ШпилькаТекст

Оценить книгу
3,0
2
0
Отзывы
Отметить прочитанной
410страниц
2020год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

«Кто сражается с чудовищами,

тому следует остерегаться,

чтобы самому при этом не стать чудовищем.

И если ты долго смотришь в бездну,

то бездна тоже смотрит в тебя»

Ф. Ницше

ПРОЛОГ

Сколько всего лишнего!

Эта мысль в последнее время не даёт мне покоя.

Сколько лишних движений , сколько суеты, сколько ненужных вещей, знаний, болтовни, людей мы пропускаем через себя за жизнь. А она оказывается очень короткой. Ты учишься, чтобы казаться умнее, пытаешься зарабатывать первые деньги, чтобы завоевать авторитет, получив этот авторитет, начинаешь давить и унижать, чтобы его не потерять. Наконец ты получаешь власть, для того чтобы чувствовать себя богом. Ты захватываешь территории и уничтожаешь врагов, ты копишь, копишь, копишь. Ты покупаешь вещи, машины, шмотки, чтобы выбросить их на помойку, ты прыгаешь по перилам моста, чтобы влюбить в себя девчонку, а потом её трахнуть. Ты копишь женщин, ты их коллекционируешь, ты пытаешься наверстать всё, что упустил в юности, отомстить им за то, что так долго тебя не замечали. Ты карабкаешься на Олимп, а забравшись на его вершину, пытаешься удержаться, сталкивая оттуда других богов. Но ты не знаешь одного. Жизнь это не восхождение на гору, а бег по замкнутому кругу, и однажды тебе придётся попасть в самое его начало.

И вот ты ещё вчера живой, сильный, успешный, богоподобный в один миг превращаешься в овощ. Как тот спелёнанный младенец с соской во рту, ты очарованно смотришь на этот мир, но никак уже не можешь на него повлиять. Круг замкнулся.

Так зачем было столько лишнего? Зачем было узнавать устройство вселенной, если вся жизнь сводилась к захвату и удержанию власти на территории в несколько десятков квадратных метров. Зачем было знать географию, если ты всю жизнь пользовался навигатором и услугами таксистов.

Тому, чтобы стать руководителем бизнеса не помогает экономическая теория. Скорее этому способствуют презрительные взгляды сверстников, когда ты ходишь в старом отцовском шмотье, или удар в нос от гопника, который хочет отжать твою стипендию, или твой лучший друг, который, пока ты пытаешься развить общее дело, трахает лучших девчонок в институте.

Ни острый и быстрый ум, ни отменное здоровье, ни большой член, а скорее отсутствие всего этого, помогло мне забраться туда, куда я забрался. Всё у меня получалось не благодаря, а вопреки. Но видимо я дошёл до предела, превысил лимит, вследствие чего всё обнулилось. Теперь моя вселенная сводится к четырём белоснежным стенам, пятнышку на потолке и виду танцующего в окне тополя. Всё моё богатство это подвешенный на стойке мешок с энтеральным питанием.

Оказывается, всю свою жизнь я боялся не тех вещей. Больше всего я боялся стать нищим и беспомощным. Вуаля, это произошло. Ну и что? Оказывается, что это совсем не страшно, даже наоборот. Находясь внутри ситуации, оцениваешь её совершенно иначе. И людей я опасался тоже не тех. Мне казалось, что разрушить всё, что я создал, могут агрессивные, завистливые, мстительные натуры. На самом деле, мне следовало бояться другого типа людей – тех, кто не вламывается в двери и не залазит через форточку. Такие люди проникают прямо в твою голову и остаются там навсегда.

Сейчас я похож на сломанный компьютер, у которого в живых остался один лишь процессор. Потухший дисплей не выдаёт никаких сигналов, клавиатура не подключена. Все исполнительные механизмы этого компьютера отсоединены, лишь только процессор греется и гудит. В нём выстраиваются бесполезные комбинации слов, цифр, фраз, понятий. Эта совершенно бесполезная вещь работает сама на себя. И всё же, в этом процессоре сформировался один чёткий алгоритм – идея фикс. Эта почти несбыточная мечта, но если у меня вдруг получится её осуществить… если мне удастся, я сделаю последний ход в этой игре.

И это будет мат!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

– …Ванька был ещё тот жучара. Ты знаешь эту тему, про то, как мы ему «Мэрина» гнали?

Тимур не может просто так сидеть и ждать молча. Ему всегда нужно что-то рассказывать, и его мало волнует, интересны ли его бесконечные байки, или как он их называет «темы» собеседнику. В этот раз «тема» будет интересной, потому что касается Ваньки. По крайней мере, Глеб должен сделать вид, что ему это интересно. Он подпирает ладонью щёку и сквозь толстые линзы очков наблюдает за рассказчиком.

Как давно они не встречались, месяц, или два? Лицо Тимура приобрело форму сказочной репки, а некогда квадратный торс, трансформировался в прямоугольник. Ну, это если смотреть в плоскости, а так по большому счёту товарищ Глеба постепенно приобретает форму огромного шара. Вот и сейчас ему пришлось отодвинуть свой стул подальше, чтобы не упереться животом в стол. Безделье это страшное зло. Изучая заплывающего жиром товарища, Глеб приходит к утешительному для себя выводу: как хорошо, что он занят, хоть каким-то делом. Держать три шмоточных магазина, это конечно не управлять «Олимпом», но хоть какая-то работа. Но всё же и за собой Глеб уже замечает эту старческую медлительность и меланхолию, которую пробуждает размеренное однообразное течение жизни. Кажется, он нашёл способ, чтобы немного встряхнуться и даже вспомнить молодость, для этого и пригласил Тимура сюда в «Моцарт». Они не перешли к деловому разговору, хотя общую суть Глеб уже изложил. Теперь осталось дождаться гвоздя программы, а пока они ждут, Тимур рассказывает «тему».

– Это было в нулевых ещё, когда мы с Ванькой ему «Мэрина» в Питере покупали. Ну помнишь, ещё того пятисотого?

– Как не помнить, его ведь Ванька по пьяни в хлам разбил…

– Ага, его самого! В общем, мы двое суток летели без остановки, а уже перед Утёсом заехали в какую-то тошниловку на обочине. Поели там шашлыка, а Ванька пузырь конины приговорил. Ну чё там… осталось три сотни километров до дома, решили что я дотяну. Не успели мы оттуда отъехать, как у меня кишки начали заворачиваться, отравили нас каким-то бутором. Ванька то выпил, ему вроде ничего, а с меня как с гуся течёт. Я каждые двести метров останавливался, чтобы в лес сбегать. Потом уже и не бегал никуда, просто садился на обочину и вперёд. Короче, думал сдохну. И тут Ванька говорит: «Бухни, может полегчает». А у нас с собой как раз два пузыря водяры было. Я беру бутылку и прямо из горла всаживаю половину. И чё ты думаешь? Как рукой сняло. Но всё равно слабость и всё такое, так что Ванька вызвался сам машину вести.

– Пьяный? – щурится Глеб.

– А я чё трезвый был что ли? Из двух зол выбирают меньшее, а Ванька был в большем адеквате. Ну это я так думал.

Глеб бесшумно хохочет, сотрясаясь всем телом. Он-то знает, какой их друг Вано адекват, особенно пьяный. Был!

– В общем как дал он гари под двести кэмэ, и это по их дорогам. Летит как шальной, а я только стону: «Ваня, давай потише, сцапают же». Ну и прямо возле Утёса вылетаем аккурат на засаду. Он тормознул так, что его юзом потащило, осень уже была. Чуть он в патрульную машину и не врубился. Ну, думаю, кранты. Готовь, говорю, Ваня мешок с капустой, а он мне: «Хуй им, ни копейки не дам!». Выходит из машины, важный такой, направляется к старшему и как заорёт. «В чём дело, лейтенант? Какого чёрта ты нас останавливаешь, не видишь люди спешат!» У того мента аж челюсть отвисла. Пока он собирался с ответом, Ванька кричит : «Ну ты щас то понял, кого остановил, или тебе удостоверением в рыло ткнуть? Тот, вижу, совсем обмяк, а Ванька его рукой по плечу хлопает, «Ну ладно, бывает! Служба есть служба. Ты давай-ка, лейтенант, организуй мне сопровождение по городу, чтобы я не задерживался». Тот под козырёк и к машине.

Тимур хлопает широкой ладонью по белой скатерти, словно ставя точку в истории.

Всё время рассказа, Глеб продолжает тихо смеяться, а в конце резюмирует.

– Да-а с Ванькой не пропадёшь, и не соскучишься! – Он вдруг тяжело вздыхает. – Жалко…жалко.

Официант словно шахматные фигуры расставляет закуски и раскладывает приборы.

– Миша, принеси нам по сто пятьдесят «Джека Дэниэлса», – командует Глеб, намазывая на батон толстый слой масла.

– Чё это с тобой Глеб? В середине недели бухнуть решил? Ты вроде в последнее время вообще ни-ни. – Тимур щурит без того узкие азиатские глаза.

– Не бухнуть Тимурчик, не бухнуть! – довольно мычит Глеб, жуя бутерброд. – Я хочу отметить это событие. Надеюсь, что теперь всё пойдёт на поправку. Да и Ваньку помянуть лишним не будет.

Официант Миша как раз разливает бурую жидкость по квадратным стаканам.

– Здравый кипиш! – Тимур делает короткое движение стаканом в направлении товарища и одним махом выпивает всё его содержимое, залихватски запрокидывая голову.

– Слушай Тимур, когда из тебя вся эта блатная дурь выйдет? Чай уже взрослый мужик, двадцать лет как успешный бизнесмен, а всё по фене ботаешь. – Глеб, чуть пригубив из своего стакана, ловко насаживает на вилку маленький грибочек и отправляет его в рот.

– Не понимаю, чё тебя так напрягает? Ты же знаешь, что меня поздно менять.

– Меняться никогда не поздно, Тимур. Меняешь себя, меняешь ситуацию вокруг. Доказано психологами.

Глеб занимается своим любимым делом. С аппетитом поглощает деликатесы со стола, при этом поучая непутёвого товарища. Он обожает совмещать два этих удовольствия.

Тимур, молча, наливает себе вторую порцию виски и отправляет её вслед за первой.

«Затрахал ты меня уже со своими нравоучениями, интеллигент вшивый. Ты бы жену свою учил, как пирогами направо и налево не разбрасываться».

Для Тимура «Моцарт» связывается с весёлыми гулянками, корпоративными посиделками, на которых обычно присутствовали все четыре учредителя «Олимпа» со своими вторыми половинками. Глеб, и Лёха приходили с жёнами, а он и Иван с очередными тёлками. Ванька был женат и не раз, а потом завязал с этим гиблым делом. Тимур же, в отличие от своих друзей, ни разу не заключал брачных союзов. Он ещё ищет свою принцессу и надеется, что их встреча впереди. Надежда дело хорошее, но когда тебе уже за сорок она начинает приобретать формы шизофрении.

 

Все они одного возраста, всем скоро стукнет по сорок пять. Всем, кроме Ваньки, который уже полгода как отдыхает на Васильевском кладбище. Смерть Вани прогремела колокольным набатом среди множества звоночков, которые дзынькали последний год один за другим, словно говоря: «Здесь что-то не так. Ребята не расслабляйтесь». Но за двадцать лет ребята расслабились настолько, что их не могли разбудить маленькие колокольчики. Нужно было дождаться, пока бухнет огромный колокол.

Со смертью Ивана вдруг всё стало ясно, словно в тёмной комнате включили свет. Стало очевидно то, что их хвалёной дружбы больше нет. Какое-то время она ещё держалась на этом весёлом балагуре, который скреплял эту компанию словно цементный раствор. Не стало Ваньки, не стало общих интересов, посиделок встреч. Их и при нём в последнее время было немного, но сейчас, как отрезало.

Дружбы нет, но бизнес то остался. Пока была хотя бы видимость тёплых отношений дела задвига̀лись в дальний угол, и теперь пожалуй настала пора заглянуть в эти тёмные углы. Сейчас, по сути, у руля в «Олимпе» один Лёха. Глеб, Тимур и покойный Ванька давно уже не в теме и почивают на лаврах. И вот с каких-то пор стало Глебу не по себе, тревожно как-то. Может быть эта тревога связана со смертью Ваньки. Когда умирает самый живой из компании, невольно задумываешься о бренности бытия. Когда двухметровый здоровяк, любитель баб, бани и выпивки, падает замертво, сражённый инфарктом именно в бане, в окружении этих баб и выпивки, любой философски настроенный ум будет искать в этом злую закономерность, начнёт задумываться о той тоненькой ниточке, на которой висит человеческая жизнь, размышлять о том, что же он оставит после себя, если вдруг… Тут то и вспоминает философ, что есть у него доля в бизнесе, такая же бесхозная, как два сына живущие со второй женой. Словом задумался Глеб серьёзно, и к счастью своему нашёл лёгкий способ разрешить ситуацию. Напрямую с претензиями и ревизией к Лёхе не пойдёшь, а вот троянского коня ему можно подсунуть, и какого коня.

– Ну чё там? Когда твой сюрприз появится? Вроде шесть уже… – говорит Тимур, глядя на позолоченный хронометр, свободно болтающийся на запястье. В девяностые на этом месте была толстая золотая цепь, но всему своё время и место.

– Наверное, немного опаздывает, – виновато улыбается Глеб.

– Человек, который опаздывает на первую же стрелку, мне уже не очень нравится.

– Этому человеку можно…

***

Низкий, округлых форм спортивный Мерседес, как только что приземлившаяся летающая тарелка, пронзительно свистя резиной об асфальт, врывается на парковку перед рестораном. Пыльный столб, поднятый внезапным смерчем, на какое-то время зависает над стоящими рядком машинами.

Тарелка приземлилась криво, практически поперёк разметки, но это видимо ничуть не смущает её пилота, который даже и не думает перепарковаться поаккуратнее. Длинная бардовая дверь отъезжает в сторону, и из неё выпадает сначала одна, а потом вторая миниатюрная ножка в красных туфельках на неимоверно высоких шпильках. Молодая женщина с огненно рыжими волосами и бледным, но очень смазливым личиком выходит из машины, а потом снова ныряет в салон, демонстрируя идеальные ягодицы, обтянутые красной юбкой карандашом. Достав из салона большую кожаную сумку, в тон своему красному наряду, она, небрежно хлопнув массивной дверью «Мерса», цокает шпильками, направляясь к стеклянным дверям заведения с огромной вывеской «Моцарт» над входом.

– Эй, красавица, тебя кто так парковаться учил? – рычит густой бас из припаркованного рядом «Ниссана». – Поставь машину нормально.

– Мне некогда, там полно места! – Женщина, не оборачиваясь, машет пальчиками с ярко красным маникюром.

– Ты чё не поняла что ли? Переставь машину…слышь ты!

Последние слова заставляют женщину остановиться у самого входа. Она разворачивается на сто восемьдесят градусов и решительно направляется к «Ниссану».

Подойдя почти в упор к открытому окну из которого торчит щетинистое скуластое лицо водителя она начинает говорить .

– Ты кому это сейчас сказал: « Слышь ты!» – голос дамы становится низким, переходит в мужской баритон.

Агрессия и напор водителя «Ниссана» мгновенно пропадают , им на смену приходит странный восточный акцент.

– Просто…нужно ж нормально парковаться…тут ж ещё люди приедут.

– А ты чё здесь главный по парковке? – из зелёных глаз женщины, вмиг превратившейся в демона, вырывается огонь.

– Я…нет…просто…– мычит водитель.

– Тогда просто завали своё хайло! – шипит вампирша. – В следующий раз отдупляй с кем базаришь, баран!

Загипнотизированный водитель сидит молча, боясь пошевелиться.

Рыжая презрительно смерив его взглядом , разворачивается, и, сделав несколько шагов, снова останавливается.

– На, перепаркуй! – она швыряет пластиковый ключик, который падает прямо в руку незадачливому водителю. – Ключ оставишь на сидении, – снова разворачивается и решительно направляется к входу.

Новоиспечённому сотруднику парковки, только и остаётся, что смотреть вслед агрессивной инопланетянке.

***

«Вот это соска!» – Тимур чуть было не проглотил язык вместе с куском жаренного ягнёнка, когда рыжая появилась в стеклянных дверях ресторана. Раньше он её никогда здесь не видел, и это странно, потому что ресторан (их ресторан) в основном посещают только свои.

«К кому она пришла?» – Он, не отводя глаз, смотрит, как рыжая модельной походкой дефилирует вдоль прохода между столами. Она плывёт прямо к ним. Роскошные локоны разбросаны по плечам, вытянутое неестественно бледное лицо, высокий лоб, красивые подведённые губы. Аккуратные идеально круглые груди подпрыгивают с каждым шагом, словно два небольших мячика. Их наполовину скрывает шёлковая блузка одетая под бардовый пиджак. Зелёные кошачьи глаза направлены в их сторону. Она подходит к столу.

– Здравствуйте! Извините за опоздание…такие пробки сегодня. – Нежный бархатистый голосок вырывается из виновато изогнутых чувственных губок.

– Ничего, ничего, Ева, присаживайтесь. – Глеб вскакивает, галантно отодвигает стул.

«Что вообще происходит?» – эти слова уже готовы сорваться из уст Тимура, но Глеб его опережает.

– Вот, Тимур, познакомься. Это тот человек, о котором я тебе говорил.

– Ева! Она протягивает ему тоненькую, белую как бумага ручку с аккуратным свежим маникюром. Он берёт её в свою широкую лапу осторожно, словно боится задавить пойманную бабочку.

– Тимур!

Он долго не отпускает руку красавицы, одновременно пытаясь победить хаос, возникший в голове.

Что происходит?

Это тот человек, которого имел ввиду Глеб?!

Этого человека он нанял, чтобы внедрить в фирму?!

Это человек, который является лучшим (по словам Глеба) в такого вида делах?!

Это его, этого человека, порекомендовали Глебу надёжные люди?!

Эта смазливая, пахнущая ароматом фиалок бабёнка и есть этот человек?!

– Я правильно понимаю, что вы хотите на нас работать? – восторженно спрашивает Тимур, словно ему только что предложили руку и сердце.

– Не совсем так. Это вы меня нанимаете, чтобы я работала на вас… – улыбается рыжая и в её голосе слышится деловая хватка.

– И у вас есть опыт в такого рода делах?

Рыжая переводит взгляд на Глеба, мол, скажи ему сам.

– Ну да, я же тебе говорил…– вступает Глеб – у Евы очень хорошее реноме и нам её рекомендуют уважаемые люди.

– Ладно! – Тимур поднимает к верху широкие ладони. – На этот счёт больше никаких вопросов. Дальше будет видно по результатам. А вы знаете? Я даже рад, что в нашей команде теперь такая очаровательная женщина. – Это уже подкат, который он и не собирается вуалировать.

– Давайте выпьем и поговорим. Ева, вы что будете?

***

Разговор за ужином больше тянет на романтическо-бытовой. Тимур сделался не в меру красноречивым. Он постоянно шутит и пытается, острить, что у него получается всегда не очень. Дело в том, что красивая женщина и работа это те две параллельные прямые, которые никогда не пересекаются в голове Тимура.

Глеб, в отличие от своего ветреного товарища, старается удерживать в голове мотив встречи и уже несколько раз за битый час безуспешно пытается перевести разговор в деловое русло.

– Я слышал, что женщины с зелёными глазами очень страстные в любви. Это правда? – Довольный раскрасневшийся как варёный рак Тимур держит в руках очередной початый стакан, в то время как уже второй графин вискаря приказал долго жить.

– Всё это относительно. Наверное тому кто это сказал было что с чем сравнивать. – красавица нисколько не смущается скабрезным речам потенциального работодателя и с охотой поддерживает беседу. – Если вы задаёте такой вопрос, значит у вас просто недостаточно опыта.

– Что? – Тимур давится вискарём и прыскает в свой стакан. Вот это наглость. Говорить в лицо мужику, что у него мало опыта это верх безбашенности со стороны бабы. Странно, но эта раскованность и смелый прямой взгляд зелёных глаз поднимают на неведомую высоту и без того зашкаливающее либидо Тимура.

– Тимур Эрикович, это уже перебор. Не забывайте, что у нас деловая встреча. – Произнося эти слова, Глеб почему-то виновато смотрит на Еву, как отец, которому стыдно за поведение сына.

– Извините, Глеб Викторович, при виде красивой женщины мозги начисто отключаются – поясничает опьяневший Тимур.

«Клоун хуев! – молча негодует Глеб, глядя то на осоловевшего товарища, то на рыжую красотку. – Да что с него взять? Он всю жизнь был в роли сторожевого пса. Он даже и понятия не имеет, как зарабатываются те самые деньги, на которые живёт не только он, а дай Бог будут жить его правнуки, если он их конечно заимеет. Сейчас, когда над этим безоблачным будущим сгустились тучи, вместо того чтобы сосредоточиться на деле он пропадает под чарами этой тёлки».

Глеб и сам поймал себя на том, что не может отвести глаз от этой рыжей бестии, от её пленительной улыбки, филигранно выточенной фигурки, грациозной осанки, гордо поднятого остренького подбородка.

«Как бы нам с ней не вляпаться. Но что делать, думать надо было раньше. Кто же знал, что нам подсунут такую бомбу».

В общем, сама деловая беседа, ради которой и назначалась эта встреча, получилась поверхностной, смазанной. Виной всему, конечно же, оказалась шокирующая внешность будущего агента. Любвеобильный Тимур растаял как кусок маргарина на раскалённой сковороде, а Глеб, хоть частично и был готов к такому повороту, всё же находился в состоянии лёгкого шока. В этих сумбурных переговорах больше походивших на романтический вечер двух видавших виды ловеласов и прекрасной гетеры в предвкушении бурного тройничка, Глеб узрел как плюс, так и минус. Собственно всё уже было решено и обговорено заранее. Эта встреча предназначалась для того, чтобы посвятить в дела Тимура, и не важно, как он усваивает эту информацию. В конце концов, это его дело, тем более, что детали ему и не нужны. В операционной деятельности «Олимпа» он понимает не больше чем борец смешанных единоборств в большом балете, и все вопросы по внедрению своего человека в организм фирмы Глеб продумал лично. Минус состоит в том, что Тимур запал на нового сотрудника. Глебу это ясно как день, он знает этого искателя приключений более двадцати лет. Нижняя голова Тимура, гораздо чаще, чем верхняя задаёт тон его жизненным поступкам. Глебу не хватило бы пальцев на руках и ногах, чтобы перечислить все нелепые ситуации, в которые попадал его друг и деловой партнёр, из-за болезненного влечения к слабому полу. Сколько раз очередная красотка, вскружившая голову этому азиатскому недошейху, вылизывала и высасывала из него очередную тачку, квартиру, или обнуляла его текущий банковский счёт. А как его обчистили шлюхи тогда в две тысячи третьем, когда они всей компанией катались по Средиземному морю на круизном лайнере? Тимурчик остался без денег, телефона, а главное без паспорта. Сколько сил и средств тогда пришлось употребить, чтобы в очередной раз вытянуть этого огромного недоумка из очередной жопы. Да и срок свой тогда по молодости он тоже из-за бабы получил. Решил поломать из себя героя. В итоге сломал несколько кавказских клювов и с десяток рёбер в кабаке. Его тёлке видите ли не понравилось как на неё смотрят парни с соседнего столика. Один из грачей получил серьёзное сотрясение и Тимурчик угодил за решётку на пять лет. Девица эта, кстати, сразу же слилась и даже на суд не пришла к своему рыцарю. Ему бы ещё тогда понять, что является источником всех его злоключений. Ан нет, его по сей день как щенка на поводке таскает за собой нижняя голова.

Вот и сейчас он растекается как сморчок по дереву, вместо того, чтобы сосредоточиться на деле. Но горбатого могила исправит. Единственное, что беспокоит Глеба это то, что Тимур будет пытаться крутить с Евой шашни. Помешать он ему ничем не сможет. Задушевные разговоры о том, что не стоит смешивать дело с бездельем здесь не помогут. У его старого товарища одна извилина и та ниже пояса. Осталось надеяться на деловую этику этой девицы. На неё он попытается повлиять. Только попытается, потому что Тимур по факту является для неё таким же работодателем.

 

Вот и сейчас по правилам делового этикета она должна уйти первой. Глеб не хочет оставлять их вдвоём.

– Итак, Ева, давайте пробежимся по нашим ближайшим задачам! – Глеб бесцеремонно обрывает очередной анекдот Тимура в самой его кульминации. Молодой любовник, на какое то время так и застывает с открытым ртом и с жареной креветкой, которую он по простецки держит между толстых пальцев. Он словно внезапно обнаружил, что кроме них с Евой за столом сидит третий человек.

– Четырнадцатого в среду мой первый рабочий день. В отделе кадров всё улажено? Руководство в курсе? – Рыжая красотка мгновенно перестраивается на деловой тон.

– Да, старая секретарша с завтрашнего дня увольняется. Мы с ней поработали немного, дали ей хорошую компенсацию. Директор наш её очень ценил, но она ссылается на больную мать к которой вынуждена ехать на Украину. Вас уже порекомендовали, как бы от третьих лиц. Собеседования не будет, директор просто оценил ваши деловые качества по предъявленному фото. – Глеб и Ева улыбаются, а скуластое лицо Тимура, напротив, делается мрачным.

– О Кей, значит четырнадцатого я непосредственно приступаю к работе…

– Договорились! Дальше будем действовать по обстановке, в соответствии с информацией, которая будет поступать от вас. Может есть ещё вопросы? – Этой фразой Глеб даёт новой сотруднице тонкий намёк, что ей пора откланяться.

Она ухватывает пожелание нового работодателя на лету.

– Возможно, они появятся по ходу дела, но пока всё ясно. Вы извините, я могу сейчас удалиться, а то у меня ещё пара встреч.

– Безусловно! – обрадованный Глеб тянет Еве руку.

Расстроенный Тимур долго смотрит ей в глаза, а потом, прижав её ладошку к губам, бесцеремонно долго её целует, так что красавица смущенно улыбается.

– Было очень приятно познакомиться! – Тимур, наконец-то отрывает губы от белой ручки. Надеюсь, скоро встретимся…

– Взаимно!

Тимур продолжал таращиться на стеклянную дверь ещё минуту после того как танцующие бёдра рыжей куколки скрылись за её створом.

Повернувшись к столу, он наливает себе полный стакан виски и долго пьёт его медленными глотками. Рукой выдёргивает подложенный под мясо зелёный лист, суёт его в рот, жуёт, двигая челюстями как корова. В узких глазах тлеют угольки.

– Эх Тимур, бабы не доведут тебя до добра! – качает головой Глеб.

– Кончай! – Тимур машет огромной лапой, словно отгоняет от стола муху. – Так ты её под Лёху подложить хочешь?

– Не я, а мы! Мы вместе Тим, не забывай. Не только под Лёху, а под всех под кого МЫ посчитаем нужным.

На этот раз за шлифованными стёклами очков Глеба проблёскивают два кусочка льда. В его изменившемся голосе чувствуется металлический холодок.

Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.