Вождь. «Мы пойдем другим путем!»Текст

Оценить книгу
3,8
41
Оценить книгу
2,4
9
8
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
310страниц
2016год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 8

1 октября 1888 года. Российская Империя. Санкт-Петербург

После первого успешного «залпа» Владимир продолжил зарабатывать баллы в глазах династии. Поэтому решил обыграть известную ситуацию с крушением поезда Его Императорского Величества в свою пользу.

– Доброго дня, Ваше Превосходительство, – кивнул от порога Владимир Ильич.

– Рад вас видеть, – вполне искренне улыбнулся ставший уже генерал-лейтенантом Петр Васильевич Оржевский.

– Взаимно, – чинно поклонился Ульянов. – Признаться, я был бы рад встретиться по более приятному поводу, однако меня привела к вам совсем не радостная новость.

– Присаживайтесь, – широким жестом указал он на кресло. – Слушаю вас внимательно.

– Излишняя подозрительность и въедливость никак не оставит меня в покое. Понимаете, в чем дело? Вам, наверное, известно, что я владею небольшой фабрикой по изготовлению шариковых ручек. И работают там в основном молодые люди. Управляющий же, Лев Борисович, держит при ней небольшие классы, в которых натаскивает ребят по физике, химии и математике. Из-за чего вынужден регулярно закупать реагенты для практических занятий. Так вот. В одно из посещений поставщиков он разговорился «за жизнь» и случайно узнал, что не только мы занимаемся подобной практикой. Меня это очень заинтересовало. Домашние уроки химии, на которые уходит столько концентрированной азотной и серной кислоты? Просто удивительно, что я не слышал о них раньше. Все-таки это частные уроки, а не учебное учреждение.

– И вы решили за ними понаблюдать? – мягко улыбнулся Петр Васильевич.

– Да. В конце концов, я решил оставить при себе тех славных мальчуганов, что помогли мне спасти брата. Они же перебивались с хлеба на воду. А тут – какая-никакая копейка. Вот и задействовал их, переведя с внешнего наблюдения за окрестностями моего особняка и предприятия на более важное направление. Нашли они этих любителей науки довольно скоро. Установили надзор. Там действительно шли работы по изучению химии… только очень специфического характера.

– Бомба?

– Она самая. Но небольшая. Вот тут все, что нам удалось собрать, – сказал Владимир и передал папку генерал-лейтенанту.

– И против кого они собираются ее применить? Этого выяснить не удалось?

– В конце этого месяца Его Императорское Величество с семьей собирается возвращаться из Тавриды в Санкт-Петербург. Если верить разговорам, которые подслушали мои ребята, то их сообщник уже устроился на Императорский поезд кем-то из слуг, неприметных, тех, что не на виду. Именно ему эту небольшую бомбу и решили направить.

– Они хотят взорвать поезд? – удивился Оржевский. – Но ведь бомба, по вашим словам, небольшая. Как это возможно?

– Бомба небольшая, именно поэтому ее относительно легко спрятать. А взрыв они планируют осуществить очень хитро. Эти бомбисты где-то прознали, что Императорские поезда постоянно нарушают режимы, установленные для железных дорог как по массе состава, так и по скорости. То есть их сильно перегружают и гонят настолько быстро, насколько это возможно. Поэтому, пользуясь данным обстоятельством, они собираются заложить бомбу с часовым механизмом так, чтобы она взорвалась во время прохождения составом какой-либо низины, вероятно, с некоторым поворотом. На крутом все-таки машинисты сбрасывают скорость, не рискуют. А на пологих продолжают гнать. Это почти наверняка вызовет сход состава с путей и породит весьма масштабную трагедию. Ведь поезд улетит в кювет на солидной скорости и должен, по их расчетам, буквально собраться в одну сплошную мешанину. Но, повторюсь, это только их слова. Хотя с точки зрения физики никаких противоречий – это вполне реально осуществить. Мало того, есть серьезный шанс, что бомбистам даже не понадобится их адская машинка. Ведь чудовищные нарушения техники безопасности, которые совершают из одного лишь желания угодить, сами по себе в любой момент могут привести к непоправимой трагедии. Признаться, я даже и не думал никогда, что кто-то решится так рисковать жизнью и здоровьем не только Его Императорского Величества, но и всей его семьи.

– Да уж, – покачал головой Петр Васильевич. – Действительно, не радужные новости.

– Но это все очень неточно и предварительно. К сожалению, мои возможности очень сильно ограничены…

– Да, да. Конечно. Однако в любом случае я вам очень признателен. Вы даже не представляете, как помогли…

Владимир покинул приемную начальника жандармерии, как и в прошлый раз, через задний двор, где его ждала совершенно ничем не примечательная карета. А Петр Васильевич крепко задумался над целым рядом факторов. Неужели это действительно совпадение? Но тогда это не парень, а находка. Просто золотой человек для его службы. За два года раскрыл два покушения! «Поразительно!» – мелькнула мысль в голове Оржевского.

Впрочем, то дело будущего. Сейчас же ему требовалось действовать. И незамедлительно. Потому что очень уж опасной выглядела ситуация.

Глава 9

1 февраля 1889 года. Российская Империя. Санкт-Петербург. Зимний дворец

– Присаживайтесь, Петр Васильевич, – кивнула Императрица Мария начальнику жандармерии…

Тут нужно пояснить очень важную деталь. Что Александр III, что Николай II были очень мягкими и впечатлительными мужчинами. Сын в большей степени, отец в меньшей. Да, Александр III был довольно крупным и сильным человеком, этаким русским медведем. Но совершенно ручным, танцующим под дудку весьма умной, бережливой и властной датчанки. Что, кстати, потом породило неразрешимый конфликт между Марией Федоровной и женой ее сына – Александрой Федоровной, тоже властной, но недалекой и падкой на мистику женщиной.

Поэтому, пока Александр ловил рыбу в пруду и вкушал мороженое, супруга держала руку на пульсе политической жизни столицы. В меру своих не очень больших возможностей, конечно. Ведь статус и публичная власть Императрицы были во многом довольно формальны, из-за чего ей удалось стать лишь одним из факторов влияния на мужа, находясь в непростых взаимоотношениях с тем же Победоносцевым. Однако, узнав в Тавриде подробности дела от Оржевского, она взяла его под свой контроль. Ведь одно дело – когда мужу по дурости голову проломят, а другое – когда всю семью в могилу сведут.

– Я лично проверил все, что вы просили, Ваше Императорское Величество, – кивнул Петр Васильевич и подал ей папку. – Здесь подробный отчет по каждому эпизоду.

– Мое опасение оправдалось?

– За последние пять лет не было ни единого случая, когда все шло строго по правилам. Всегда имело место превышение скорости и массы состава. Иной раз в полтора-два, а местами и в три раза. Учитывая техническое состояние наших дорог…

– Понятно, – оборвала его Императрица. – Вы сообщали о результатах вашей проверки кому-либо еще?

– Никак нет. Сразу к вам, Ваше Императорское Величество.

– Это хорошо. Это очень хорошо, – отметила она прищурившись. – Когда вы докладывали моему супругу, то назвали фамилию одного мичмана. Кто он такой?

– Владимир Ильич Ульянов, семидесятого года рождения. Совсем юнец. Однако очень талантливый. С золотой медалью окончил сначала классическую гимназию, а потом Морское училище. Держит небольшую фабрику по выделке шариковых ручек.

– Так это тот самый Ульянов?

– Так точно.

– Как он связан с этими событиями?

– В бытность слушателем Морского училища заметил интерес брата к революционным вопросам. Смог вразумить, наставив на путь истинный. Но, опасаясь нового вовлечения, решил поставить этот вопрос на контроль. Его отчет об организации службы внешнего наблюдения уже принят на вооружение жандармерии. В итоге он смог вскрыть террористическую организацию партии «Народная воля» в канун покушения. После чего, поняв ограниченность своих возможностей, обратился напрямую ко мне, чем всемерно помог в предотвращении покушения.

– Вот как? Я не знала об этом.

– Владимир очень просил не придавать огласке его участие в данном деле. Опасается, что из-за настроений в офицерской среде это испортит ему карьеру.

– Хм… любопытно. А что с делом железных дорог?

– Так он тоже первым забил тревогу и пришел ко мне. Случайно выяснил, что молодежь опять бомбами балуется, и донес. Кроме того, высказал опасения насчет происхождения аварии по халатности. Я проверил его слова и сразу в Тавриду направился.

– И встретили нас в пути.

– Я не мог докладывать Его Императорскому Величеству непроверенные донесения.

– Чем он сейчас занимается?

– Вахтенный офицер на крейсере «Память Азова».

– Вот как? – Брови Императрицы выгнулись в удивлении. – Это вы постарались?

– Так точно. Мне показалось, что такой преданный трону офицер сможет быть очень полезен в предстоящем походе.

– Однако как офицер он не очень опытен. Едва окончил училище. Вы в нем уверены?

– Юноша со всей ответственностью подошел к своим обязанностям. Командир характеризует его исключительно положительно. Мало того, мне стало известно, что Владимир тайно потратил больше пяти тысяч рублей из своих личных сбережений на ускорение работ по введению в строй крейсера. Радеет за дело. Гоняет и тренирует матросов. Уже сейчас многие приписанные к крейсеру матросы недурно подготовлены. Много лучше, чем по флоту. Также в свободное время подтягивает им чтение, письмо, счет, объясняет устройство и назначение механизмов.

– Его деятельность как-нибудь сказалась на темпах достройки?

– По оценкам представителей Балтийского завода, высоко оценивших деятельность мичмана Ульянова, его усилия позволят сдать крейсер казне на полтора-два месяца раньше без дополнительных затрат. Кроме того, порядка стало больше.

– Этот мичман… он стал проявлять рвение, только когда узнал об особой миссии этого крейсера?

– Никак нет. С первых дней. А зачислили его туда еще осенью минувшего года. Я пообщался с офицером, осуществлявшим распределение. Тот говорит, что Владимир очень расстроился, когда узнал о назначении.

 

– Вот даже как? Почему?

– Не хотел сидеть на берегу. С этим, вероятно, и связаны его усилия по ускорению ввода в эксплуатацию крейсера. В том числе и траты личных средств. Пять тысяч – это весьма солидная сумма.

– Странно, – покачала головой Императрица. – Он ведь молод. Неужели его не интересуют женское общество, карты, пирушки?

– Мичман Ульянов не употребляет алкоголя, опиума или кокаина, не курит табака. Много времени уделяет самообразованию и науке. В театры ходит не чаще раза в месяц и без удовольствия. Просто из вежливости. Регулярно, но нечасто посещает церковь. Причащается и исповедуется. Но опять без особенного рвения.

– Как-то неожиданно слышать такую рекомендацию о юном офицере, – покачала головой Императрица. – Неужели у него нет никаких увлечений для души, страсти?

– С большой натяжкой таковыми можно назвать стрельбу из револьвера и гимнастику. В первом случае он каждую неделю отстреливает не менее пяти сотен патронов и весьма продвинулся в этом деле. Выработал новую стойку и недурно научился стрелять в движении. Во втором – оборудовал себе специальный зал, где практикует разработанные им самим методы. Очень интересные, надо отметить. Хорошо укрепляют и развивают тело. Это и по нему видно. Плюс регулярно совершает протяженные пробежки. Верст по двадцать.

– А верховой ездой не увлекается?

– Раз в неделю выезжает на конную прогулку. Держится уверенно. Но особой страстью не пылает.

– А женщины? Неужели молодой, здоровый мужчина не стремится к общению с ними?

– Он держится подчеркнуто галантно и обходительно, но не сближается ни с кем. Замечен в обществе нескольких юных актрис. Не скупится, щедро оплачивая эти встречи. Однако никаких намеков на серьезные связи. Хотя, как мне стало известно, к нему есть определенный интерес со стороны ряда семейств.

– Очень интересно… очень, Петр Васильевич. Вы смогли меня заинтриговать. Подготовьте мне записку с самым подробным описанием как самого мичмана, так и его семьи. Если есть – родословную.

– Все сделаю, Ваше Императорское Величество, – кивнул Оржевский с поклоном.

– Не переживайте. Я не забуду вашей помощи трону. И мой супруг тоже. А теперь ступайте.

Оржевский ушел, а Императрица еще долго листала его отчет, внимательно всматриваясь в фамилии и числа. Измена? Нет. Простое головотяпство и воровство, которое могло похоронить ее с мужем и детьми в одной братской могиле. Причем не только минувшей осенью. Но и много раз ранее. И чем больше читала, тем больше заводилась. Оставлять это просто так она решительно не хотела. Поэтому уже вечером того дня Императрица Мария Федоровна устроила мужу грандиозный скандал, который наутро привел к целой пачке отставок. А против некоторых лиц, таких как инспектор Императорских поездов, так и вообще завели уголовные дела.

Но не стоит думать о том, что Императрица забыла о юном мичмане. Нет. Ни в коем случае. Уже через месяц он щеголял с крестом Святого Станислава второй степени при чине лейтенанта Российского Императорского флота, окончательно утвердившись на должности старшего вахтенного офицера крейсера «Память Азова».

Однако за неделю до столь важного для Владимира Ильича события произошел очень неприятный инцидент. Но не для Ульянова, а для Константина Петровича Победоносцева. Фигуры очень своеобразной и неоднозначной. И, безусловно, одной из самых влиятельных людей возле Российского престола в последней трети XIX и начале XX веков. И такое его положение очень не нравилось Владимиру. Опасно держать рядом с впечатлительным, слабым и мягким монархом религиозного фанатика, да еще и консерватора, готового выжечь каленым железом все новые начиная в любом деле. Конечно, от него доставалось и либералам с их деструктивными идеями. Но выли все. Не только они. Так что вред многократно превышал пользу.

Все произошло просто и незамысловато.

Константину Петровичу Победоносцеву пришло письмо с угрозами, отпечатанное на печатной машинке. От него требовали усилить нажим на прогрессивные силы Российского общества, если, конечно, Победоносцев не желает приданию огласки фривольных фотографий, которые с особым цинизмом сделали в XXI веке. Актеры, грим и компьютер с его огромными возможностями дали просто поразительный результат. Чего там только Победоносцев не делал в сексуальном плане. В общем, бедняга захворал в тот же день. А спустя две недели скончался. Сердце старого перечника не выдержало такого издевательства.

Глава 10

17 ноября 1889 года. Российская Империя. Санкт-Петербург. Особняк Юсуповых

Императрица, держа на лице формальную вежливость и дежурную улыбку, наблюдала за действом.

– Мария Федоровна, – вежливо поинтересовалась ее начинающая подруга – Зинаида Николаевна Юсупова. – Вас что-то тревожит?

– Да нет, все вздор… – покачала она головой и повернулась к княгине: – А какие новости в столице? Есть что-нибудь интересное? Может быть, пикантное?

– История о юном, но очень удачливом лейтенанте вас заинтересует? – лукаво улыбнувшись, поинтересовалась княжна Юсупова.

– Лейтенант? – переспросила Мария Федоровна с невинным видом. – И что же в ней пикантного?

– О! Тут такие слухи уже ходят… Ведь посудите сами. Мальчик приехал из глухой провинции и за какие-то три года не только стал из выпускника гимназии лейтенантом, но и получил Станислава на шейную ленту. И ладно бы это. Так нет. Этот негодник буквально на глазах обрастает заводами да фабриками…

– И что же о нем говорят?

– Слухов ходит изрядно. Все, как один, сходятся на том, будто он чей-то бастард. Я пыталась узнать, но тщетно. Все тщетно. Однако совсем недавно его видели на кладбище… – Зинаида Николаевна сделала максимально многозначительное лицо и взяла паузу.

– Если он из глухой провинции, то кого же он там навещал?

– Могилу Константина Петровича, почившего совсем недавно.

– Серьезно? – искренне удивилась Императрица.

– Да. Причем на похоронах его не видели. Впрочем, даже посещение кладбища он совершал скрытно – рано утром, когда все еще обычно почивают.

– Очень интересно, – загадочно улыбнулась Мария Федоровна, а сама подумала: «Какой милый мальчик… ведь как все верно рассчитал». Общество не поняло столь стремительной карьеры провинциального дворянина. И это логично, так как ее причины держались в тайне. Поэтому начались попытки объяснить ситуацию с привычной им стороны. Кто обычно так всплывает? Правильно, бастарды. Детей у Победоносцева не было, и об этом все знали. Да и Симбирск в 1869 году он не посещал. Однако легенда прекрасная – ее ведь не нужно доказывать или опровергать. Делай умное лицо и вздыхай. И это даже несмотря на то, что внешне Володя на Константиновича совсем не походил. Максимум в некоторых чертах характера имелось совпадение – такой же упорный, трудолюбивый и методичный.

– Вы что-то знаете… – тихо произнесла Зинаида Николаевна, больше в утвердительном тоне, чем в вопросительном.

– Это не моя тайна, – развела руками Мария Федоровна, но с таким видом, что только плеснула на любопытство княжны Юсуповой даже не масла – бензина. Ведь если секрет простого лейтенанта из провинции известен Императрице и она не решается о нем рассказать, то… Марии Федоровне понравилась идея этого умного и ловкого молодого офицера окружить себя ореолом мистики. Кроме того, он ей откровенно импонировал. Энергичный, собранный, дисциплинированный, уверенный в себе мужчина не мог не привлекать к себе внимание… особенно если, не имея за душой ничего особенного, смог в краткие сроки набрать долгов на два миллиона рублей. Это впечатляло. Ну, как долгов? Кредитов, выданных под промышленные проекты…

Часть II. Где мое надувное бревно?

Плохие дороги требуют хороших проходимцев.


Глава 1

11 декабря 1890 года. Британская Империя. Индия. Бомбей

Владимир стоял на мостике и с едва заметной грустью наблюдал за тем, как уходит делегация с Николаем Александровичем, которому предстоит увлекательное путешествие по Индии. А он… он вынужден торчать на этом осточертевшем ему корабле и делать всем красиво. Конечно, капитан 1-го ранга Николай Николаевич Ломен был в натуральном восторге от своего старшего вахтенного офицера. Не человек – находка. Но…

– Что, Владимир Ильич, никак сожалеете? – поинтересовался командир корабля, глядя на кислую морду лица Ульянова.

– Конечно, Николай Николаевич. Я ведь из Симбирска. Ничего в своей жизни еще не видел. Только Нижний, Москву да Питер. А тут… Индия. Когда еще мне удастся здесь побывать? Может быть, всю оставшуюся службу проведу на Балтике.

– И что вы хотите предпринять? – улыбнулся Ломен.

– Мы все равно две недели проведем в Бомбее, ожидая возвращения Его Императорского Высочества. Экипаж в увольнительных на берегу. Из работ только загрузка топлива, продовольствия и воды. Так, может быть, вы меня отпустите погулять?

– «Погулять» говорите? – усмехнулся командир корабля.

– Ну, не совсем, конечно. Найму местную лоханку и прокачусь по западному побережью Индии. Посмотрю на города. Виды.

– А успеете за две недели-то?

– Тут меньше семисот миль. Конечно, рассиживаться не получится, но, если одним глазком гляну, уже хорошо. Поговаривают, что у них тут очень красивые языческие храмы. Не поверите – до сих пор чувствую себя очень плохо из-за того, что без дела столько дней простояли в Суэце. Мог бы успеть добраться до Каира, а там и до Долины царей недалеко. Вы вот, Николай Николаевич, когда-нибудь видели пирамиды?

– Признаться, даже никогда и не пытался.

– А зря. Поговаривают – очень впечатляющее зрелище. Выше Исаакиевского собора и значительно крупнее. Да и стоят уже несколько тысяч лет! Вы представляете? Эти камни помнят Александра Македонского, Гая Юлия Цезаря, Наполеона… Эх…

– А если Его Императорское Высочество пожелает вернуться раньше срока?

– Значит, я буду виноват.

– Это будет залет, Владимир Ильич, и очень серьезный.

– Я понимаю, – серьезно произнес Ульянов.

– Ну, хорошо, – после нескольких минут мучительного раздумья ответил Ломен. – Так и быть, я дам вам такую увольнительную. Но с вас сувениры. Что-нибудь необычное. Экзотическое. Такое, что в Бомбее не достать.

– Я вас не подведу, – улыбнулся Владимир.

– Надеюсь. Если Его Императорское Высочество прибудет раньше срока, то по плану мы будем заходить в Мадрас. Это юго-восточное побережье. Если поймете, что не успеваете вернуться в Бомбей к сроку – направляйтесь сразу туда. Постараюсь вас там подобрать. Если и там разминемся, то встретимся в Коломбо. По ожиданиям, мы проведем там целый месяц.

– А что вы скажете Его Императорскому Высочеству, в случае если он не застанет меня на борту?

– Что я вас поощрил за хорошую службу. Тем более что она действительно нуждается в награде. Без вас бы такого порядка и слаженности на корабле не было. А теперь ступайте. Вы можете отправляться немедля.

Владимир не верил своему счастью. Неужели? Вздор какой-то. Он и попросился просто так. Под дурачка. А командир корабля взял и согласился. Что же с этим… эм… счастьем делать? Никакого реального желания путешествовать по местным экзотическим клоакам и набираться духовного просвещения через трудноизлечимые инфекции лейтенант Российского Императорского флота не имел. Но не отказываться же, в самом деле?

Что же делать?

Хоть в самом деле по храмам лазай. Храмам… храмам… Точно! В этот момент лейтенант Ульянов едва не крикнул от того, какая идея его посетила. Ведь он совершенно точно помнил о том, что в 2011 году в одном из храмов в городе с труднопроизносимым названием Тируванантапурам был вскрыт один из самых крупных кладов в истории. Да, пожалуй, и самый «нажористый». И раз уж судьба давала ему шанс, то почему бы не обчистить это гостеприимное святилище?

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.