайперской винтовки, – говорит без обычной усмешки, каким-то таким властным тоном, что меня начинает трясти, и я не успеваю возразить, как его рука резким движением накрывает мои трусики и вжимает их в киску, пропитывая терпкой влагой.

Возмущенно вскрикиваю, пытаюсь убрать руку, но это, как сдвинуть с места вагон.

– Я в городе три месяца, и у тебя есть уникальная возможность воспользоваться моим членом по прямому назначению и стать, как вы там эту хрень называете… Фитобляшкой…

– Хамло! – шиплю в красивое, волевое арийского типа лицо и замахиваюсь, но тут же оказываюсь прижатой животом к столешнице, а в зад упирается член таких размеров, о которых принято говорить шепотом и с предыханием.

Огромный короче.

– Не елозь, пока я просто тебе не вставил, и дослушай.

– Отпустите… – хриплю, чувствуя, как волна возбуждения уже накрывает с головой, заставляя захлебываться собственным рваным дыханием.

– Днем я дома, и твои тренировки в зале можно прекрасно заменить на любую плоскую поверхность в моей квартире.

– Ни за что…

– Я вынуждать не буду, дело, как говорится, твое, – говорит он вроде бы безразлично, но пальцы на трусиках вдруг приходят в движение и начинают по кругу ласкать розовую плоть между ног, от чего в глазах плывут круги. Поджимаю губы, лежа щекой на глянцевом столе, чтобы не издать стон и не показать нахалу свое окончательное падение в порочную агонию.

– Поверь мне, голубка, ты ничего не потеряешь.

– Зачем это тебе? – спрашиваю, понимая, что одна только его рука может сломить все мое сопротивление. А если это будет язык? А если это будет член?!

– Все банально. Ты живешь рядом, тебе нужно схуднуть, мне нужна красивая баба. Да нам сами небеса благоволят трахаться, как кроликам по несколько раз в день. А еще у меня на тебя стоит так, что принимающим виагру такое и не снилось.

С этой книгой читают:
Голод
Любовь Попова
Дурное поведение
Эмилия Грин
$ 1,97
Мажор
Эмилия Грин
$ 1,29
Любовь на выходные
Анна Валентинова
Жеребец
Эмилия Грин
$ 1,29
Я заберу тебя себе
Ульяна Романова
Нахал
Эмилия Грин
$ 1,38
Другие книги автора:
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.