Дневники Гитариста, или Правила Потребления для Настоящих ПингвиновТекст

Оценить книгу
5,0
3
1
Отзывы
190страниц
2018год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1 или Знакомство.

Когда кто-нибудь, после прочтения книги мне говорит, что она «заставляет о многом задуматься и многое прочувствовать», я испытываю неимоверную тоску.

Это ужасно, когда Вас принуждают к тому, что неплохо бы делать добровольно и с радостью.

Еще я всегда верил, что любое, даже самое сложное явление жизни можно объяснить несколькими простыми доходчивыми словами так, чтобы даже идиоту стало понятно. Если не получается-то я сам пока идиот, по крайней мере в том, о чем пытаюсь рассуждать. Это, кстати, не моя мысль-так Эйнштейн рассуждал.

Взять хотя бы саму эту жизнь. У буддистов четко описано. Вся она-путешествие. По местам, по ситуациям, по встреченным по пути людям, каждый из которых неизведанная тропинка. По самому себе. А тело-вроде тачки, взятой на прокат. То есть «фанатеть» от нее глупо – все равно на время порулить дали, но и угробить раньше времени не желательно. Короче, не гони, не тормози, рули, не забывай вдоволь накататься и налюбоваться видом из окна. И Ом с тобой!

То есть для себя уже в свои 27 я определил, что в смысл жизни я въехал.

А вот в нюансах, если можно так выразиться, как был идиотом, так и остался.

То есть все еще путаю педали газ-тормоз, страдаю топографическим кретинизмом и, чего уж там греха таить, не умею выбирать попутчиков. Да, такой вот я несчастный, честный и непутевый парень.

С радостью бы сморозил еще что-нибудь философски – рефлекторное, вроде «а туда ли я еду?», но если повнимательней присмотреться даже к биографиям великих мира сего, жизнь вообще штука ироничная до неприличия. Так вот вроде мнишь себя императором не последней страны с замечательным климатом, а через каких-то триста лет в твою честь называют разве что сносный коньяк и захудалый тортик.

Так что извините, но я еще до 30 успел стать изрядным скептиком и отчасти циником. Если вы хотите узнать о яркой и выдающейся судьбе молодого красавца с горящими глазами и пламенеющим идеалами романтизма духом-это не ко мне. Закройте книжечку и ступайте себе дальше. Было приятно познакомиться и все такое.

Если же Вы по каким-то причинам этого все же не сделали, то у меня есть несколько предположений: быть может, в Вашей биографии все настолько замечательно, что мое брюзжание до Вашего золотого трона долетает в виде шуточек очередного придворного арлекина, не более того. Другой вариант-Вы тоже персонаж не самого простого характера и судьбы, уже чего-то «натерпелись» и узнаете за моей язвительностью того же волчонка, что притаился и сидит где-то в Вас. Или, как вариант, Вы просто подросток, у которого сейчас период «информационной накачки» и ему все и вся любопытно.

Состояние «подростковости», надо сказать, имеет крайне мало с паспортными данными. Оно может с успехом навестить Вас как в 18, так и в 40, и, подозреваю, даже в 80. Поднимите руку кто слышал выражение «кризис среднего возраста». Теперь радостно помашите этой рукой в воздухе, приветствуя славного знакомого. Поверьте, так или иначе, а он, этот самый кризис, будет Вас периодически навещать, заглядывать в глаза и подливать в стакан чего покрепче.

Человек чаще впадает в состояние разгильдяя-подростка на перепутье, когда что-то привычное вдруг закончилось, а взамен ничего пока не наступило.

Поскольку жизнь длинная-так или иначе «однажды с каждым».

Раз уж о Вас мы кое-что выяснили, справедливо будет немного рассказать и о себе.

Итак, приступим.

Я обыкновенный «среднестатистический» парень.

Все, занавес, книгу можете закрыть.

Или Вас все еще интересуют детали?

Ну, вы сами напросились.

Ладно, заканчиваю жеманиться и выкладываю на стол колоду, доставшихся мне по – наследству индивидуальных особенностей, с запиской «выкручивайся, как можешь, сынок».

Моя матушка, особа в глубине души сентиментальная и немного эксцентричная, в поисках подходящего имени для своего чада долго металась между Вертером и Винсентом, но по стечению космических обстоятельств я-ВиктОр. С ударением на последнем слоге. Хотя я не люблю пафоса и представляюсь всегда просто Витей.

С отцом-военным офицером Андреем они прожили лет двенадцать, после чего, по взаимному согласию, развелись. Я остался с матушкой-Надеждой Константиновной. Замуж она больше так и не вышла. Отец обзавелся новой семьей, и я его больше не видел, хотя алименты, со слов матушки, он какие-то, вроде, платил.

Один раз я все же набрал его телефонный номер. Он решил, что мне нужны деньги и извинился, что их нет. Я соврал, что он угадал и извинился, что побеспокоил. Больше ни его ни себя я звонками не беспокоил.

Такая вот семья.

В детские годы я ничем особенно от сверстников не отличался.

Разве что болел всякими простудами и детскими болезнями несколько чаще. Пожалуй даже слишком часто-треть школьной программы я постигал обычно дома самостоятельно. Тогда же во мне стала зарождаться и множиться любовь к чтению, телевидению и первым компьютерным играм. Ну, и эру интернета я встретил крайне радостно. Но об этом «феномене» я еще расскажу.

Еще надо сказать большое спасибо видео и первым боевикам на кассетах-если бы, будучи мальчишкой, я не насмотрелся этой голливудской жвачки и не записался в секцию карате, мне бы, наверное, грозила судьба Обломова с его диваном, а так в моем теле до сих пор присутствуют какие-никакие, но мускулы и волевое начало.

Полагаю на этом в главе «детство» можно поставить точку. Обычный такой пубертат. Может, в старости я и захочу потягаться с Толстым или Горьким, засев за мемуары, но сейчас такой потребности я не ощущаю однозначно.

Как и не ощущаю желания затрагивать какие-то совсем уж глубокие фрейдистские или фромовские корни своих устремлений, планов и желаний. Хотя о кое-каких нюансах мне Вам рассказать все же придется, но для этого еще время и повод будут.

Ах, да, внешность. Это как при разговоре по телефону – если хочешь, чтобы при первой встрече тебя узнали, есть смысл упомянуть, во что ты «одет».

Как я уже говорил, мне 27лет. Волосы – темно русые, глаза – голубые. Нос длинный– «лисий», подбородок– «средне волевой». Телосложение – обычное, как и в целом внешность. Ну, может быть, бедра совсем немного шире, чем у мужчин обычно бывают. Поэтому мне ни в коем случае нельзя толстеть.

Я когда в школе учился, помню, несколько недель дома с гриппом провалялся, а моя сердобольная матушка принялась меня кормить в два горла. Чему, справедливости ради, я особо и не препятствовал. И вот когда я в школу снова радостный вышел-в черных брюках и пиджаке и белоснежной свежей рубашке, однокашник мой, Юрка, окинул меня взглядом, да как заржет! «Ты, говорит, наверно, в Антарктиду летал, потому что вернулся пингвин – пингвином!» Я, помню, дико на него тогда обиделся-весь день мрачный проходил. А потом домой вечером пришел, глянул на себя в зеркало в полный рост, и сам со смеху прыснул. Реально, пингвин и есть!

Подростковый жирок сошел лет в девятнадцать. С тех пор я в такие крайности весовых категорий стараюсь не впадать.

Хотя, стоит мне приболеть душой или телом и осесть дома – моя теневая сторона поднимает свою пингвинью голову. И этот мой альтернативный мистер Хайд с детской веселостью начинает жрать. Причем все подряд – чипсы и журнальные статьи, проглатывает в один присест книги и шоколадки, просиживает ночи напролет в онлайн кинотеатрах с попкорном из микроволновки и банкой какой-нибудь газированной химической дряни или алкоголя. Причем все это с какой-то детской и неряшливой веселостью. Как закономерный результат я получаю бессонницу от эмоциональной перегрузки, головную боль от переизбытка информации и "проглоченных" на лету идей. Как бонус, банальное несварение желудка, а при затянувшемся "гнездовании" в моем теле пингвиньего Альтер-эго еще и намек на легкую форму ожирения в зеркале.

Время от времени на меня находит, и я начинаю ритуал по изгнанию Пингвина: активно занимаюсь спортом, соблюдаю распорядок дня и спортивную диету, устраиваюсь на новую работу. Пытаюсь применять на практике хоть часть проглоченных знаний, тем самых пытаясь хоть как-то адаптировать к социуму себя и свое тайное второе «я».

В остальное время – стараюсь не сутулиться и побольше молчать. Иногда получается.

Глава 2 или «Flashback».

-Сергей,-позвала эта божественно красивая девица своего спутника и, забрав у него один из подносов с заказом, за который он только что рассчитался, грациозно прошла по направлению к свободному столику.

Я часто вижу эту пару здесь – некоторые лица посетителей успевают примелькаться. Это немного странно, потому что, судя по виду, они бы могли себе позволить не нашу забегаловку, а приличный ресторан. Ему по виду за тридцать, его прелестной спутнице несколько меньше. Впрочем, кофе у нас и правда довольно хорошо делают. Да чего уж там! Я его и варю чаще всего. Дернул же черт меня этой гитарой «заболеть». Теперь вот пашу тут каждый вечер! В выходные и вовсе по две смены -ну не «дурашлеп» ли я?

А все опять он – Пингвин! Я в очередной раз с простудой свалился, а мое Альтер -эго уговорил меня по интернету погулять в поисках хорошей музыки.

Через несколько часов блужданий, я очнулся уже на каком-то сайте с видеофайлами, восхищённым взглядом изучающим архивные записи Джанго Рейнхарда, с буквально-таки испепеляющим желанием научиться играть на гитаре. Я так только ребенком на Ван Дама смотрел! А так же сильно хотел только щенка в 7 лет или конструктор в 5! Я еще через час я уже знал, что предлагает гитарный рынок города и большинства интернет -магазинов музыкальных инструментов.

Я быстро смекнул, что гитару лучше брать не абы-какую, а действительно фирменную и шикарную, чтобы жалко бросить было, да и вообще, сразу на хорошем инструменте учиться. Ах, да! Еще не плохо бы к преподавателю походить-на это деньги тоже понадобятся. Итого-мне срочно понадобилась работа. Причем любая, лишь бы платили побольше такому разгильдяю, как я – без квалификации и опыта. То есть опыта у меня временных работ мальчиком на побегушках хоть отбавляй, только толку – ноль. Так вот я сюда и попал. Варю кофе, режу салатики и разогреваю полуфабрикаты. Хотел в бар через дорогу устроиться-место «понтовое» до неприличия-заполнил кучу листов анкеты, прождал этого мужика-начальника их. А он беглый взгляд на листок кинул, потом на меня:

 

–Нет, -говорит,– Виктор, я тебя барменом не возьму. Вот в той кофейне напротив тебе больше обрадуются.

Ладно, хоть сюда послал, мог бы с таким гонором и куда подальше направить. Я – то точно знаю, что, возьми он меня, я бы справился. Ну, да виг с ним!

Еще один нюанс. Я сейчас – это я восемнадцатилетний. Детство я в угоду своей лени и смущению опустил, но вот в отрочестве поблуждать придется.

Да, вот он я– восемнадцатилетний юноша, новоиспеченный сотрудник кофейни. Мечтающий о гитаре и таланте, как у Джимми Хендрикса и Джанго Рейнхарда, и желательно как можно скорее-чтобы был повод свалить из этого института, куда я заочно и за компанию с другом, «уговорился» поступить в следующем году. Матушка принципиально настояла и даже оплатила первый курс. Меня хотят видеть будущим менеджером. Я бы назвал это «ме-е-енеджером», с первым слогом на распев, чтобы было больше похоже на блеяние сами знаете кого. Ну, не мог я заявить, глядя в ее огромные грустные глаза офисного работника, что, пусть у меня нет даже начального музыкального образования, вижу себя музыкантом. Тем более все это когда-нибудь, потому как сейчас у меня и гитары-то пока нет. Только мечты и гонор. Словом, ощущаю себя не прокачанным покемоном. Но ведь это только пока…

Короче, теперь покемон мотивирован и, через несколько месяцев, по моим подсчетам, должен состояться заветный поход в магазин и вот тогда-то все и вся по-настоящему закрутится! Ура! А пока нужно не забыть вымыть салат и томаты, разметить график смен, с учетом выходных на следующий месяц и намолоть кофе. Ах, да, и еще пересчитать коробки с чаем и заказать салфетки. Блин, я как домохозяйка!

Часть 3 или Химия счастья.

Знаете, что самое классное в том, чтобы быть начинающим музыкантом?

Можно без зазрения совести тратить деньги на концерт любимого исполнителя, объясняя это тем, что посещаешь очень полезный для своего творческого и профессионального развития мастер класс! Прикольно, правда?

Вот сейчас я и двое моих друзей, собирались на офигенных пост –панков, которые в ходе своего нового тура выступают и у нас.

Я, как и все подростки, наверное, немного не уверен в себе и вместе с тем хочу казаться крутым, своим в доску и все такое прочее. Поэтому, не только купил недорогую, но стильную черную рубашку на кнопках, но и заморочился и сам сделал себе, можно сказать, авторский, напульсник из полосок черной прессованной кожи. Было даже искушение подвести глаза, но, после некоторых раздумий, я решил так далеко не заходить.

Валерка, один из ребят, с которыми я и пошел за компанию, как потом выяснилось, решил все же нарисовать себе стрелки карандашом сестры. Но он все же кареглазый – ему идет.

В общем, хоть я и брюнет, мечты у меня -концерты, гитара, девушки, – если честно, весьма «блондинистые». Но я – упертый, и если поднажму, все получится. И тогда уже будет все равно, какого света у меня волосы и насколько перламутровыми кажутся сейчас мои планы.

Перед концертом мы с Валеркой и Олегом, вторым моим приятелем, забегаем на «станцию дозаправки» -за джин-тониками в банках, чипсами и кока-колой. Эти запасы предполагается ликвидировать здесь же, во дворике на скамейке, недалеко от концертного зала. Кола, должен признаться, для меня-три недели назад я то ли перебрал, то ли отравился таким вот баночным пойлом, после чего меня всю ночь мутило. Наутро после бессонной ночи в обнимку с унитазом я и пообещал матушке, что такое больше не повториться. Не то, чтобы я ей не способен приврать, но во-первых, она все равно учует, если что, а во-вторых, я и сам не скоро захочу повторять подобный эксперимент над своим организмом.

Олег пытался было надо мной подтрунивать, но я быстро его обломал, заявив, что если и употреблять алкоголь, то не «клоповую водичку», а приличный марочный коньяк или виски. Мол, потребление без определенных правил, признак неискушенности и заурядности менталитета.

–И что это за правила такие? -не унимался приятель

–Я их еще не все для себя сформулировал, но собираюсь это сделать!

В тот день, на согретой летним солнышком скамейке, и было положено начало моему личному кодексу, который я позже не без самоиронии назову «Правила Потребления для Настоящих Пингвинов».

Но это еще когда будет. Аж через шесть часов. А пока я и мои приятели бежим на перегонки к входу в концертный зал, где пройдя небольшой кордон ребят в форме, попадем на долгожданное священнодействие, замешанное на звуке, драйве, разноцветных лучах прожекторов, клубах пиротехнического дыма и юго-западном ветре, неизменно дующем в наших юных глупых башках.

Есть в рок-концерте что-то первобытное, перманентно-чистое и изначальное. Наверное древние люди ощущали нечто подобное, завороженные силами природы. Вот и я сейчас чувствовал себя то настигнутым ливнем, то в эпицентре штормового ветра, то залюбовавшимся северным сиянием или пламенем костра, а то замирал, оглушенный раскатами летнего грома.

Да, рок-концерт-это стихия. Объяснять бесполезно. Как и почему я иногда люблю во время дождя складывать зонт, расправлять руки и смеяться, чувствуя, как капли колотят по лицу. А еще, всегда точно знаю, что обязательно первым замечу радугу. Но это –непереводимо. Как и объяснять, что такого особенного в незапертых чердаках районных зданий и во встрече рассвета на мосту в центре города пьяным и счастливым.

Уже на обратном пути мы, разгоряченные и восторженные, ищем ларек, где готовят шаверму – это наша маленькая традиция. Покупаем две, делим на троих, чтобы съэконимить хоть какие-то деньги, идем пешком к метро, споря, так же этот концерт был крут как тот, что мы видели на Ю-Тубе, на выложенных кем-то фанатских записях или…еще круче!

Уже совсем стемнело. Я замечаю проезжающий мимо странного желтого цвета троллейбус тех-службы, Олег бросается наперерез и голосует жестом, смеясь, как контуженный. Желтый вагончик, как ни странно, останавливается.

–Домой торопитесь, ребятки,-бодрым басом интересуется небритый водитель,-залезайте!

Мы довольные, загружаемся в наш, абсолютно сюрреалистический, транспорт и едем, чуть притихшие, глядя, как мимо пролетают ночные витрины, вывески, горящие неоном и редкие городские деревца с причудливыми тенями. А в голове у меня все время крутится тема «The Ghost of You» My Chemiсal Romance, а потом еще что-нибудь Гилморовское. И вступительное гитарное соло. Да, надо бы раздобыть «табы». И гитару… Не дело-восемнадцатилетнему мужчине жить без гитары.

Вернулся я за полночь – матушка уже спала. Или делала вид, что уснула, не желая выдавать волнение.

Я включил компьютер. Создал текстовой документ и написал большими заглавными буквами:

ПРАВИЛА ПОТРЕБЛЕНИЯ ДЛЯ НАСТОЯЩИХ ПИНГВИНОВ(ППНП)

Записал пару пунктов, перечитал и расхохотался.

Так у моего внутреннего альтер-эго появился официальный документ.

Конечно, это был просто такой метафизический юмор, доступный только мне, но позвольте Вам объяснить всю важность моего творческого эксперимента.

Начнем с главного: почему именно пингвин?

Во-первых. Раз уж я собирался экзестенциально переосмыслить свое внутреннее «я», лучше опираться на уже имеющие аналоги искусства. Помните «Бойцовский Клуб»? Там животное-тотем, призванное научить медитации и отрешенности от своих проблем, по средствам «скольжения», главному герою являлся именно в виде пингвина.

Во-вторых, как я уже и рассказывал, именно прозвище «Пингвин» напоминало мне о первом акте победы моей искренней самоиронии над обидами бренного бытия. Это «духовное айкидо» я в последствии разовью до поистине мастерского уровня. Фактически, заслужу почетный первый дан по «похеризму».

В-третьих, у моего предпочтения есть вполне научное обоснование.

Угадайте, кто стал символом первой разработанной версии Lumix? Правильно, эрудиты, пингвин. Он и символизирует для многих эту самую компьютерную эру, развитие технологий на службе социума и тот «исходный код», с которого и началось деление на желающих коммерцилизировать продукты своего гения, разработанных на основе Lumix и, соответственно тех, кто хотел сделать информационные достижения общедоступными. Если коротко-пингвин талисман программ с открытым кодом.

Кому интересно-ищите документалки на Ю-Туб.

Для меня же Пингвин-это еще и символ некоего простодушного социального героя моего поколения, воспитанного телевидением и интернетом. Простого, как карандаш, даже, если он воспитан в ключе «нонконформизма», дивиантного искусства, с легким налетом анти корпорационной паранойи. Это ведь тоже «клише». Как альтернатива и инди, условно противопоставляемые мейнстриму и «попсе» в музыке.

Ну, и на последок, пингвины просто симпатяги с милыми мордахами, любящие рыбу.

Почему правила «потребления»?

Видите ли, у меня все в порядке с самоидентификацией и причинно-следственными связями. Я начал писать стихи еще будучи подростком, но никогда не изведу столько же бумаги на свои рифмы, сколько рулонов туалетной израсходую за один месяц. Простите за грубость метафоры, но все же признаемся честно-мы потребители. Ресурсов Земли, культурного наследия и масс-медийного контента, духовной и мирской пищи и нервов ближних. Я не против быть благодарным и искушенным потребителем. Это иногда вдохновляет еще и созидать.

И конечно, первым пунктом Правил Потребления Настоящего Пингвина тогда в мои 17– 18 был «Никому не рассказывать о ППНП». Так что извините, если на самые веселые вечеринки моего подсознания Вас не приглашаю. Не обижайтесь. Я должен иметь право на собственные без наркотические трипы.

Глава 4 или То самое утро.

Утро. Лето. Мне скоро стукнет 19.Я все еще мужчина без гитары.

Без настоящей гитары, стареющая акустика из куска фанеры в углу-не в счет.

Снова проснулся слишком рано. Ворочаюсь. Час. Два. Встаю и бреду сонный на кухню.

Вдруг матушка загадочно подзывает меня со словами,-Нам надо поговорить-найди минутку.

Причем у нее голос такой нейтральный всегда-не поймешь о ее настроении ничего.

Я внутренне напрягся – хоть ругать меня не за что, вроде, но все же классическое женское изречение заставит занервничать кого угодно.

Но я ошибся! И еще как!

–Сколько ты уже работаешь в кафешке на полной ставке?

–Шестой месяц пошел.

–И как? Много скопил?

–Ну,– смутился я,-половину почти.

–Ага,-она подняла глаза и ненадолго задумалась,-Когда у тебя выходной ближайший будет?

–Завтра. Да в чем дело-то, мам?!

–День Рожденья у тебя через две недели… У меня кое какие сбережения есть-так что ищи в каком магазине твоя гитара «Лис Поль» продается-завтра пойдем и купим. Сколько не хватает, я добавлю.

–Спасибо! – чуть не плача я подбежал и обнял маму, как когда-то в детстве.

Она погладила меня по голове и добавила тихо:

–Я вижу, как ты стараешься-работаешь целыми днями. Раз ты об этой «Лис Поль» так мечтаешь, надо тебе помочь.

Я не стал поправлять ее. Было даже что-то трогательное в том, как матушка коверкала название всемирно известного бренда.

В Интернет мне лезть не пришлось – я уже знал, что нужная мне гитара есть в центральном музыкальном магазине «Муз Професи».

Я был возбужден настолько, что почти не спал всю следующую ночь, и, проснувшись около пяти утра, видел, как медленно комната наполняется первыми утренними лучами. Едва заслышав шорохи за стеной, означавшие, что и матушка уже проснулась, я радостно вскочил и побежал на кухню –заваривать чай к завтраку. Магазин открывался в десять– то есть всего через несколько часов!

И вот мы уже едем на трамвае по еще сонным, но уже залитым ярким летним солнцам проспектам. Я стараюсь запомнить каждый момент, каждую секунду, как если бы это был таинственный обряд, сакраментальный смысл которого понятен лишь мне одному.

И вот уже заветная дверь. Я спешу открыть ее и пропустить матушку, как и подобает джентльмену. Нас встречает на удивление бодрый в столь ранний час продавец, или как написано на его бейдже «менеджер зала Алексей» -высокий худощавый парень лет двадцати-пяти. Он показывает нам несколько Les Paul. Я завороженно смотрю, как его пальцы бегают по грифу. Наконец-то отваживаюсь взять в руки красавицу цвета слоновой кости и, превозмогая боль в пальцах, зажимаю несколько аккордов с барре, подсмотренных в интернете.

–Ну что? – спрашивает матушка, – эта нравится?

–Угу, – я утвердительно киваю.

–Уверен? Может, другие еще посмотришь?

–Нет. Эта.

–Хорошо, -и уже обращаясь к продавцу,-мы ее берем.

 

–И еще нам нужны чехол с карманом и медиаторы, средний и жёсткий, по паре штук,– наконец-то прорезавшимся голосом добавляю я.

Уже подъезжая к дому, мы решаем зайти в гастроном – накупить всякой съестной всячины. Я не знаю почему, но любое праздничное или радостное событие в нашей семье увенчивается небольшим застольем. Наверное, моих родителей так «выдрессировали» их родители еще в советский период. Это как ковры на стенах – пытаться понять бесполезно. Впрочем, я и не возражаю против таких сентиментальных анахронизмов. Обычно мы стараемся экономить – поэтому небольшие послабления помогают в остальное время не чувствовать себя чем-то обделенными. По крайней мере, мне виделось все именно так.

Мы ели, пили вино, шутили и делились планами, а в углу меня ждал сверток, символизирующий одну главную исполненную подростковую мечту.

А я завороженно застыл во времени и пространстве, разрываясь между желанием поскорее взять в руки заветный инструмент и страхом спугнуть или обесценить ощущение этого наивного волшебства, исходящее от него.

Я развернул гитару только вечером и, вооружившись, несколькими закладками из интернета на мониторе компьютера, попробовал озвучить пару пассажей. Получалось коряво, но, так или иначе, начало моим занятиям было положено.

Часть 5 или Еще на пять лет старше.

Я учился играть уже не один год, что-то у меня вполне получалось, да и пальцы больше не болели, как прежде. И все же стоило признаться, что мои музыкальные способности были весьма средними и вундеркиндом гитары я не был. В освоении азов инструмента очень помогла программа GitarPro с возможностью записи табулатур-ноты я все еще не знал. Наверное, для каких-то вещей мне просто не хватало усидчивости. Для большинства вещей, если честно.

Хотя безвольным меня определенно не назовешь-я все еще работал в том кафе, поэтому иногда приходилось вставать в шесть или в семь утра, чтобы лишних пару часов помузицировать перед сменой.

Деньги я старался откладывать – передо мной все отчетливей становилась необходимость поиска достойного преподавателя. Воображение рисовало парня, лет тридцати, участника какой-нибудь бодрой рок-группы, со своей гениальной методикой и приемами игры, который владеет волшебными секретами сверхэффективных упражнений. С таким каждое занятие-это level up в гитарном искусстве и плюс один к карме.

Итак, я открыл браузер и выпустил своего внутреннего Пингвина в океан информационных потоков, дав ему задание наловить знаний о достойных гуру гитары в нашем городе. И снова мои завышенные ожидания и детские иллюзии напоролись на брутальный айсберг суровой реальности.

Вкратце результаты поиска были следующими.

Свои услуги предлагали талантливые или не особо юнцы, игравшие в той или иной группке, широко известной в очень узких кругах любителей маленьких клубов. Большинство из них начали бренчать еще лет в 12 или 13 и либо дошли до всего сами или их привел за руку в мир гамм и табулатур их бывший пожилой преподаватель. Наткнуться на вариант, при котором преподаватель опережает тебя на пять – десять уроков откровенно не хотелось. Как и тусовочного и легкомысленного подхода к обучению, о котором я начитался на форумах.

Второй вариант. Видео уроки и самоучители. На первых порах я так и играл, но отсутствие обратной связи, как мне кажется «тормозит» процесс. То есть ошибку-то я на слух понимаю, а как ее исправить – большой вопрос. Да и бесконечное «варение в собственном соку» уменьшает энтузиазм в разы. То ли дело живое общение!

Третий вариант– преподаватели старой школы, уже сильно не молодые и медленно спивающиеся или погрязшие в быте дядечки. Если не повезет – будут мучить гаммами, нотной теорией и классическими романсами, пока не завоешь на луну от тоски. Если повезет -окажутся любителями старого доброго блюза или Pink Floyd, и еще подскажут пару-тройку приемов, проверенных опытом и временем. Но это по -любому «коты в мешке». Да и постоянной практики выступлений у таких обычно нет-а это меня особенно обламывает, потому что хочется из первых уст все разузнать и почувствовать этот магический запах сцены, предположительно исходящий от состоявшегося гитариста. Но зачем им на жизнь уроками с зелеными юнцами зарабатывать, если они уже опытные и нарасхват?

Впрочем, гитаристы-небожители тоже иногда сходят на нашу грешную землю. Это четвертый вариант. Редкие мастер-классы. Иной раз они вообще бесплатные, что особенно приятно, при поддержке какого-нибудь музыкального магазина. Но, конечно, на посещаемых раз в полгода мастер-классах богом или, хотя бы, «купидончиком» гитары не станешь, разве что моральный дух укрепишь да перед друзьями похвастаешься. Вроде «Я взял автограф аж у самого…»

Короче, даже с деньгами, если речь не о цифрах с рябью нулей в глазах, не все так просто.

Впрочем, сдаваться рано. Прагматичнее пока множить самостоятельные экзерсисы и продолжать работать в кофейне, откладывая зарплату на сенсея, который рано или поздно появится.

Мое желание, как и следовало ожидать, материализовалось не сразу и совершенно при незапланированных мной обстоятельствах.

Причем, не просто, не сразу. Прошло больше пяти лет, прежде чем я встретил человека, которого по-настоящему захотел видеть своим учителем.

Но, обо всем по -порядку.

Я провел очередной выходной у Валерки и возвращался домой через центр города.

Но предпочел не идти вдоль проспекта, а немного срезать, пройдясь по вечерним улочкам. Старые дома, сумерки, фонари –урбанистическая романтика в общем.

И вот иду я мимо какого-то бара и вдруг остановился, как молнией пораженный. Прислушался…Нет, мне не показалось! Это звучала тема Джанго Рейнхарда! И не в записи, а живьем!

То есть у кого-то не только был незаурядный музыкальный вкус, но и достаточно профессионализма и мастерства, чтобы сыграть эту, очень и очень непростую вещь.

Я понял, что просто обязан увидеть этого гения гитары, и шагнул вниз по лестнице, навстречу своей, как я теперь понимаю, судьбе.

В баре было умеренно людно. Я, ловко маневрируя между посетителей, подошел к сцене, возвышавшейся всего сантиметров на пятнадцать-двадцать над уровнем пола.

Чудо – гитаристом оказался мужчина среднего сложения лет шестидесяти или чуть младше. Выглядел он, даже не знаю, как бы описать. Гитарный гуру был в затемненных очках, футболке и клубном укороченном пиджаке, джинсах, а запястья его украшали кожаные браслеты, вроде того, что я сам сделал, собираясь понтануться на концерте подростком. Образ венчали многочисленные серебряные кольца и трехдневная щетина. Он являл собой некий симбиоз Кита Ричардса, Бадди Гая и Вашего соседа по многоэтажке дядю Ваню.

В общем, я невольно не только заслушался, но и залюбовался этим нетривиальным персонажем.

А он, не замечая, казалось, никого, продолжал перебирать струны.

Выступление закончилось через полчаса, раньше, признаться, чем мне бы хотелось.

Мой герой неспешно встал, отсоединил микрофон-звукосниматель, зачехлил инструмент и, перевоплотившись в такого же простого смертного, что и прочие посетители, направился к бару.

И вот он стоит у стойки, неспешно потягивает свое что-то там, а я, словно какой-то «пикапер», собирающийся заклеить смазливую незнакомую девчонку, наблюдаю за ним украдкой из-за столика. Перебираю одну за одной фразы, как мне кажется, нелепее некуда, в раздумии: с которой мне следует начать разговор.

«-Витя!», – словно сигнал будильника возвращает меня к реальности возглас какого-то человека в противоположном конце зала. Он радостно жестикулирует и направляется прямо к чудо – гитаристу. Судя по взаимному приветствию, они приятели или даже друзья.

Я так и не решился подойти. Проговорив с полчаса гитарист – тезка и его приятель покинули бар. Зато я успел разузнать все, что мог, у бармена.

Гитариста действительно звали Виктор. С ударением в правильном слоге. Он выступал один-два раза в неделю, преимущественно по вторникам и четвергам. Платили ему «сносно», конкретной цифры бармен не уточнил, но, судя по всему, выступал виртуоз больше для собственного удовольствия. Еще он всегда сам выбирал свой репертуар. Парень рассказал, как однажды один из «приблатненных» клиентов долго выпрашивал сыграть Star Way To Haven за крайне снобистский гонорар, но Виктор наотрез отказался, как посетитель его не переубеждал. А после выступления, уже под закрытие бара, когда все слушатели разошлись, директор клуба, с которым они были дружны, стал подначивать нашего гитариста. Тогда тот и сыграл сакраментальную Star Way, да еще в своей импровизированной интерпретации, да так, что владелец и бармен, по его словам, еще с месяц Виктора «Хендриксом» величали.

Другие книги автора:
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.