Общий врагТекст

Оценить книгу
4,0
5
Оценить книгу
2,0
1
0
Отзывы
Читать 100 стр. бесплатно
370страниц
2014год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

«Поворачиваем», – опять жестом показал я.

Рикки, шедший первым, будто ожидал этого приказа – сразу заложил вираж. Инга, замыкающая, на ходу развернулась, не переставая контролировать сектор местности, за который отвечала.

2. В гостях у чародейки

Дверной звонок затрещал на всю квартиру. Аглая, пятнадцатилетняя девочка с русыми косами, дочь лидера Профсоюза магов Сергея Борисова, проще говоря самого главного волшебника Зелёного Города, сразу побежала открывать. На пороге в синих обтягивающих джинсах и белой зимней куртке стояла её любимая и самая близкая подруга Лика Ахромеева. Чёрные волосы волной спадали на откинутый капюшон, красивые карие, почти чёрные глаза весело смотрели на девушку. Через плечо у Лики висела большая синяя прямоугольная сумка с изображением тощего юноши в пиджаке, рубящего мечом каких-то монстров.

– Привет, – радостно сказала юная волшебница, привстала на цыпочки и поцеловала Лику в щёку.

Та благосклонно приняла поцелуй, но тут же извернулась и чмокнула Аглаю прямо в губы. Волшебница засмеялась. Лика была старше её почти на семь лет. Аглае совсем скоро должно было исполниться шестнадцать – возраст совершеннолетия в Колонии. Так что взрослая и красивая подруга смотрелась не так уж необычно рядом с ней.

– Проходи, – сказала она.

– Отца дома нет? – спросила Лика.

– Не-а, и не скоро вернётся. Может, завтра. Проходи.

Лика кивнула, повесила свою курточку на вешалку, осталась в одной клетчатой рубашке, подчёркивающей грудь идеальной формы, и синих джинсах, обтягивающих бёдра. Только Лика сделала шаг за Аглаей, как сразу отшатнулась. Прямо у нее перед лицом пролетели три светящиеся бабочки, распыляя за собой «хвост» оранжевой пыльцы, прямо как кометы.

– А что это? – осторожно спросила она.

У каждого животного в Мире Колоний есть свои магические способности, иначе бы их всех нечисть давно сожрала, но вот светящихся бабочек Лика видела впервые.

– А, это…. Да не обращай внимания, пустяки, обыкновенные светлячки. Пойдём, – и волшебница нетерпеливо повела Лику за собой.

Восемь месяцев назад дочь главного мага Зелёного Города увидела Лику на репетиции рок-оперы «Дорога без возврата», поставленной по мотивам фэнтезийной саги «Ведьмак». С тех пор юная волшебница была буквально очарована прекрасной певицей, игравшей роль Йеннифэр.

Лика следовала за подругой, с любопытством оcматриваясь по сторонам, но ничего необычного больше не попадалось, хотя…

– А что это там, кабинет отца?

Сквозь приоткрытую дверь были видны разбросанные по полу и рабочему столу разноцветные кристаллы, мутные и прозрачные стеклышки, железки, металлические штыри, откуда-то исходило сильное голубое свечение.

– Да, там он занимается своими делами, – Аглая пренебрежительно махнула рукой, на запястье сверкнул браслет Профсоюза магов: три переплетающиеся виноградные лозы шириной сантиметров десять, – я особо не вникаю, ничего особо интересного тут всё равно нет.

Лика ни разу не была у Аглаи, и ей было чрезвычайно интересно. Из комнаты отца донеслось раскатистое мелкое громыхание, знакомое любому человеку.

– Там что – змея? – возбуждённо проговорила Лика.

– Да нет, это лиана, – отмахнулась Аглая, – папа развлекается. Ничего интересного, потом, если хочешь, покажу. А сейчас иди сюда.

Аглае очень хотелось поделиться новостями и похвастаться тем, что она нашла. Ведь она выполняла просьбу подруги. Хоть для этого ей и пришлось залезть в книги, которые отец ей пока запрещал.

Аглая завела подругу в свою комнату, ничем не отличающуюся от комнат других дочерей таких же влиятельных людей Колонии. Яркие цветы на подоконнике, почти все хищные, плакаты и фотографии певцов с Внешней Земли, диван, стол, заваленный книгами, шкаф с одеждой, но было тут и одно сокровище – ленточный магнитофон. Золотой. В смысле в золотой оплётке, защищающей электронику от помех в Мире Колоний.

– Присаживайся, – показала Аглая на диван.

Лика села и улыбнулась.

– Надеюсь, ты сделала то, что я просила, – скорее утвердительно, чем вопросительно, сказала она.

Волшебница улыбнулась в ответ, порылась в столе, достала ручку и тетрадь.

– Вот смотри. – Аглая села на диван, подобрала под себя ноги и положила на согнутые колени тетрадь, в которой стала рисовать. – Это, – она начертила что-то похожее на цветок ромашки с тремя лепестками, – руны, или символ воздействия.

– Какого воздействия?

– На человека. Вот смотри, эти три завитка означают разум, душу и тело, – Аглая показала на лепестки «ромашки», – если внутри завитка начертить особый знак, можно повлиять на одну из этих составляющих человека.

– Или на все сразу, – подхватила Лика.

– Да, но это трудно, человек может полностью потерять волю, и им нужно будет постоянно управлять. А эта руна, как я поняла из отцовой книги, мягкого подчинения.

– Вот оно что.

– Да, – кивнула Аглая, – а теперь дальше смотри, – она нарисовала две параллельные линии, пересекла их ещё двумя. Получился квадратик, стороны которого выходили за саму фигуру. – Это тоже символ управления, только, для чего он нужен и как конкретно действует, не пойму, – девушка почесала голову карандашом. – Ну, в общем, в книге говорится, ой… ну как тебе объяснить, что кто-то заперт внутри заклинания, а это руна и есть заклинание. Понимаешь?

– Примерно.

– С ним можно что-то делать?

– К примеру, на атомы разложить? – Певица усмехнулась.

– Ну Лика, это же условность. Я думаю, с помощью этой руны тоже как-то накладывается власть на человека.

– Чтобы им управлять? – подхватила идею Лика.

– Да, скорее всего.

– Что ещё нашла?

– Нет, это всё, – грустно ответила Аглая. – Понимаешь, в тех набросках, которые ты мне принесла, есть символы похожие на те, что я нашла в книгах отца, но те это руны, которые видел Виктор, или нет, не знаю. В них ведь каждая линия или завиток важны. Могу только сказать, что все эти знаки сгруппированы в книге отца под названием «южные руны».

– Вот как?

Два месяца назад, когда брат Лики ездил вместе с делегацией в Южную Колонию, с ним произошел очень неприятный случай, можно даже сказать беда, имевшая прямое отношение к этим рунам.

– Если хочешь, я их все перерисую в тетрадь и отдам тебе.

– А не проще самого Виктора позвать сюда посмотреть? – подытожила Лика.

Аглая испуганно посмотрела на подругу: она была храброй девочкой, но показывать кому-то магические книги отца, одного из сильнейших магов Города, было рискованно. Аглая и так рисковала, когда копалась в них. Нет, всё-таки в том, что твоей отец маг, есть и свои минусы.

– Нет-нет, – успокоила её Лика, – раз это неудобно для тебя, никого звать не будем. Ты просто перерисуй все знаки, которые показались тебе похожими на те, которые описывал Виктор, и отдай мне. Ладно?

– Хорошо, прямо сейчас и займёмся.

Аглая выбежала из комнаты, через минуту вернулась с книгой в твёрдой обложке с белым, недавно отпечатанным переплётом. Словом, никак не походившей на учебник магии, как его описывают в фэнтезийных книгах.

Положив книгу на свой учебной столик, Аглая села и стала старательно копировать нарисованные в ней знаки в тетрадь.

– Знаешь, – сказал она подруге через полчаса работы. – А ещё все эти руны у отца идут в разделе «местное колдовство».

– То есть? Неандертальцев, снежных людей, что ли?

Лика, пока юная волшебница рисовала, сидела на диване и листала журнал с Внешней Земли о каких-то модных там нарядах.

– Не знаю, так у отца было записано. – Аглая, высунув от усердия язык, прочертила последнюю линию. – Готово, – победно крикнула она, схватила тетрадь и бросилась на диван к Лике. Прижалась к ней крепко, погладила по бедру.

– Аглая, милая, я правда сейчас не могу, – виновато сказала Лика.

– Как, – девушка стрельнула в подругу обиженно-возмущённым взглядом, – я что, что-то сделала не так?

– Дорогая, – перебила её Лика, обняла за талию, нежно поцеловала в губы и зашептала на ушко: – Ты всё сделала великолепно, лучше и быть не могло. Причём многим ради этого рискнула, я тебе очень благодарна, но сейчас мне правда надо уходить, у меня важное дело, от него многое зависит. Но я вернусь.

Аглая игриво улыбнулась.

– За тобой должок!

– О, еще какой!

Лика снова поцеловала подругу в губы и тихо сказала:

– Девочка моя, большое тебе спасибо, я тебя отблагодарю сполна…

Аглая улыбнулась, она была так счастлива, что даже не спросила, что у Лики, куда она так спешит. Лика быстро накинула куртку и вышла из квартиры Борисовых, улыбаясь своим мыслям. Она знала, о каком долге говорила Аглая, о чём она мечтает: девочка думает о её брате. Только никогда она его не получит, он ведь ей нужен не на одну ночь, а навсегда и весь целиком. Обойдётся.

Лика шла по тёмным, грязным переулкам, очень напоминавшим заброшенные Северные Развалины, но находившимся, тем не менее, на территории Города. В таких местах легко столкнуться с грабителями и убийцами. Разгильдяи и бездельники со всей Колонии, не желающие работать, ошивались в Зелёном Городе в поисках лёгких денег. Но Лика не боялась нападения. Старенький плоский пистолет ТТ в сумке надёжно защищал от любых опасных личностей. Она не просто так гуляла среди замусоренных дворов, здесь у неё была назначена встреча. Свернув за угол, брезгливо морщась и стараясь не подходить к загаженной стене, вонявшей мочой, она дошла до условленного знака – старого проржавевшего холодильника с остатками белой эмали. Он валялся у покосившегося заборчика, в куче всякого хлама, загораживая проход и превращая подворотню в тупик. Где-то сбоку горел тусклый фонарь, единственный источник света в этих мрачных трущобах.

Лика встала в узкую полоску света и начала ждать. Ждать пришлось недолго: вскоре в конце переулка появились трое человек. Двое остановились поодаль, а один подошёл к ней. Когда он вошёл в полосу света, Лика увидела, что это женщина. В зелёной юбке и грязно-серой накидке. Волосы у неё были зеленоватого оттенка в цвет юбки и наводили на мысли о плесени или мхе.

 

– Здравствуйте, – сказала женщина.

– Здравствуйте, – ответила Лика, – пришли наконец.

– Ну да, пришлось немного задержаться. Зато у меня есть кое-что интересное для вас.

– Так показывайте быстрее, – не вытерпела девушка.

Женщина извлекла из-под накидки толстую тетрадь в коричневой обложке и протянула её Лике. Та быстро взяла, пролистала. Страницы были испещрены различными знаками и сопровождались текстом, написанным от руки. Всего было исписано меньше трети тетради.

– Это всё? – удивлённо спросила Лика.

– Да, это всё, что вас интересовало, разумеется, только то, что смогла найти. Сами понимаете, колдовать вне Профсоюза магов запрещено. То, что я сделала, это большой риск.

– Вся ваша жизнь – рискованное дело. Теперь деньги, как я понимаю?

Лика уже открыла сумку – её подарил брат, принёс из рейда в Северные Развалины, и этим подарком она очень дорожила.

– Вот насчёт этого я и хотела поговорить, – замялась женщина, за миг до этого алчно заглянув в раскрытую сумку.

– Больше оговорённой суммы я денег не дам.

– Нет, ну что вы, – начала юлить женщина. – Как можно? Цена останется прежней. Мы ведь все слышали, как вы поёте в «Дороге». Это просто великолепно!

– Хотите мне сделать скидку? – улыбнулась Лика.

– Увы, нет, я же сказала, цена заказанной услуги не изменилась. Но вы ведь понимаете, вы человек известный, и если кто-то узнает, что вы делаете что-то противозаконное…

– Послушай, ты, сука, – Лика вцепилась в руку нелегальной ведьме, – если ты кому-нибудь вякнешь или намекнёшь, что ты что-то для меня доставала, первой, кому от этого станет очень хреново, будешь ты! Поняла?

– Мальчики! – вскрикнула женщина.

Двое ожидавших поодаль мужчин быстро подбежали на голос. Это были здоровенные короткостриженые парни в кожаных куртках, очень похожие друг на друга. Лика оттолкнула женщину, успев вырвать у неё тетрадь, и сказала металлическим голосом:

– Стоять!

Парень, который бежал первым, напоролся на её взгляд и остановился. А женщина-ведьма заметила, что Лика запустила руку в сумку.

– Ты жив, – тем временем сказала певица громиле, к которому был прикован ее взгляд, – только потому, что я не хочу портить хорошую вещь, – девушка мотнула рукой в сумке. – А теперь быстро развернулись и исчезли отсюда, пока я добрая!

– Мальчики, что вы стоите, – взвизгнула ведьма в драной накидке и попыталась вцепиться в руку девушке.

Та быстро отступила на шаг, выхватила пистолет. Звук выстрела эхом отразился от стен и рванул барабанные перепонки. Все замерли. Лика выстрелила в бандита, застывшего в нескольких шагах от нее, но ничего не произошло. И лицо у него было такое же удивлённое, как у обеих женщин.

Лика первая пришла в себя и выстрелила ещё раз и ещё. За две секунды она четыре раза нажала на спусковой крючок. Эхо выстрелов слилось в единый грохот. Никто не попытался помешать ей выстрелить. А громила, в которого она целилась, какое-то время еще продолжал стоять, а потом вдруг пошатнулся и рухнул навзничь на асфальт. На животе у него расползалось тёмное пятно.

Пуля калибра 7,62 мм, при высокой пробивной силе, имеет весьма слабое останавливающее действие. И всё-таки пять сквозных ран в живот – это много для человека.

Ведьма вдруг пискнула:

– Бежим!

И бросилось прочь, за ней второй её провожатый рванул следом. Лика, ошарашенная происходящим, опомнилась, только когда парочка уже собиралась свернуть за угол. Она успела дважды выстрелить, и патроны в обойме кончились, но, попала или нет, не разглядела. Затем спокойно положила тетрадь в сумку и тоже побежала прочь из подворотни.

На широком проспекте, куда выходила улочка, уже поднялся переполох из-за стрельбы. Лика слышала крики, призывы милицейских{ Милицейские – работники органов правопорядка в Колонии.} на помощь, споры тех, кого разбудил грохот выстрелов, и громкую брань. Девушка на минуту притормозила, попыталась успокоить дыхание и, не торопясь, вышла на широкую освещённую улицу. Позади неё на перекрёстке уже собралась толпа, пока небольшая – человек тридцать. Некоторые были вооружены, милицейских пока не наблюдалось. Лика украдкой огляделась по сторонам и не спеша пошла по тротуару в обратную сторону от шумной толпы. По обеим сторонам улицы возвышались кирпичные пятиэтажки, из форточек которых торчали трубы буржуек или дымоходы кухонных печей. Многие окна были закрыты деревянными ставнями – стекло пропускает много тепла. Горящую лампочку сквозь дерево не увидишь, так что, проснулись или нет жители квартир, понять было невозможно. Зато сквозь деревянные ставни никто не увидит одинокую девушку, бредущую по улице.

Лика по большой дуге обошла Южный рынок. Дома на её пути были сплошь деревянные с многочисленными пристройками и стояли вплотную друг к другу. Асфальтом была покрыта только одна дорога, ведущая от Южного рынка к Центру. Лика полчаса пробиралась по захудалым дворам, чуть не порвала джинсы, испачкалась в грязи до колен, промокла насквозь, к тому же её дважды облаяли собаки.

Кипя от злости, проклинающая ведьму, её охранников, не спящих жителей Кирпичного проспекта и весь Южный квартал заодно, она, наконец, пробралась к грязным закоулкам с тыльной стороны многоэтажек Разъезжей улицы, куда жители домов выбрасывают мусор.

Последним рывком Лика вырвалась на Разъезжую улицу. Она была такая же широкая, хорошо освещённая и заасфальтированная, как Кирпичный проспект, и тянулась прямо от Восточных ворот. По ней запросто можно было минут за двадцать добраться до дома.

Лика так и собиралась сделать, но уже в Центре не удержалась и повернула в «Спираль», хотя в последнее время крайне редко туда заходила – мешали тяжелые воспоминания. Но ей просто необходимо было снять стресс после всего произошедшего, как-то развеяться. Сердце до сих пор колотилось как бешеное, колени дрожали. Правда, когда Лика проходила мимо военной части, где располагался гарнизон Зелёного Города, моментально забыв о слабости, она бросилась бегом. Почему-то показалось, что часовые на КПП догадались, что она только что застрелила человека, как-то разглядели пистолет ТТ сквозь ткань сумки и сейчас её остановят и обыщут. Дежурные гарнизона не обратили внимания на неё. Обычное дело: богатенькая дочка какого-нибудь чиновника из Администрации спешит на ночное развлечение. Хотя, даже если бы её задержали, ничего особо страшного не случилось бы. За убитого бандита ей бы точно ничего не сделали, а вот из-за связи с незарегистрированной в Профсоюзе ведьмой могли возникнуть проблемы. Брат в любом случае заступился бы за неё и помог уйти от ответственности, но Лика просто не хотела создавать ему лишние проблемы.

Лика вошла в жёлтое четырёхэтажное здание. «Спираль» – это не просто клуб для отдыха, место, где можно приятно провести время. Это целый торгово-развлекательный комплекс, где оказывают разные очень дорогие услуг. Здесь есть пара шикарных ресторанов и несколько забегаловок, ателье, фотосалон и даже автомастерская, обслуживающая немногие частные автомобили Зелёного Города. До недавнего времени был ещё концертный зал, где в том числе ставили рок-оперу «Дорога без возврата», но после трагических событий прошлого года труппа переехала в другое здание, а концерты вообще прекратились.

Лика зашла в ресторан «Аметист» на первом этаже, довольно популярное место, обставленное не без роскоши, хотя и не самое дорогое в «Спирали». Окинув зал, Лика села за столик в самом дальнем углу, под светильником в форме подсвечника. Ресторан был полон, такие заведения вообще работают исключительно ночью, чтобы экономить электричество, и посещали их только те, кто может не вставать засветло на работу.

К столику Лики сразу подбежал официант в белой отглаженной рубашке.

– Доброй ночи, Лика Александровна, – поздоровался он, – рады вас видеть.

– Доброй ночи, Женя.

– Вы с репетиции? Просто вид у вас немного измученный.

– Ну да, – согласилась девушка, – устала немного.

– Хотите расслабиться, может, закажете что-нибудь выпить. Вино, коньяк.

– Неси абсент, – махнула рукой Лика, – только немного совсем. И поесть чего-нибудь.

– Что выберете?

– А разве есть тут что-нибудь, кроме картошки с мясом?

– Ну почему же, есть прекрасный луковый суп с сыром. Рыбные тефтели, спагетти с томатным соусом…

– Ну ладно, убедил, неси что-нибудь на твой вкус, только побольше. Есть хочется жутко.

За столиком неподалеку весёлая компания из двух парней и трёх девушек, расположившись на широком диване, по очереди всасывала из трубочки белый порошок, рассыпанный на меню. Лика пренебрежительно фыркнула, глядя на них, ей как раз принесли заказ. Она достала из сумки флакон, капнула две капли в рюмку с зелёной жидкостью, после чего одним глотком выпила крепкий напиток. По телу прокатилась тёплая волна, мышцы расслабились, пришло ощущения покоя и наслаждения. Лика быстро успокоилась, она уже почти забыла о том, что произошло в подворотне. Так приятно было сидеть, уютно устроившись в мягком кресле. Уходить, и даже просто двигаться не хотелось, но бесконечно же тут оставаться нельзя. Девушка неторопливо и с удовольствием съела принесённые тефтели со спагетти и, расплатившись, вышла. Причём Лика настолько расслабилась, что даже не заметила, как официант втянул воздух над её руками, когда она отдавала ему деньги.

3. Снежная пустыня

Ровной цепочкой мы скользили друг за другом по снегу, небо было затянуто тучами, начал сыпать мелкий снежок. Это было нам на руку, заметало следы. Ориентироваться приходилось только по компасу и внутреннему чутью. Об использовании магических приборов не могло быть и речи. Мы едва успели передать второй группе, что изменили маршрут. Я приказал Гаврику использовать любую возможность, чтобы прикрыть нас от магической слежки или хотя бы предупредить о ней. Я использовал все способы, чтобы прокладывать точный маршрут на этом гладком снежном покрывале: отсчитывал шаги, запоминал направление движения и, разумеется, прислушивался к своей интуиции, которая меня редко подводила. Конечно, будет дьявольски обидно всё-таки заблудиться и просто замерзнуть. Но я считал риск оправданным, южане тоже не дураки, знают местность лучше любого из моих разведчиков, а главное, они опередили нас на несколько ходов, поэтому идти по явным ориентирам, делать то, что ожидает от нас враг, было ещё опаснее.

Мы уже достаточно углубились в степь, когда я опять приказал повернуть. Теперь, если я не ошибся в расчетах, оставалось только проехать несколько километров по прямой и надеяться, что вторая группа добралась до нового места встречи нормально и без хвоста. Эти бескрайние просторы, где не за что зацепиться взглядом, некуда спрятаться, почти невозможно запутать след, действовали на меня угнетающе. Гладкое, чуть бугрящееся снежное поле напоминало море, которого я никогда не видел и знал только по картинкам. Оно не давало защиты, не давало укрытия. Мы прорезали его лыжнёй и казались такими маленькими, незначительными. Эти степи очень сильно отличалась от привычных мне дубрав, полей и рощ родной Колонии. Хоть я этого и не показывал, мне было страшно, потому что, если южане сядут нам на хвост, уйти от них вряд ли получится.

Саша Загорный со своими разведчиками добрались нормально, а вот я всё-таки промахнулся примерно на полкилометра. Хорошо хоть вывел группу в зону нормального действия радиосвязи. Игла первая заметила, что мы отклоняемся от маршрута, и сообщила мне. Я связался с Загорным по полевой рации. Через пятнадцать минут ночным зрением я разглядел в серой мгле трёх человек, идущих нам навстречу. Два отряда встретились, группа объединилась ко всеобщей радости. Разведчики поздоровались, обнялись. Чуть задержали объятия Игла и Коля. Девушка что-то шептала на ухо Викингу, скинула с него капюшон и запустила руки в густые соломенного цвета волосы. И он еще крепче её обнял. За спиной у него висел старинный длинный меч с выгравированными на рукояти рунами, передававшийся из поколения в поколение мужчинам-воинам в его роду. И использовать меч по назначению Коля отлично умел.

Я отвёл Сашу в сторону, чтобы послушать, что случилось с его отрядом на маршруте. Ничего интересного Загорный мне не рассказал, но обеспокоенность ситуацией выразил. Вообще, было непривычно и немного забавно видеть обеспокоенность на лице Загорного. Всегда спокойный, рассудительный, уверенный, теперь он явно тревожился. Меня почему-то взволнованное лицо заместителя, наоборот, развеселило.

– Не переживай, Сашок, прорвёмся, – весело сказал я ему и похлопал по плечу.

Может, на него тоже Южные степи скверно действуют?

Группа уже в полном составе построилась в привычный боевой порядок, чтобы снова отправиться в путь, накручивая петли, уходя от преследования и избегая возможных засад.

 

Боевой порядок, которого я всегда стараюсь придерживаться, независимо от того, каким строем идёт группа – колонной или обратным треугольником, был таким: Рикки – передовой дозорный, за ним Коля Викинг, страхующий идущего первым дозорного, затем я, командир группы, за мной Гаврик – магическое прикрытие и связь, потом Саша Загорный, он же левый дозорный, сменивший свой дробовик на пулемёт Калашникова. Нехорошо, конечно, замкомандира группы назначать пулемётчиком, но больше подходящих кандидатур не было. За ним бежала снайпер Инга – правый дозорный. И замыкающий – Вовка Орлов с десятизарядным дробовиком «Защитник» производства ЮАР (странное название для оружейной фирмы), который получил во временное пользование от Саши. С недавнего времени каждая разведгруппа старается обязательно брать с собой хотя бы один дробовик.

Только мы отправились в путь, разыгралась метель, настоящая, не магическая. Гаврик это точно определил. Эх, вот такой бы ветер поднялся, когда мы базу покидали, а лучше даже чуть пораньше, тогда никто бы нас ни за что не нашёл. Закон подлости.

– Это откат, командир, – на бегу шепнул Гаврик, стараясь не сбить экономное дыхание.

– Не понял…

– Кто-то начудил с погодой, а природа этого не любит.

М-да… Ну, что бы ни случилось, главное, чтобы это было нам на руку.

Первым сквозь пургу продирался Рикки, и сказать, что он бодро работал ногами, – значит сильно погрешить против истины. Под порывами ветра шатались даже широкоплечие Сашок и Коля, не говоря уже о худосочном Гаврике. Я приказал Викингу сменить Рикки. Даже я, хоть и успел перехватить пару-тройку часов сна, начал не то чтобы выдыхаться, но уже чувствовал усталость: дыхание сбивалось, сердце громко колотилось в груди, пот налезал на глаза, а одежда под бронёй была насквозь мокрая. Одно утешение, что тем, кто нас выслеживает, сейчас так же хреново.

Я уже собирался объявить привал и приказать зарываться в снег, когда снегопад внезапно прекратился, как отрезало. По снегу полоснуло чем-то ярко-жёлтым, впереди на горизонте разгорался рыжий огонь. В снежной степи начинался рассвет.

Рассвет – это всегда красиво, но любоваться пейзажем нам было некогда, как и отдыхать, хотя отдых был необходим. Солнечные лучи больно резали перестроившиеся на ночное зрение глаза. Эта проблема касалась не только меня. Все, кто хорошо видит в темноте, после восхода солнца на несколько часов практически теряют зрение. Нужно было сделать остановку, пусть и с риском, если мы недостаточно далеко ушли от преследователей. О том, что мы вообще можем не уйти от погони, я старался не думать. Лишь бы группа эвакуации вовремя подоспела.

Ребята вырыли в снегу небольшое углубление, в котором и устроились. Огня разводить не стали, перекусывать тоже, просто сбросили с себя лишнее снаряжение. Дежурить в первую очередь я поставил Вовку Орлова. Он тоже видит в темноте, но гораздо хуже остальных, так что потерпит три часа. Сменять его должна была Инга, но это на всякий случай, чтобы Орлов хотя бы часок поспал. А так трёх часов достаточно, чтобы все отдохнули, и глаза успели потерять излишнюю чувствительность к свету.

Коснувшись головой армейского рюкзака, я моментально уснул. Даже не почувствовал, как Вова засыпает меня снегом. Но затем, как мне показалось всего через несколько секунд, я услышал далекие хлопки – звуки выстрелов. Открыл глаза: судя по наручным часам, проспал два с половиной часа – не так уж мало, просто уснул мёртвым сном.

Вокруг зашевелились остальные разведчики, стряхивая с себя снежную крупу. Солнце высоко взошло, но больше не резало глаза. Я огляделся по сторонам и обнаружил, что звуки стрельбы разносятся не над полем, а слышатся из большой рации, которую держит в руках Вова. Он оставил свой пост в пятидесяти метрах от ночёвки и пришёл к нам. Сквозь треск помех и шум далеких выстрелов я сумел расслышать отрывочное сообщение:

– …группа «Тюльпан»… «Тюльпан». Все кто слышит!.. Бой на ориентире № 3… осталось трое, боеприпасов почти нет… Уходили от преследования и попали в засаду. Противников около десяти, к ним может подойти… кто слышит, уходите от ориентира № 3…

Связь оборвалась.

– Накрылся «Тюльпан», – первым нарушил молчание Коля.

– Связь заглушили, – вмешался Гаврик.

– «Тюльпан» в ловушку угодил, но это был голос не Халмакова, – сделал вывод Загорный. – Похоже, их командир уже всё. Жалко парней!

– Все они уже всё, – мрачно добавил Викинг.

– Ориентир № 3,– вслух прикинул я, – это от нас километров пять на север. Там ещё небольшая возвышенность, а за ней распадок.

Я раскрыл карту, чтобы свериться. Ну точно, пять с половиной километров, возвышенность, за ней овраг и груда камней, тот самый ориентир № 3.

– Что будем делать, товарищ капитан? – официальным тоном спросил Рикки, но так, чтобы его отношение к сложившей ситуации было ясным.

Я пристально посмотрел на него, Рикки отвёл глаза, но вопрос остался висеть в воздухе. В идеале нам следовало обойти место боя и не ввязываться ни в какие стычки. Но ведь там сейчас свои, не просто наёмники, а коренные разведчики, и они в опасности. Ну а если к южанам придёт подкрепление, своим мы не поможем, а попросту погибнем. Мёртвые не отомстят.

Я оглядел свою группу, каждого из них я знал достаточно давно и доверял, как себе самому. Саша Загорный и Коля Викинг – опытные, понимающие парни, Сашок постарше, он более сдержанный, обстоятельный, а Коля слегка безбашенный. Но оба они хорошо понимают преимущества отхода без боя и, возможно, даже предпочли бы этот вариант на моём месте. Но и оставлять товарищей в беде им не хочется. Поэтому ждут моего решения.

Инга-Игла. Ей всё равно, но пострелять она, конечно, не прочь.

Гаврик с виду – тщедушный интеллигент, но на самом деле крепкий парень с твёрдым характером. Он тоже понимает, что целесообразнее отступить, но будет искренне рад, если попытаемся оказать помощь разведчикам.

Рикки, конечно, рвётся в бой, жаждет всех спасать и защищать, юношеская удаль из одного места не выветрилась. А вот Вова Орлов – не знаю, его я «читать» пока не научился. Знаю только, что парень не любит убивать, – просто так, конечно.

Я думал. Самого Халмакова я не знал, но, насколько помню, полковник Голубев о нём тепло отзывался, говорил, что хороший командир, инициативный… был. А счёт уже пошёл на секунды.

– Гаврик, – наконец сказал я, – что с помощью, когда нас выдернут отсюда?

– Пока связь не установил, командир.

– Ясненько, группа, слушай мою команду. Выдвигаемся к месту боестолкновения. Посмотрим, что там за заваруха. Гаврик и Инга, вы определите точную численность противника, когда подойдём достаточно близко, а дальше по обстоятельствам. Ну, в боевой порядок и вперёд!

Утро выдалось холодным, небо было чистым, и под ярким солнцем верхний слой снега подтаял, так что образовалась плотная корка. По ней мы и бежали с максимальной скоростью, но лыжи все равно приходилось тащить с собой. Насколько я помнил по рассказам отца, пробежать за двенадцать минут три километра на Внешней Земле было обычным делом. Результат десять минут считался очень хорошим, быстрее – отличным. Но не знаю, бегали ли на Внешней Земле такие дистанции с грузом двадцать – тридцать килограммов, после нескольких марш-бросков на лыжах и трёхчасового сна. Пять километров мы одолели минут за пятнадцать, но все равно успели только к самой развязке.

Моя группа залегла не небольшом возвышении над оврагом. В полутора сотнях метров от нас возвышалась груда огромных камней, отдалённо напоминавшая конус, в три человеческих роста. С одной стороны «конуса» снег осыпался. У подножия мы заметили тела двух разведчиков, снег вокруг них покраснел от крови. Поблизости полукругом стояли пятеро южан, а чуть в стороне, ближе к нам, ещё трое, державшиеся кучкой. Все с включёнными маскировочными амулетами, из-за чего они воспринимались нашим зрением как искрящиеся полусферы, в которых чернели смутные контуры людей.

Книга из серии:
Командир
Разведчик
Общий враг
Пограничник
Командир
Общий враг
Разведчик
Пограничник
С этой книгой читают:
Разведчик
Павел Мамонтов
$ 2,01
Пограничник
Павел Мамонтов
$ 1,85
Командир
Павел Мамонтов
$ 1,85
Укротитель. Истребитель тварей
Григорий Шаргородский
$ 2,01
Укротитель. Защитник монстров
Григорий Шаргородский
$ 2,01
Укротитель. Поводырь чудовищ
Григорий Шаргородский
$ 2,01
Вольный игрок
Павел Мамонтов
$ 2,16
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.