Персидский треугольникТекст

Оценить книгу
3,7
3
0
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
300страниц
2007год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

* * *

Волк открыл кабинку душа и вышел в санузел. Стряхнув с себя ребром ладони воду, он отерся полотенцем, после чего повязал его на бедрах. Проведя рукой по запотевшему зеркалу, Волк наклонился к нему и зачесал свои черные как смоль волосы назад.

Он был очень красивым мужчиной – как большинство сербов. Правда, Волк был наполовину греком. Но эллинская кровь только придавала ему шарма. Волк любил женщин, и они любили его. Особой его гордостью было фото, где он был изображен с Дженифер Лопес. И, хотя это было против законов конспирации, Волк иногда демонстрировал своим подружкам. Но только когда был твердо уверен, что этот его секрет не станет достоянием кого-то другого…

– Стив! Ты скоро?.. – приглушенно донеслось из-за двери.

Задумавшийся Волк с небольшим опозданием понял, что обращаются к нему. Просто Стивом он был всего несколько часов и еще не успел привыкнуть к этому имени.

– Я уже! – шагнул к двери Волк.

На пороге санузла стояла Сюзи, во всяком случае, именно этим именем она подписывалась в Интернете. Наверное, на самом деле ее тоже звали как-то по-другому, но Волку это было все равно. Сюзи не была ни красавицей, ни дурнушкой – довольно симпатичное, хотя и не совсем пропорциональное лицо с черными бровями, оливковыми глазами, чуть вздернутым носиком и тонкими губками, ну и плюс к этому тоже не классическое, но довольно стройное тело. Которое сейчас весьма отчетливо проступало под легким халатиком…

Конечно, Волк видывал женщин и покраше. Но какое это сейчас имело значение?.. Сюзи прикипела глазами к мускулистому, еще покрытому капельками воды торсу Волка. А торс у него действительно был потрясающий. Только вот в некоторых местах подпорченный…

– Что это, Стив? – спросила Сюзи, протягивая руку.

Ее пальцы коснулись едва заметного шрама на ребрах под левой грудной мышцей. Несмотря на две пластические операции, скрыть следы того ранения Волку так и не удалось.

– В аварию попал, – сказал Волк. – Засмотрелся в Ницце на пейзаж…

– На пейзаж или на какую-то красотку-француженку? – спросила Сюзи.

Ее пальцы скользнули к соску, в глазах запрыгали чертики.

– Француженки не в моем вкусе, – с честным выражением лица сказал Волк.

– Да?.. А кто в твоем вкусе?.. – с придыханием спросила Сюзи.

Ее пальцы сжали сосок Волка и начали его тереть.

– Ты в моем вкусе! – выдохнул Волк, привлекая Сюзи к себе.

Та впилась губами в сосок Волка, зачмокала. Одновременно ее руки лихорадочно размотали полотенце на поясе мужчины. Волк с опаской бросил взгляд через распахнутую дверь в квартиру и быстро сказал:

– А сын?..

– Я его уже уложила!.. – подняла голову Сюзи. – Пообещала, что завтра заберу его из школы пораньше! А до того мы сможем любить друг друга! Да?..

– Еще бы! Но начнем прямо сейчас!

С этими словами Волк прикрыл дверь и подхватил Сюзи под ягодицы.

Припечатав женщину к стенке, он резко опустил ее чуть вниз.

– О-о!.. – задрожала Сюзи.

Ее оливковые глаза мгновенно покрылись поволокой. Зрачки закатились. Коготки Сюзи впились в мускулистую спину Волка.

– О, Стив!.. Стив!.. Стив!.. – постанывала она в такт.

Волк глаз не закрывал. При его работе это была недопустимая роскошь. Доведя Сюзи почти до пика, он неожиданно поставил ее на пол.

– Что случилось?.. – вскрикнула женщина.

Волк не стал ничего говорить, просто развернул ее лицом к стенке.

Сюзи уперлась в нее ладонями. В санузле снова разнеслись ее стоны:

– А!.. А!.. А!..

Ладони Сюзи с характерным звуком ерзали по запотевшему кафелю, оставляя на нем следы. Ее голова со спутавшимися волосами моталась из стороны в сторону, иногда со стуком ударяясь о стенку, но Сюзи этого не замечала…

– Есть! – отрывисто бросил в трубку адъютант и тут же резво вскочил на ноги, распахнул перед Логиновым дверь: – Прошу, товарищ полковник!

В большом кабинете замдиректора ФСБ приглушенно шуршал сдвоенный кондиционер, в воздухе витал запах дорогих сигарет. Замдиректора – подтянутый, моложавый, в шикарном светлом костюме – приветствовал Логинова исключительно доброжелательно. Однако Логинов был тертым калачом и с ходу заподозрил неладное. Кроме самого хозяина в кабинете замдиректора ФСБ находился непосредственный начальник Виктора – генерал Ватлин. Здороваться он с Виктором не стал, и в этом не было ничего странного – сегодня они уже виделись. Но вот то, что Ватлин старательно избегал смотреть Виктору в глаза, сказало опытному оперативнику Управления антитеррора ФСБ о многом. И чутье полковника не подвело…

Предложив Логинову сигарету, замдиректора откинулся в кресле и вдруг спросил:

– Как у вас с фарси, полковник?

Логинов ответил:

– Да, честно говоря, никак, товарищ генерал!

Ватлин посмотрел на замдиректора и едва заметно пожал плечами – мол, я же вас предупреждал. Замдиректора ФСБ слегка поколебался, но не более двух секунд. Выпустив струю дыма в сторону кондиционеров, он решительно сказал:

– Я думаю, это не проблема. Все равно по легенде он будет европейцем!

– Позволю себе не согласиться, товарищ генерал! – покачал головой Ватлин. – Без знания языка выполнить задание будет…

– Да все я понимаю, Валерий Иванович! – резко сев прямо, ткнул сигарету в пепельницу замдиректора. – Но нет у нас оперативников такого класса, владеющих фарси! И времени нет на их подготовку!

– И все же, товарищ генерал… – снова начал было Ватлин, но на этот раз его перебил Логинов.

– Прошу прощения! Может, я лучше в коридоре подожду? – пружинисто поднялся он на ноги. – Заодно и чаю попью?

Удовольствия от препирательств генералитета Виктор не получал. Уже давно.

– Да будет вам чай, полковник! – нервно повернулся к нему замдиректора. – Сядьте! Добить вы меня, что ли, решили сегодня на пару?..

– Есть, товарищ генерал! – кивнул Логинов, снова опускаясь на стул.

Замдиректора ткнул пальцем в кнопку селектора:

– Дима, три чая!..

– Есть!

Замдиректора вздохнул, снова повернувшись к Виктору. И невесело улыбнулся:

– Хорошо у вас начальство, да, полковник? Вызывает подчиненного, не зная, чего от него хочет…

– Нормальное начальство, товарищ генерал! Как везде! – не моргнув глазом сказал Логинов.

Замдиректора шутку оценил. И ответил в том же тоне:

– Ты мне, Логинов, в моем кабинете брось крамолу разводить! Устои подрывать, понимаешь! Начальство на то и начальство, чтобы не знать, чего хочет… А если серьезно, то нам просто нужно очень быстро провести одну операцию. С хирургической точностью…

Дверь приоткрылась, от нее донесся голос адъютанта:

– Разрешите, товарищ генерал!

– Да!

Несмотря на то что этого самого адъютанта Диму Служба собственной безопасности ФСБ наверняка вела денно и нощно, фиксируя на цифровые носители даже оргазмы его половых партнерш, замдиректора ФСБ на то время, что адъютант разносил чай, разговор прекратил. Потому как и сам когда-то был оперативником и знал, что малейшее нарушение правил конспирации может стоить его подчиненным жизни. Только когда дверь за адъютантом закрылась, замдиректора открыл папку и протянул Логинову через стол фото:

– Это тебе, так сказать, исходная точка, полковник…

Чуть отодвинув чашку, Логинов взял фото в руки и невольно вскинул бровь. На фото была изображена Дженифер Лопес во всей красе своего щедрого тела. С каким-то очередным красавчиком-бойфрендом, примостившимся у ее ног, по-восточному подогнув ноги. Некоторое время Логинов смотрел на фото, потом перевел взгляд на замдиректора:

– Извините, товарищ генерал, не понял? Какую ей еще проводить хирургическую операцию? Она же и так вся вдоль-поперек прооперированная… И при чем тут фарси?..

Шум воды в душевой кабинке стих. На стенку в коридоре упал свет из приоткрывшейся двери санузла. Щелкнул выключатель, по полу прошлепали ноги.

– Ты где?.. – негромко спросила в темноте Сюзи.

– Я здесь, – отозвался с кровати Волк.

– Ты ждешь меня? Или спишь? – осторожно ступая, спросила женщина.

– Хочешь проверить?

– А как это можно проверить?.. – с капризными нотками спросила Сюзи.

– Элементарно! – хмыкнул Волк, откидывая одеяло.

Нащупав в темноте затылок Сюзи, он наклонил ее голову к своему паху.

– О-о!.. – вскрикнула женщина.

Опустившись возле кровати на колени, она немедленно принялась за дело. Волк, держа руку на ее затылке, откинулся на подушки. Вскоре Сюзи переместилась к нему, и жаркая ночь продолжилась. Только накувыркавшись до изнеможения, женщина наконец успокоилась. Пристроив свою голову на плече Волка, она расслабленно проговорила:

– Боже, как мне было хорошо!

– Будет еще лучше! – заверил ее Волк. – Впереди у нас два выходных! С работы ведь тебя беспокоить не будут?

– Нет.

– Тогда спокойной ночи!

– Спокойной ночи, Стив! – чмокнула мужчину в плечо Сюзи.

Секунду спустя она уже безмятежно спала на плече мужчины своей мечты. Во всяком случае, так ей казалось…

– Не туда смотришь, полковник, – сказал замдиректора, отхлебнув чая. – Эта самая Лопес нас не интересует. Поет себе и пусть поет, на здоровье… А вот тип, который сидит у ее ног, как раз и есть объект нашей заинтересованности. Только вот известно нам о нем, к сожалению, не много. Национальность – греко-серб. Специальность – диверсант-террорист экстра-класса. Работает на США – то ли на ЦРУ, то ли на АНБ…

– Террорист, работающий на ЦРУ?

– Именно так, полковник. Американцы – мастера двойных стандартов. Тот же Усама бен Ладен, если ты не знал, выкормыш ЦРУ…

– Да нет, насчет бен Ладена я в курсе, товарищ генерал. А этот красавчик что, вроде как его преемник?

– В принципе, нет, хотя пути спецслужб неисповедимы… Бен Ладена-то американцы сотворили, чтобы его руками воевать против нас в Афгане, а обернулось все для них одиннадцатым сентября. Ну а этот тип, которого ты видишь, загребает для американцев жар в Иране. Как только он там появляется, на юге страны гремят взрывы. Или израильские истребители наносят удары по иранским ядерным объектам. Ясно, что за фрукт?

 

– Так точно. А мы здесь, прошу прощения, с какой стороны?

– А мы здесь с той стороны, что в Иране работает очень много наших мирных специалистов. В том числе и на ядерных объектах. Трое из них уже исчезли бесследно…

– Считаете, это его рук дело? – кивнул Виктор на фотографию.

– Это не я так считаю, а наша иранская резидентура, которая провела соответствующую работу. Само собой, что мы больше не можем мириться с подобными фактами. Ведь речь идет и о жизнях наших людей, и о ядерных секретах, которыми кое-кто из работающих в Иране наших специалистов располагает. Утечка наших ядерных технологий в США недопустима…

– Извините, но это понятно, товарищ генерал, – кивнул Логинов, глядя на сидящего у ног Дженифер Лопес типа совсем другими глазами. – Зато, честно говоря, непонятно другое: а почему бы всю эту информацию не передать иранским властям? Уж им-то обезвредить этого товарища было бы намного сподручнее. Или есть какие-то нюансы?

– Есть, полковник, нюансы! – кивнул замдиректора. – Ты «Белое солнце пустыни» смотрел?

– Смотрел, конечно.

– Помнишь, что там говорил товарищ Сухов?

– Восток – дело тонкое?

– Точно. Причем очень тонкое, Логинов… – развел руками замдиректора. – Иран – то, что принято называть полицейским государством. В каждом коллективе там имеется секретный сотрудник службы безопасности. И эта служба безопасности очень не любит, когда кто-то работает не на нее, а на кого-то другого… Короче, если мы передадим наши скудные материалы иранцам, они обязательно захотят докопаться, кто нам помог их раздобыть. И наверняка докопаются. А наш тамошний резидент категорически против, чтобы его агентов из местных вешали на подъемных кранах на площадях при большом стечении народа. Гуманист он, Логинов, понял?..

– Так точно, товарищ генерал. Понял…

– А если понял, тогда сдавай текущие дела, – отодвинул чашку замдиректора. – Времени мало. За день-два нужно слепить тебе легенду и натаскать на иранских особенностях. И все, вылетаешь. Фарси изучать, извини, некогда…

– Мы уже поехали, – заглянула в спальню Сюзи. – Не скучай, я завезу Абу в школу и сразу назад!

– Я буду ждать! – кивнул Волк. – И вот еще что…

– Что?..

– Сегодняшний день мы посвятим друг другу. А завтра я хочу поближе познакомиться с Абу. Ведь когда мы поженимся… В общем, ты можешь сказать в школе, что завтра его не будет на занятиях?..

– О, Стив! – прижала к груди руку Сюзи. – Конечно!

– Только предупреди Абу, чтобы он не проболтался обо мне!

– Конечно! Он у меня умный мальчик, сам завтра убедишься! Пока-пока! Я скоро!

– Буду ждать! – послал воздушный поцелуй Волк.

Сюзи с сыном вышли из дома. Едва щелкнула дверь, Волк резко вскочил и тремя бесшумными шагами оказался возле окна. Сквозь щель в жалюзи он посмотрел на выехавшую со двора машину. Убедившись, что опасности нет, Волк сел за компьютер Сюзи.

Интернет очень полезная штука во многих смыслах. В профессии же Волка он совершил настоящий переворот. Во все века самым слабым местом шпионов и диверсантов была связь. Именно на связи их ловили. С появлением же Интернета отследить сообщения стало намного сложнее, а уж «запеленговать» шпиона и вовсе практически невозможно.

Волк пробежал пальцами по клавиатуре, послав адресату с восьмизначным номером вполне невинное с виду сообщение. И тут же получил ответ. Все это напоминало переписку обычных бизнесменов, поскольку Волк давно использовал в своей работе коммерческие термины.

Он вроде как спросил, когда поступит транспорт и экспедиторы. Ему сообщили, что вовремя. На что Волк подтвердил поставку товара.

«Товаром» в данном случае выступал русский физик-ядерщик по фамилии Иванов. Видимо, это был псевдоним. Насколько удалось выяснить Волку, в Иран русский попал через Западную Европу. То есть работал он не в рамках межправительственных соглашений, а по личному контракту с ядерным департаментом Ирана.

Еще о русском было известно, что он вроде бы выходец из знаменитого на весь мир уральского ядерного центра. А это означало, что он может владеть не только сведениями по иранской ядерной программе, но секретами гораздо более современных разработок русских в этой области.

Наружное наблюдение за Ивановым косвенно подтвердило эти данные. Он жил в огромной квартире, ездил на дорогом авто и практически ни в чем себе не отказывал. Еще и много пил, как все русские, причем не особенно-то и таясь. Ну а поскольку иранские власти на это закрывали глаза, значит, Иванов представлял для них очень большую ценность.

Видимо, табу для него существовало только одно – выезд за рубеж.

Именно поэтому свой краткосрочный отпуск (а в Иране отпусков как таковых нет в принципе) русский и решил провести в Бушире, на берегу теплого моря…

Когда Сюзи вернулась, Волк уже как ни в чем не бывало валялся в постели. Для начала они занялись сексом, а потом начали строить планы на будущее. То есть планы строила Сюзи, а Волк с ней соглашался.

– Я хотела бы провести свой медовый месяц в Ницце! Как ты на это смотришь?

– Как скажешь, дорогая…

– Боже, ты согласен?.. Дай я тебя поцелую! А сколько гостей мы пригласим на свадьбу?

– Я хотел бы, чтобы все прошло скромно… – почесал грудь Волк. – Ты, я, Абу и самые близкие друзья. Но если ты захочешь пригласить сто пятьдесят человек, мне придется согласиться…

– Ты просто чудо!

– Я знаю, – скромно сказал Волк. – Кстати, а завтраками кормить ты меня будешь, когда мы поженимся?

– Ой, извини! Сейчас! – спохватилась Сюзи.

Чмокнув Волка в щеку, она отправилась на кухню. Тот проводил ее ухмылкой. Он научился пользоваться женской глупостью, но так и не мог к ней до конца привыкнуть. Неужели эта дура не понимает, что ни она со своими кудряшками, прикрывающими куриные мозги, ни ее щенок от бывшего мужа-перса не нужны Волку?.. Тем более что он прислал ей по Интернету свое фото с Дженифер Лопес…

Кое-как дождавшись вечера, когда Сюзи уложила привезенного из школы Абу спать, Волк извлек из своего чемодана бутылку водки. Обняв женщину, он сказал:

– Составишь мне компанию?..

– Я так и не научилась пить водку! – махнула та кудряшками. – Вот если бы хорошее французское вино…

– Вино будет в Ницце, когда у нас будет медовый месяц. А сейчас давай выпьем немного водки. За нас троих – тебя, меня и Абу…

У Сюзи даже слезы на глаза навернулись. Естественно, отказаться после этих слов она уже не могла. Опьянела она быстро. Волк посмотрел на нее и сказал:

– Я тебя хочу!

– Я тебя тоже хочу! – с готовностью распахнула халатик Сюзи.

– Не здесь, в душе! – сказал Волк. – Я хочу, чтобы на нас с тобой лилась вода…

– Как скажешь, любимый!

Сюзи вошла в санузел первой. Волк нырнул за ней и прикрыл дверь.

Женщина прижалась к нему и обняла. Волк поцеловал ее в губы, отстранился и вдруг развернул.

– Ты хочешь сзади, да?.. – спросила Сюзи.

– Не совсем… – мотнул головой Волк.

В следующий миг он сделал то, чего женщина не могла ожидать. Волк подцепил опорную ногу Сюзи, одновременно изо всей силы дернув ее ладонью за лоб.

– А!.. – успела вскрикнуть от удивления женщина.

И тут же умолкла, поскольку ее затылок с громким стуком ударился о кафельный пол. Смерть наступила мгновенно – от перелома основания черепа и обильного кровоизлияния в мозг. Волк доктором не был, но толк в таких вещах знал.

Покончив с Сюзи, Волк отправился в спальню. Ее щенок сопел в две дырки на своем ложе на полу. Комнатка у него была совсем крошечной, и это здорово облегчило Волку задачу. Бытовых газопроводов в Иране почти нет. Газ привозят в баллонах. Именно такой баллон Волк и принес из кухни в спальню. Открыв вентиль, Волк плотно прикрыл дверь и засек время. Пару минут спустя он с закрытым носом нырнул в спальню и газ перекрыл. Потом снова быстро вынырнул в коридор.

В принципе бытовой газ абсолютно безвреден, просто вытесняет воздух. Ну, и еще может взорваться. Но Волк пока что не собирался включать свет. Выждав еще пару минут, он снова нырнул в спальню.

Мальчик уже не дышал. И пульс на его шее не прощупывался. Волк быстро прошел к окну и распахнул его. Дышать он начал только в коридоре, закрыв за собой дверь.

Десять минут Волк выждал на кухне. Когда он вернулся в спальню мальчика, газ уже почти выветрился, хотя характерный запах еще оставался. Но это был запах не газа, а специального вещества, которое в него добавляют в целях безопасности. Бытовой газ запаха не имеет. На всякий случай Волк еще раз ощупал мальчика. Тот уже начал остывать.

С чувством выполненного долга Волк забрал баллон, отнес его на кухню и снова подключил к плите. Чтобы все случившееся в доме выглядело несчастным случаем, оставалось только поставить на конфорку турку, довести ее до кипения и дать сбежать…

Брюхатый аэробус «Внуковских авиалиний» наконец прорвал пелену облаков. Внизу показался укрытый сизой дымкой Тегеран. Шпили и купола мечетей торчали среди вполне современного вида зданий. Улицы, насколько можно было рассмотреть с высоты, были запружены бесконечными вереницами машин. «Вот и приехали…» – подумал Виктор и потянулся в кресле.

Двадцать минут спустя он уже покинул вместе с другими пассажирами московского рейса зону вылета, остановился и огляделся по сторонам.

На него тут же обратили внимание двое полицейских в белой форме, весьма напоминающей выцветший прикид товарища Сухова. Только вооружены исламские стражи порядка были не «наганами», а более современными «кольтами». Подошедший первым к Виктору полисмен что-то сказал на фарси. Ничего такого в багаже у Виктора не было, но он все равно напрягся. Ситуацию неожиданно разрядил один из пассажиров московского рейса – добродушный веснушчатый толстяк.

– Спрашивают – помощь нужна?.. – сказал он, ставя два своих чемодана позади Виктора.

– Да нет, спасибо… – покачал головой Виктор.

Толстяк быстро перевел его фразу, и полисмены тут же потеряли к пассажиру интерес.

– Так тебя встречает кто-то?.. – спросил толстяк.

– Да.

– Ну, тогда удачи!

Отерев взмокший лоб платком, толстяк снова подхватил свои чемоданы и направился на выход. Полицейские за это время успели отойти метров на десять. И тут из-за колонны вдруг вынырнул помятый молодой мужчина лет тридцати славянской внешности. В руках он торопливо развернул вверх тормашками плакат, на котором было написано: «Инженер Гарин».

Логинов направился к мужчине. Тот был довольно худощавым, но вспотел намного больше, чем прилетевший с Виктором толстяк. И лицо имел такое красное, что, казалось, вот-вот расплавится.

– Привет, я Гарин! – сказал Виктор подходя.

– Инженер Гарин? Виктор Павлович?

– Точно!

– Ф-фух! – быстро сказал мужчина, комкая плакат, разворачиваясь к выходу и оглядываясь на полисменов.

При этом «фухе» встречающий одарил Логинова таким ядреным перегаром, что Виктор сразу все понял. Алкоголь-то в Иране под запретом. За его употребление на подъемных кранах, слава Аллаху, не вешают, но в тюрьму сажают за милую душу…

При выходе из аэропорта торчали еще двое полицейских, так что встречающему снова пришлось затаить дыхание. В результате на заднее сиденье довольно потрепанного «Форда», ожидавшего их на стоянке, он буквально рухнул. Несколько секунд мужчина хватал воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба. Потом повернулся к успевшему усесться рядом Виктору и сипло выдохнул:

– Блядская страна, блядские законы, блядские полицейские! Меня Игорем зовут! Перебрал вчера, думал, не выживу! За встречу?..

В руках Игоря словно по мановению волшебной палочки появилась извлеченная откуда-то из-под сиденья фляжка. Судя по запаху, с каким-то жутким самогоном. Виктор невольно отвернулся.

Как раз в этот момент за руль «Форда» сел наконец уложивший в багажник чемоданы Виктора водитель-перс. Игорь решил, что Виктор опасается его, и тут же горячо заверил:

– Да это свой человек, три года на меня службе безопасности исправно стучит! А той на спиртное наплевать! У-у?..

– Спасибо, я пас! – осторожно, чтобы не обидеть Игоря, отстранил протянутую фляжку Логинов. – Бросил…

– Анонимный алкоголик?.. – понимающе кивнул Игорь. – Ну, тогда за тебя! На этот счет тут хорошо, конечно! Не запьешь. Только импотентом станешь…

Водитель-перс белозубо улыбнулся в зеркало заднего вида и начал заводить двигатель. Заводился тот примерно так же, как и багажник у «Форда» закрывался. Чтобы двигатель зарычал, персу понадобилось не менее пяти попыток. Игорь тем временем булькал фляжкой.

 

– Ик!.. – наконец сказал он. – Блядский самогон!.. Ты порнуху с собой привез?..

– Нет.

– Это зря. Без порнухи тут никак. А с Интернета качать дюже опасно, с работы выгоняют… Я только вчера двоих отправил на историческую родину. На зоофильских сайтах паслись. Нормальные мужики, но засиделись тут слишком долго без отпуска, поневоле крышу подорвет… А вообще-то страна нормальная, Витя. Килограммовый шашлык – семь баксов – пальчики оближешь. Квартиру сто метров снять – шестьдесят долларов в месяц. Коммунальные услуги вообще курам на смех – один доллар. В общем, если ты анонимный алкоголик да еще и импотент, то кататься тут можно как сыр в масле! Эх!..

За этим восклицанием последовали новые бульки. Видимо, Игорь настроился прикончить фляжку как можно быстрее, чтобы в корне пресечь ностальгию по исторической родине, где и квартиры дорогие, и шашлык жесткий, и коммуналка кусается, зато пить можно не таясь, да еще и с женщинами спать сколько влезет – без бакшишей, штампов в паспорте и прочих исламских заморочек…

Логинов тоску земляка отлично понял и отвернулся к окошку. А там посмотреть было на что. «Форд» как раз обгонял такси, на переднем сиденье которого разместилось два человека. Это в Иране оказалось в порядке вещей. Хочешь сидеть один, плати за двоих. Сколько человек набилось на заднее сиденье, Виктор сосчитать не смог, поскольку такси неожиданно утонуло в фиолетовой дымке. Вскоре в этой дымке материализовался вроде как мотоцикл. С виду чадящему и грохочущему чудовищу с равным успехом можно было дать и пятьдесят, и сто лет. За рулем его гордо восседал глава семьи, на бензобаке разместилось двое отпрысков, а сзади еще с тремя детьми сидела закутанная с ног до головы в черные одежды жена. Ей тоже с равным успехом можно было дать сколько угодно лет, поскольку, кроме глаз, ничего иного увидеть было нельзя.

Вдоволь налюбовавшись подобной экзотикой, Логинов наконец повернул голову. Истосковавшийся по родине Игорь, привалившись головой к стойке кабины, уже беспокойно дремал, бормоча во сне: «Блядская страна… блядские законы… блядские полицейские…» Впрочем, в голове встречающего оказался включен круиз-контроль, поскольку примерно за пять минут до приезда в гостиницу он вдруг вскинулся, огляделся мутноватым взглядом по сторонам и сказал:

– Извини, Витя, сморило… Значит, гостиницу я тебе на ночь забронировал, оплатил. А билеты вот… Завтра в семь тридцать по местному вылетаешь в Бушир. Водитель мой тебя в аэропорт отвезет. Из машины, извини, выходить сегодня уже не буду. Ты ж не обидишься?..

– Нет, конечно, – мотнул головой Логинов, пытаясь хоть что-то понять в арабской вязи на авиабилете. И на всякий случай уточнил: —Значит, завтра в семь тридцать? Рейс на Бушир? Правильно?

– Да, точно так. Хорошее, кстати, место. Знаешь, как переводится с фарси?

– Нет.

– «Бу» – это вонь, а «шир» – город. Вот такая тут блядская география…

Сказав это, Игорь сунул руку под сиденье, нашарил фляжку и влил в себя скудные остатки былой роскоши. Потом икнул и проинструктировал земляка насчет того, что из гостиницы лучше не выходить. Чтобы по незнанию не влезть в какие-нибудь непонятки…

Подсоединив баллон с газом, Волк помыл руки и прошел к компьютеру убитой Сюзи. Через Интернет он связался со своими людьми. Те сообщили, что у них все в порядке. Договорившись о встрече, Волк посмотрел на время. Минут десять у него в запасе еще было.

И он за это время удалил из компьютера Сюзи все, что могло кого-либо навести на его след. Покончив с этим, Волк быстро собрался и покинул дом. В принципе он мог взять машину Сюзи, но не стал рисковать.

В условном месте его поджидал черный «БМВ». За рулем сидел Хамад, на заднем сиденье – Киркун. Оба были персами, один когда-то работал в местной службе безопасности, другой – в полиции. Оба были готовы ради денег на все и имели на своем счету не по одному десятку трупов. В общем, о таких помощниках можно было только мечтать. Особенно если учесть, что предать Волка они не могли, поскольку в этом случае автоматически получили бы смертную казнь за сотрудничество с ним.

– С прибытием в Бушир! – поздоровались с Волком подручные.

– Салам алейкум! – ответил тот. – Документы у вас надежные?

– Как всегда, хозяин! – кивнул Хамад.

Именно он раньше служил в службе безопасности Ирана и в документах был докой. Иногда Хамад даже шутил, что может сделать самое настоящее удостоверение президента страны.

– Тогда поехали! – велел Волк.

Русский физик-ядерщик Иванов, находясь на отдыхе в Бушире, каждый вечер ужинал в одном и том же ресторане. Располагался он на берегу моря. Но привлекал он Иванова не этим, а тем, что туалет находился не в самом ресторане, а в углу территории за кустами. В этих-то кустах Иванов и оставлял принесенную с собой фляжку с самогоном.

В этот вечер Иванов уже дважды сходил в туалет, само собой, не забыв по дороге заглянуть в кусты, чтобы приложиться к фляжке.

Настроение у него по этому случаю было очень хорошее. Проглотив удивительно вкусный кусок мяса, Иванов покосился на мобильный.

Вообще-то проституток в Иране как бы нет. Официально. Но если подойти к делу осторожно, то кое-что можно нащупать даже в такой дыре, как Бушир.

Это «кое-что» имело рабочий псевдоним Шехерезада и стоило огромных денег. Правда, женщиной это бесформенное создание назвать было трудно, но детородный орган оно имело. А это лучше, чем ничего. Иванов совсем уже было решил позвонить проститутке, когда его мобильный задергался сам. Номер был какой-то незнакомый.

– Алло! – ответил русский.

Гостиница по иранским меркам оказалась очень даже ничего. Самое главное, что персонал владел английским, так что процесс поселения занял у Виктора не более минуты. Взяв ключ от номера, он вернулся к «Форду» за чемоданами. Мальчик-портье увязался было за ним, но Виктор его остановил. Попрощавшись с Игорем, он вернулся в небольшой холл и пешком поднялся на второй этаж.

Комната оказалась не очень большой, но уютной. По-быстрому распаковав чемоданы, Виктор спустился вниз, в ресторан. Шашлык в Иране и вправду оказался божественным на вкус и дешевым до неприличия. Зато, вернувшись в номер, Виктор сразу заметил следы торопливого обыска.

Нахмурившись, он быстро вернулся к двери, запер ее на фиксатор и принялся перебирать вещи. За этим занятием его и застал дребезжащий телефонный звонок.

Виктор прошел к допотопному аппарату, снял трубку и ответил по-английски.

– Джона можно? – спросили на другом конце.

– Нет, это Виктор.

– А когда будет Джон?

– Боюсь, он уже съехал…

– Жаль, мы договорились с ним встретиться.

– Мне тоже жаль. Могу быть еще чем-то полезен?

– Увы, нет. Извините за беспокойство.

– Ничего страшного… – сказал Виктор и опустил трубку.

Этот разговор означал, что резидентура отследила его приезд. И вскоре Виктору дадут знать о встрече. Виктор закончил проверку своих вещей, но никаких сюрпризов не обнаружил. Как и пропаж. Видимо, речь шла просто о превентивном досмотре. Уж в коллективе-то гостиницы сексотов службы безопасности должно было быть не один и не два.

Видимо, кто-то из них и расстарался, пока новый постоялец обедал…

Улегшись на диван, Виктор закинул руки за голову и принялся ждать.

С улицы доносился характерный шум восточного города – крики, рев и гудки допотопных машин. Тегеран жил своей малопонятной европейцам жизнью. А Виктор просто ждал звонка резидентуры. Такая у него была работа.

Ахмад был красавчиком, каких поискать. Высокий, стройный, черноволосый, он притягивал к себе словно магнитом девушек всех рас и национальностей. За время учебы в Европе он успел переспать и с француженками, и с китаянками, и с негритянками, и с немками… Список этот был почти бесконечен. Самой младшей партнерше перса было тринадцать. Самой старшей – около пятидесяти. Это была отчаянно борющаяся со старостью французская виконтесса. С ней Ахмад переспал из спортивного интереса, после чего к аристократке охладел. Та же ради смазливого перса была готова на все. Ахмад не смог устоять перед новеньким «Пежо», и связь продолжилась. Через полгода Ахмад начал подумывать о том, чтобы остаться в Европе навсегда. Идея жениться на старой карге с учетом ее состояния не казалась Ахмаду столь ужасной. Ведь стоило ему повести своей черной бровью, как практически любая из женщин готова была плюхнуться на спину и развести ноги…

Однако судьба сыграла с персом-альфонсом злую шутку. Старушенция зацепила где-то по дороге в свое поместье мускулистого алжирца. И трахнулась с ним прямо в салоне своего лимузина «Майбах». После чего дала Ахмаду пинка под зад. Спасибо, хоть подаренный красавец «Пежо-407» назад не потребовала. Однако к подобному повороту перс все равно оказался не готов. Его виза закончилась вместе с учебой. Продлить ее персу не удалось – по всей Европе правила на этот счет весьма ужесточились. И Ахмаду пришлось возвращаться в Иран.

Книга из серии:
По следу волка
Массаж нервов
Шоу должно продолжаться
Персидский треугольник
Битва за Крым
Устранение строптивого
Сто боев – сто побед
Человек из «Альфы»
Поцелуй торпеды
Железные нервы снайпера
Шанс только один
С этой книгой читают:
Мы ударим первыми
Максим Шахов
$ 1,95
Люди-торпеды
Максим Шахов
$ 1,95
Свинцовая орда
Максим Шахов
$ 1,31
Генерал Смерть
Максим Шахов
$ 1,95
Красная кнопка
Максим Шахов
$ 1,95
Морской бой
Максим Шахов
$ 1,69
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.