Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»Текст

Оценить книгу
4,5
89
Оценить книгу
3,7
15
5
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
390страниц
2013год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 2

11 мая 1870 года, 3 часа 20 минут по московскому времени. Кишинев

Дмитрий Петрович проснулся от громкого крика: «Рота, подъем!» – который буквально подкинул его на постели. Нет, это был не крик. Скорее рев. Дежурный сержант Петров, будучи обладателем мощного голоса крайне низкой тональности, развернулся от души. Поэтому, даже несмотря на то, что спал поручик Игнатов не в солдатской казарме, а в близстоящем офицерском корпусе, проснулся он легко и просто. Что испытали на себе младшие чины от столь бодрящего крика, ему даже и думать не хотелось. Буквально пару минут спустя постучались в дверь.

– Войдите.

Заглянул дежурный по роте.

– Дмитрий Петрович, полк подняли по тревоге. Всех офицеров просят привести себя в порядок и быть через четверть часа на плацу.

– Неужели началось?

– Похоже на то.

Полковник Николай Федорович Бардовский[8] оглядел спокойным взглядом построенных ровными «кирпичиками» солдат и, выждав для пущего напряжения еще секунд десять, начал:

– Товарищи![9] Позавчера в полночь истек ультиматум[10], требующий от турецкого султана признания права на свободный проход русских кораблей по Босфору и Дарданеллам. Стамбул даже не соизволил ответить на послание нашего Императора. Кроме того, задержал всех подданных Его Императорского Величества, находящихся в это время в пределах турецкой столицы без каких бы то ни было на это оснований. В связи с чем вчера в три часа пополудни дипломатической миссии Османской Империи в Москве было передано уведомление об объявлении войны. – Николай Федорович выдержал паузу, наблюдая реакцию солдат и офицеров. Но в глазах каждого чувствовалась невозмутимая уверенность. Все – от солдата до полковника – знали, что скоро война с Турцией, и готовились к ней как физически, так и морально. Они были готовы. – Час назад я получил приказ из штаба корпуса. Нам надлежит немедленно начинать приготовления и в шесть утра, после молебна, выступать в нашу последнюю войну с Османской Империей. Последнюю войну потому, что Его Императорское Величество просит нас ударить по ней так, чтобы она разлетелась вдребезги под напором русского оружия. Разбить ее раз и навсегда! Прекратив этот вековой спор, и прибить наш щит на ворота Царьграда!.. Ура!

– Ура! Ура! Ура! – отозвался полк, после чего наступила гробовая тишина, которую спустя минуту прервал майор Добровольский:

– На молитву! Головные уборы долой!

Полк синхронно снял свои форменные кепи цвета хаки с закрепленными на них красными пятиконечными звездами[11] и встал на правое колено. А полковой священник с двумя помощниками начал творить молебен. Последняя русско-турецкая война началась.

Глава 3

12 мая 1870 года. Москва. Николаевский дворец

– Ваше Императорское Величество, – в кабинет вошел Дукмасов[12]. – Срочная депеша из Берлина.

Александр вскрыл протянутый ему конверт и быстро прочел весьма скудное послание.

– Пригласите ко мне Виктора Вильгельмовича[13].

Спустя три часа

– Так значит, Бисмарк не стал тянуть?

– Именно так. Французские дипломаты проявили потрясающее мастерство в затягивании времени и поразительную гибкость. Эти разбирательства могли бы продлиться месяцы. Наши наблюдатели считают, что у французов были все шансы на как минимум восемь-двенадцать недель отсрочки.

– Не похоже на него.

– Отнюдь. Каждый день давал возможность Франции лучше подготовиться к войне и завершить перевооружение. Фактически деятельность дипломатов Наполеона III была направлена на срыв всей летней кампании Пруссии. Именно по этой причине Бисмарк, поняв, что не справляется с аккуратным развязыванием конфликта в рамках международных прав и традиций, воспользовался первым попавшимся поводом для объявления войны. Несмотря на совершенную ничтожность этой зацепки. Тем более что у него есть пример в виде нас. Или вы думаете, что объявить войну соседнему государству из-за того, что оно не имело возможности выполнить наши требования, есть полноценное соблюдение норм международного права, – улыбнулся Александр. – Мы просто начали войну под первым попавшимся предлогом.

– Хм. Но ведь Отто был всегда такой предусмотрительный и аккуратный, – задумчиво произнес фон Валь.

– Вы правы. Но тут, мне кажется, вот какой фактор сыграл. Если Россия стремительно выиграет войну у турок, а Пруссия тем временем будет скромно жевать губы, посматривая на Францию, получится политически невыгодная Берлину ситуация. Ведь после разгрома турок мы должны будем присоединиться к пруссакам и совместно бить французов.

– А после постыдной датской кампании они опасаются за свой престиж.

– Именно. Бисмарку очень хочется продемонстрировать всему миру вообще и германским народам в частности, что Пруссия и сама не лаптем щи хлебает.

– И он будет стремиться разбить войска Наполеона III чем быстрее, тем лучше?

– Я думаю, что да.

Спустя неделю. Там же

– В этой папке подробный отчет о текущей обстановке в мире, – слегка кивнул на протянутую Императору пухлую папку фон Валь. – Как вы и просили.

– Хорошо. И как? – вопросительно поднял бровь Александр.

– Началось, – сдержанно улыбнулся фон Валь. – Когда я обобщал доклады, мне показалось, что весь мир был приведен в движение какой-то неведомой рукой. Первой отреагировала Империя Сикхов, которая еще двенадцатого мая без объявления войны перешла границу и, разбив небольшой отряд сипаев, двинулась в сторону Дели.

– Лондон уже отреагировал?

– Да. В газете The Times вышло сообщение о том, что пенджабские повстанцы располагают тридцатью тысячами солдат, вооруженных дульнозарядными винтовками и сотней легких гладкоствольных пушек.

– А сколько реально?

– Там три таких корпуса. Но два корпуса держатся в Пенджабе для организованной встречи англичан.

– Думаете, англичане проглотят эту наживку? У них ведь должно быть множество шпионов в Пенджабе.

– Это уже не столь важно. Девяносто тысяч солдат, вооруженных устаревшими, но все же винтовками, при трехстах полевых пушках – это не так и мало. Особенно если учитывать, что в армию по нашему совету индуистов и буддистов не набирали. Ядро сил правителя Пенджаба составляют прежде всего сикхи. Очень крепкие ребята, без инфантильных замашек в голове. Их больше двух третей всего состава. Остальных набирали из мусульман. Иными словами – даже несмотря на то, что подготовка личного состава там оставляет желать лучшего, головная боль у Лондона появилась минимум года на полтора-два. Если они пойдут на Пенджаб сразу, то понесут серьезные потери, что только затянет конфликт еще больше.

– То есть вы гарантируете невмешательство Великобритании в Османскую кампанию?

– Да. У нее на это просто нет сил. Королевский военно-морской флот практически в полном составе уже ушел на коммуникации из опасений пиратства и срыва военных поставок. А большая часть сухопутной армии будет весьма быстро переброшена в Индию из-за ненадежности туземных отрядов. К счастью, не вся, ибо беспорядки в Уэльсе и Шотландии требуют определенного контроля.

 

– И как велика эта армия?

– В Великобритании стоит сто пятьдесят тысяч. Плюс еще какое-то количество по удаленным гарнизонам, но их вряд ли будут снимать. Думаю, в Индию будет переброшено тысяч сто. Кроме того, в Лондоне и других крупных городах Англии началась агитация и набор новых полков, которые совершенно переключили на себя всю военную промышленность Великобритании. Ведь их нужно вооружать и подготавливать. Так что военные поставки в Османскую Империю туманный Альбион осуществлять не будет. В крайнем случае, очень серьезно их ограничит.

– Кстати, вы завершили подготовку по операции «Хомяк»?

– Так точно. Даже более того – мы смогли найти не одного, а трех французских капитанов.

– Даже так, – приятно удивился Александр.

– Краткое досье на каждого из них в папке. Все трое любители азартных игр и весьма недурственно задолжали. Мы предложили им возможность получения гражданства САСШ и очень приличные деньги.

– Они знают, что их нанимают русские?

– Нет. Мы действовали от имени прусского правительства, на всякий случай.

– Вы будете дублировать первоначальный сценарий?

– Да. В наших руках сейчас находятся три боевых корабля под флагом военно-морского флота Франции. Думаю, следует одновременно атаковать британские транспорты в разных местах и совершенно независимо.

– А экипажи не взбунтуются?

– Сложно сказать. Мы рекомендовали использовать схему досмотра, при которой после досмотра при нахождении малейших оснований объявлять груз военной помощью противникам Франции и топить. За один рейс эти ребята смогут устроить весьма недурственные проблемы и пустить на дно не один корабль англичан. А в порту их будут ждать нейтральные пароходы, дабы они смогли избежать расплаты.

– Каким может быть основание для потопления транспорта?

– Все, к чему можно будет придраться досмотровым партиям. Тут мы всецело полагаемся на фантазию этих игроков.

– Будем надеяться, что у них что-то получится. Вы, кстати, действительно подготовили им теплые места в САСШ?

– Конечно, нам же нужны свидетели коварства Бисмарка, – улыбнулся Виктор Вильгельмович.

– Кстати. Пруссия и Мекленбург, как я понимаю, перешли границу Франции?

– Да. Но пока никаких серьезных боев не происходит. Наблюдатели докладывают, что французы хорошо окопались и прусские войска аккуратно прощупывают их оборону.

– У них есть шансы?

– У кого? – улыбнулся фон Валь. – Если все пойдет так, как идет, то мы получим новое «стояние в Силезии», когда корпус Мольтке держал Богемскую армию Австрийской Империи. Думаю, будет несколько попыток прорвать французскую оборону, после чего фронт стабилизируется, а обе стороны окопаются.

– А Италия? Она уже готова вступить?

– Она ждет связывания основных французских сил на германском фронте, потихоньку подтягивая свои войска к границе. Тут дела могут быть интереснее, так как французы держат на юге всего три корпуса, которые не способны полноценно закрыть линию от Швейцарии до Средиземного моря. Так что бои будут носить маневренный характер с непредсказуемым исходом. Но, учитывая боевые качества итальянцев, можно предположить, что их наступление довольно скоро захлебнется. Примерно так же думают и французы, в противном случае они бы двинули на юг два резервных корпуса ополчения, что стоят под Парижем.

– Кроме этих парижских корпусов, у французов еще резервы имеются?

– До бригады гарнизонов, разбросанных по всей стране. Они их сильно облегчили, набирая людей на фронт. Плюс в настоящее время идет набор и подготовка еще двадцати батальонов ополчения, но сроки их комплектования пока не ясны.

– Это очень хорошие новости, – довольно потирая ладони, сказал Император.

– Почему? – слегка удивился фон Валь.

– Без нас наши союзники не смогут прорвать оборону французов. Просто не хватит сил. Пруссия ведь не успела завершить перевооружение своих артиллерийских частей из-за проблем с бюджетом?

– Да. Новые казнозарядные нарезные пушки составляют не более десяти процентов всего артиллерийского парка. Они старались, но проблемы с финансами очень серьезно сказались. Ведь они не так давно участвовали в двух весьма разорительных для них войнах.

– Вот. Значит, прорвать оборону смогут только чудом. Вы ведь помните, как мучились австрийцы в Силезии. Без мощной, концентрированной артиллерийской подготовки все эти атаки, что цепями, что колоннами, на окопавшуюся пехоту будут тщетны, и даже более того – самоубийственны.

– А…

– А мы умеем прорывать такую оборону, – улыбнулся Александр. – Впрочем, пока не будем забегать вперед. Что у нас еще «шевелится» на мировой арене?

– В Эфиопии продолжается гражданская война. Феодор II продолжает успешно закреплять свою власть, подминая феодала за феодалом.

– А что англичане? У них же там была какая-то администрация и небольшой гарнизон.

– Ничего хорошего. Их преимущественно взяли в плен. Вместе с экипажами захваченных кораблей получилось около шести сотен человек. Рассудив, что после войны за них можно будет получить выкуп, Феодор решил их поместить под стражу в Джибути. И все бы ничего, только один из мелких феодалов задумал выслужиться перед колониальной администрацией и отбить англичан. Охрана порта была небольшой, поэтому, когда угроза освобождения пленников стала реальной, комендант Джибути принял решение их казнить.

– Всех? Там же были и семьи офицеров.

– Да. Всех. Включая женщин и детей. Их по одному выводили во двор и, зажав рот, перерезали горло, чтобы не перепугать остальных пленников криками.

– Джибути сдали?

– Да. Вырезав пленников, небольшой гарнизон с комендантом отступил, прикрывшись взводом стрелков. Через два дня Джибути был возвращен под контроль нгусэ нэгэста, но уже без пленников.

– Как вы думаете, англичане уже в курсе?

– Вряд ли. У них нет никакой связи с Эфиопией. Три корабля, что стояли в порту Джибути, захвачены Феодором, и на них поднят эфиопский флаг.

– А экипажи откуда взяли? Или там сводный сброд?

– В Джибути имелось прилично индусов и арабов с подходящими навыками. Феодору получилось их завербовать и нанять. Сейчас эти две коммерческие шхуны и парусно-винтовой корвет «Бланч» патрулируют южную оконечность Красного моря.

– Так шхуны же коммерческие.

– Их вооружили несколькими гладкоствольными пушками и усилили абордажными командами.

– Рискованное занятие. Несколько британских военных кораблей легко поставят точку в этой военно-морской авантюре.

– Безусловно. Но пока им не до Эфиопии, а выходить на британские морские коммуникации эскадра не рискует. На данный момент она просто ведет патрулирование. Ничего страшнее досмотра грузовых судов за ней не числится. Они их даже не топят. Несколько кораблей контрабандистов, везущих вооружение противникам Феодора, моряки препроводили в порт Джибути, где с ними оформили полноценную купчую и оплатили их товары. То есть все довольны. Даже договорились о поставках.

– Будем надеяться, что Великобритания не скоро обратит свое внимание на этот клочок пустыни.

– На это особенной надежды нет, так как пары парусно-винтовых корветов хватит, чтобы утопить эти кораблики. Боюсь, что Лондон эфиопского флота просто не потерпит.

– Жаль… ну да ладно. Как скоро Феодор сможет завершить объединение Эфиопии под своей властью?

– Еще месяца два-три. У него очень маленькая армия, хоть и прилично вооруженная и немного обученная. Он наносит своим противникам поражение за поражением, но их немало. Что заставляет его крутиться и активно маневрировать. Впрочем, пришедший недавно в Джибути клипер бельгийской транспортной компании, – фон Валь подмигнул Александру, намекая на то, что это за компания, – привез ему еще оружия и боеприпасов, так что положение его укрепилось.

– Хорошо. Будем надеяться на его успех. Что-нибудь еще?

– Мы провели переговоры с Альбертом Ротшильдом и Леопольдом II, они согласились после демонстрации решительного разгрома Франции присоединиться к коалиции и оккупировать некоторую ее территорию.

– Согласились на словах или начали подготовку военной кампании?

– Начали. Испанцы стали аккуратно стягивать к Барселоне войска, числом до корпуса. Они, конечно, отвратительно вооружены, но пограничные части французов легко сомнут. Леопольд пока располагает всего двумя полноценными пехотными дивизиями, которые практически не обучены современному бою, но недурно вооружены.

– Два корпуса получается. Маловато.

– Они больше выставить против Франции не готовы. Да и эти силы станут доступны только после того, как мы разобьем французов в пограничных боях, и их поражение станет неизбежным.

– Шакалы… – улыбнулся Александр. – Трофеи хотят, а воевать не очень.

– Мы можем их не приглашать, – пожал плечами фон Валь.

– Нужно пригласить. Чем больше государств будут вовлечены в разгром Франции, тем лучше. Что-нибудь с ирландцами определилось?

– Нет. Они едва смогли сформировать пехотный корпус и боятся его вывозить с острова.

– Опасаются вторжения англичан?

– Да. Очень сильно.

– По ситуации посмотрим. Так. Что-то еще?

– В Китае Чжан Цзун Юя осадил Пекин, предварительно разбив армию Императрицы.

– Хорошо.

– С помощью наших солдат, – улыбнулся фон Валь. – Он заманил китайские войска, под командованием английских офицеров, в засаду, и наши бойцы расстреляли их перекрестным огнем из винтовок, механических пулеметов и пушек, с которых били шрапнелью. По рапорту они прошли как «крупная банда хунгузов»[14]. Полностью деморализованные остатки армии Гордона добили повстанцы. Сейчас на севере Китая нет сил, способных противостоять Чжану, а падение Пекина стало делом ближайших недель.

– Куда он пойдет дальше?

– Сложно сказать. Вдохновленные успехом Чжана, на юге Китая вспыхнуло десятка три восстаний, направленных на создание независимых государств. Вероятно, Чжан захочет их подчинить Пекину, но не уверен, так как это будет идти вразрез с идеологией восстания. То есть соратники его могут не понять.

– Он намерен соблюдать заключенные с нами соглашения?

– Во-первых, у него нет выбора. По донесению полковника Петренко, Чжан, атаковав попавшие в засаду войска Гордона, был потрясен до глубины души. Там, собственно, нужно было только раненых добить. На его глазах просто исчезла весьма солидная армия. Он очень серьезно опасается России и будет всячески избегать военных конфликтов с ней, понимая, что шансов у него просто нет. Во-вторых, Маньчжурия, будучи самым лакомым куском сделки, сейчас едва ли лучше того же Синьцзяна.

– Почему? – удивился Император.

– Все дело в населении, которого за год боев там не стало. Повстанцы, отступая от превосходящих сил императорской армии, маневрировали и не раз сталкивались с местными жителями, лояльными Императрице. Как вы понимаете, заканчивалось это весьма печально для маньчжуров. Ведь ханьцы их ненавидят. А потом, после нескольких неприятных стычек между повстанцами и местными жителями добавился эпизод, в котором отряд Гордона по ошибке обстрелял один из караванов маньчжуров, нанеся тому существенный ущерб.

– И каков итог?

– На текущий момент времени территория этого региона практически безлюдна. Местные жители, испугавшись перспективы оказаться между молотом и наковальней, стали разбегаться кто куда. Порядка ста тысяч попросились в российское подданство. Но большая часть двинулась на юг, стремясь уйти из зоны боевых действий. Массово. Уход местного населения привел к тому, что снабжение городов продовольствием очень сильно затруднилось и там начался страшный голод. По рапортам, не раз отмечался каннибализм. Можно сказать, что от городов там остались только постройки или пожарища. Процветали мародерство, грабежи, убийства и прочие нелицеприятные вещи.

– Печальная картина, – недовольно покачал головой Александр. – Сколько там народа осталось? Хотя бы примерно.

– По инициативе Голицына, после разгрома армии Гордона амурские казаки заняли ключевые позиции в Маньчжурии, после чего остатки местного населения стали стекаться под их защиту. Это позволило получить хоть какие-то данные. И хотя оценить количество оставшихся жителей этой провинции очень сложно, я считаю, что сейчас там не более ста тысяч. И то по самым оптимистичным прогнозам. Причем даже сейчас продолжается убыль населения из-за голода и болезней.

– Получается, что Маньчжурия сейчас практически безлюдная пустыня… – задумчиво произнес Император. – Она переходит под наш контроль. А людей там и так крайне мало.

 

– Я лишь пересказываю донесения.

– Выдвигайте туда первый дальневосточный полк и отдельные пулеметные роты. Начнем оккупацию региона. Отпишите Голицыну, чтобы приводил всех желающих к российскому подданству, а всех противящихся гнал на юг. Плюс ему нужно как можно быстрее решить проблему с продовольствием. – Александр подождал, пока фон Валь записывал. – А что с Японией? Затишье?

– Великобритания передала правительству Императора Муцухито сто девятифунтовых пушек Армстронга[15] и боезапас из расчета триста выстрелов на «ствол»…

– И?

– Сегун со своими последователями оказался выбит с острова Ниппон на Эдзо[16]. Кроме того, его сторонники закрепились на Кюсю и смогли отразить три попытки штурма войск микадо.

– Какое развитие событий вы ожидаете?

– Если в ближайшее время не усилить повстанцев, особенно на Кюсю, то их разобьют. Ведь вместе с пушками приехали и три десятка британских офицеров.

– Кстати, а почему они оказали помощь японцам?

– Несколько оснований. Во-первых, пушки были устаревшей модели, которую сняли с производства и вооружения. Туркам ее не отправить, как и в Индию, ибо боеприпасы к ней практически не производятся. На комплектацию поставки англичане выгребли все, что было на складах для этих орудий. А японцам и так сойдет, – улыбнулся фон Валь. – Во-вторых, Муцухито им что-то пообещал. Что конкретно – не ясно, но однозначно, это понравилось англичанам. Поэтому они решились на помощь этим туземцам даже в весьма непростых для себя условиях.

– Что мы можем сделать?

– У нас есть два варианта развития событий. Во-первых, устроить провокацию и влезть в конфликт. Мы ведь до того продавали вооружение обеим сторонам, поэтому нас не трогали. Да и Муцухито опасается вступления России в гражданскую войну на стороне сегуна. Это ведь для него гарантированное поражение. Сами подумайте – у нас в Тихом океане вполне приличный флот. Не броненосный, конечно, но для жесткой блокады побережья Ниппона его вполне хватит. А без рыболовства голод, бушующий в Японии, усилится, поставив Киото в очень сложное положение.

– А второй вариант какой?

– Просто поставить войскам сегуна винтовки Шарпса и пушки Армстронга. Я думаю, это сильно уравняет шансы сторон и гражданская война продолжится с новой силой.

– Мне второй вариант больше нравится.

– Только вот им платить нечем. Даже молодых девушек, которых они брали в качестве трофеев, и тех перестали поставлять из-за стабилизации фронта.

– Кстати, – оживился Император, – эти пленницы нормально прижились?

– Вполне. Процентов двадцать мы ближе к Томску переселили вместе с мужьями, дав их супругам назначения на новое место службы. Никаких нареканий. Кстати, к нам поступают просьбы по организации подобных школ не только для выкупленных трофейных японок.

– И как много просьб?

– Уже за сотню перевалило. Наиболее уважаемые жители Новониколаевска, Хабаровска и прочих городов Дальнего Востока просят.

– А по учебной программе что хотят?

– Ничего особенного. Чтение, письмо, счет, закон божий, а также несколько развивающих кругозор предметов на ваше усмотрение.

– Кстати, а почему Голицын мне об этом ничего не пишет? – слегка смутился Император.

– Написал. Я с его письмом и пришел, – улыбнулся фон Валь и протянул Императору конверт. – Вот его ходатайство. – Александр вскрыл письмо, бегло его прочитал и позвал секретаря.

– Павел Георгиевич, вот ходатайство Восточносибирского генерал-губернатора. Подготовьте, пожалуйста, ответ с полным удовлетворением прошения. По развивающим предметам впишите «историю и культуру России», с указанием на доработанную версию курса, преподаваемого аборигенам Намибии и Японии, а также природоведение и что-нибудь эстетическое, оставив на усмотрение генерал-губернатора. Пение там какое-нибудь, живопись, вышивание или еще что. Пусть он сам по ситуации смотрит.

– Хорошо, – кивнул Дукмасов и удалился из кабинета.

– Виктор Вильгельмович, – вернулся Император к разговору с фон Валем. – Есть у вас какие-нибудь сведения по населению этих островов? Как на них отразилась война?

– Северная и южная оконечность острова Ниппон практически полностью обезлюдела. Миль на двести с каждой оконечности. Там шли долгие бои, так что местное население просто пало жертвой столкновений. Основной же массив населения острова Ниппон сильно проредили голод, мелкие стычки, крестьянские восстания, а также военные наборы. Но, конечно, не такое страшное опустошение, как в оконечностях. Остров Шикоку[17] примерно в том же состоянии. Он несколько раз переходил из рук в руки, и новые власти стремились вырезать всех, кто поддерживал их противников. Он сейчас, можно сказать, практически ненаселенный. Эдзо тоже пострадал, но много меньше центральных областей Ниппона.

– Можете обобщить?

– Я думаю, японские острова потеряли не меньше половины своего населения и влезли в такую долговую яму, из которой им не выбраться.

– Хорошо, тогда, пользуясь силами Тихоокеанской эскадры Русско-Американской компании, принуждайте Императора к миру.

– На каких условиях?

– Эдзо отходит к России. По малым островам сами смотрите.

– А сегун?

– Если Муцухито подпишет договор, то это становится нашей головной болью. Но, думаю, он сильно сопротивляться не будет. Вы ведь говорили, что он тяжело ранен и сейчас лежит практически пластом.

– Его войска не согласятся спустить флаг.

– Виктор Вильгельмович, за столько лет раздувания этой гражданской войны неужели вы не смогли подобрать агентов влияния в ставке сегуна, всецело зависящего от наших военных поставок?

– Вы же знаете ответ, – слегка улыбнулся фон Валь.

– Знаю. Поэтому сегун умрет от ран и будет выбран новый, который и сдаст свои войска русскому правительству. Там ведь социально-политическое ядро, которое крутилось вокруг сегуна, состояло из самураев?

– Остатки ядра. После стольких лет войны сословие самураев уменьшилось многократно. Просто погибло. Сейчас армии обеих сторон состоят преимущественно из крестьян, а самураи находятся на командных должностях. Да и то – не всегда. Слишком сильная бойня была. Можно сказать, что самураи в прошлом. Их искренне ненавидят широкие массы японцев, почитая виновниками гражданской войны. Ведь если бы не спесь сегуна, то все обошлось бы миром.

– И что, крестьяне не захотят сложить уже оружие и вернуться к своим полям?

– У многих из них ничего не осталось. В армии ведь бежали именно те крестьяне, деревни которых вырезали и сжигали. Они обижены и озлоблены. По боевому духу обе армии готовы сражаться до конца.

– Сколько у сегуна войск?

– Тысяч десять осталось.

– Много, – недовольно скривился Александр. – Влезать с десантом и разбивать их может оказаться чревато.

– Кроме того, личный состав обеих армий нас не любит, зная, что мы поставляем оружие их противникам.

– А что у нас со вторым дальневосточным полком? Он развернут?

– Да. Он полностью развернут и укомплектован. Вооружен, правда, плохо: «шарпсами» и «армстронгами».

– Хорошо. Значит, поступим так. Поставляйте войскам сегуна «шарпсы» и «армстронги». В долг. Мотивируя на вылазки за девушками на Ниппон для оплаты. Заодно постарайтесь провести агитацию, что Муцухито поддерживают англичане. Дескать, мы выбрали окончательную сторону, посчитав дело сегуна правым. Нужно снижать накал нелюбви к нам. После чего держим руку на пульсе. Основная задача – чтобы в мясорубке войска сегуна и микадо смогли нанести друг другу как можно больший ущерб в личном составе. Кстати, наш завод в Новом Орлеане справится с поставками оружия?

– Думаю, что да. Мы сможем войскам сегуна поставить спецзаказом такие же пушки, что и у микадо. А «шарпсы», производимые для наших дальневосточных нужд, у нас имеются в большом запасе, как и боеприпасы к ним.

– Отлично. Главное не прозевайте переломный момент, когда мы сможем «принести мир» на эти острова и максимально тихо забрать себе Эдзо.

– А если Муцухито будет противиться нашему желанию?

– Пригрозите ему войной и полной аннексией, – улыбнулся Александр.

8Николай Федорович Бардовский (1832–1890) – один из деятельных участников Туркестанских походов.
9Товарищ – официальное обращение в Российской Империи, введенное по итогам Земского собора 1868 года. Употреблялось вне звания и сословия.
10Текст ультиматума был составлен так, что Стамбул никоим образом не мог его выполнить, ибо сам был связан международными ограничениями. Впрочем, солдатам это сообщать было излишне. На совещании в Киеве решили, что и этой информации вполне достаточно.
11Красная пятиконечная звезда утверждена на Земском соборе 1868 года в качестве общего знака Русской Императорской Армии и Русского Императорского Флота. Носился на головных уборах в качестве кокарды.
12Павел Георгиевич Дукмасов (1838–1911) – личный секретарь Императора с середины 60-х годов, происходит из донских казаков.
13Виктор Вильгельмович фон Валь (1840–1905) – начальник Имперской разведки, соратник Александра, был при нем во время Американской и Австрийской военных кампаний.
14Хунгузы – маньчжуры-бандиты, терроризировавшие местное население российского Дальнего Востока.
1576-мм полевая пушка Армстронга образца 1858 года со снарядом массой 9 английских фунтов. Комплектовался чугунными гранатами, снаряженными дымным порохом и пулевой шрапнелью.
16Ниппон – старое название Хонсю, Эдзо – Хоккайдо.
17Шикоку – старое русское название острова Сикоку.
Книга из серии:
Помазанник из будущего. «Железом и кровью»
Из будущего – в бой. Никто, кроме нас!
Цесаревич. Корона для «попаданца»
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Славься! Коронация «попаданца»
Смерть Британии! «Царь нам дал приказ»
С этой книгой читают:
Оружейникъ
Алексей Кулаков
$ 1,69
Промышленникъ
Алексей Кулаков
$ 1,69
Магнатъ
Алексей Кулаков
$ 1,69
Война
Роман Злотников
$ 3,26
Рота Его Величества
Анатолий Дроздов
$ 1,57
Элита элит
Роман Злотников
$ 2,60
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Михаил Ланцов
4.46
Аудиокнига (1)
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Михаил Ланцов
4.19
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.