Дети Стороны ЗакатаЧерновик

Оценить книгу
4,5
10
0
Отзывы
Читайте только на ЛитРес!
Фрагмент
Отметить прочитанной
Автор пишет эту книгу прямо сейчас
  • Объем: 490 стр.
  • Дата последнего обновления: 04 ноября 2020
  • Периодичность выхода новых глав: примерно раз в неделю
  • Дата начала написания: 25 августа 2020
  • Подробнее о ЛитРес: Черновиках
490страниц
2020год издания
ЛитРесформат
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Часть 1. Сторона Заката.

Глава 1. За Стеной.

Уставшие и обезвоженные путешественники длинной вереницей следовали за солдатами, восседающими на бесшерстных лошадях. Ветер безжалостно хлестал их, а темнота следовала по пятам – солнце почти зашло, а факелов оставалось около десятка. Добираться до города предстояло еще не один час.

Птичий крик, разорвавший тишину топи, заставил людей боязливо оглядываться, жаться друг к другу, но конвоиры не позволяли останавливаться, подгоняя пленников ударами хлыста и пинками. Удары доставались и старикам, и детям.

– Нужно сделать привал. – один из солдат нагнал всадника, который вел отряд. – Люди падают от усталости.

– Так сделайте так, чтобы они нашли в себе силы. – мужчина откинул со лба прядь волос. – Если кто-то из них сдохнет по пути, мы не получим за него золота. Пусть истощенные, но они нужны нам живыми.

– Поэтому я и предлагаю остановиться. – солдат, юный мальчишка, который только вчера учился держать оружие в руках, заглянул в глаза командующего. – Они умрут и останутся гнить в болоте. Еще и смеркается. Лучше организовать пост дежурных и…

Звонкая оплеуха выбила парня из седла. Он упал в липкую грязь и отполз в сторону, прижимая ладонь к кровоточащей губе.

– Командовать вздумал? – мужчина наклонился в седле, свешиваясь с коня. – Отправишься обратно к своему нищему отцу, работать за пинки и затрещины.

Однако, выпрямившись, он поднял вверх руку и заорал:

– Привал!

Толпу людей, одетых в рваную, мокрую одежду, взяли в кольцо. Солдаты расположились вокруг маленького лагеря, пристально наблюдая за действиями пленников, однако, никто из них даже не пошевелился. Мужчины, женщины, все замерли, сбившись в кучу.

– Разводите костер. – высокий мужчина толкнул кого-то в толпе. – Замерзнете ночью и сдохнете.

Медленно, словно в трансе, несколько человек отделились от основной группы и принялись собирать ветки, разбросанные по земле. Несмотря на то, что для привала был выбран достаточно сухой участок топи, все деревья вокруг сгнили от влажности. Под ногами чавкала грязь.

– Они не будут гореть. – робко прошептала женщина, протягивая охраннику ветку. – Все мокрое.

Солдат выругался и обвел взглядом толпу. Он всматривался в грязные лица, а затем резко ткнул пальцем в мужчину.

– Ты! Это ведь тебя взяли в аптекарской лавке? – мужчина медленно кивнул. – Так иди сюда и создай огонь!

Под тихий ропот мужчина сделал несколько шагов вперед и принял ветки от женщины, которая тут же попятилась от него. Сложив их на земле, мужчина присел рядом и, закрыв глаза, прижал руки к мокрому дереву. Через какое-то время из-под пальцев показался дым, а еще через мгновение – огонь. Ветви горели вместе с руками аптекаря.

– Чудовищно. – солдат покачал головой. – Из-за таких, как ты, наша земля не дает всходов, а любые посевы умирают. – он плюнул в мужчину и отошел. – Грейтесь у проклятого пламени, пока можете.

Никто не подошел к огню. Люди пораженно смотрели на мужчину и молчали. Вперед вышла высокая женщина, юбка которой была завязана выше колен, чтобы не мешала пробираться через болото.

– Они из-за тебя пришли? – прошептала она. – Они пришли из-за тебя?!

Толпа пришла в движение. Люди окружили своего бывшего соседа и принялись тыкать в него пальцами, исторгая из себя проклятия. Мужчина так и стоял на коленях, опустив голову. Его плечи едва заметно подрагивали.

– Может, остановим их? – юный мальчишка с разбитой губой нервно переминался с ноги на ногу.

– Давай посмотрим, что будет. – второй солдат усмехнулся. – Как легко их настроить друг против друга.

Первым его ударил пекарь. Огромный, грузный мужчина схватил аптекаря за грудки и тряс его, словно куклу. Он бил его по лицу, сперва ладонью, а затем – кулаками, до тех пор, пока голова противника безвольно не повисла.

– Так его, Хенри! – кричали из толпы. – Бей сильнее!

– Этот проклятый маг привел к нам солдат!

– Это из-за него погибли наши дети! – кричала какая-то женщина, падая на колени. Она выглядела совершенно безумной – рвала на себе волосы и царапала землю с такой силой, что ее ногти оставались в грязи.

Из-за спин бушующих людей за избиением наблюдали двое – высокая девушка и юноша. Огромный пекарь Хенри избивал их приемного отца, а они не могли вмешаться. Привлечь к себе внимание сейчас равно смерти.

– А его дети?! – завопили в толпе. – Где эти щенки?!

Разъяренные лица обернулись друг к другу, в поисках детей аптекаря. Те стояли, не шелохнувшись, но юноша, обнимавший сестру, дрожал так, что зуб на зуб не попадал.

– Твари… – прошипела старуха, хватая девушку за косу, сплетенную из темных волос. – Настал ваш черед!

– Мы не причем! – вскрикнула девушка, вырывая волосы у старухи. – Вы все знаете, что он нам не родной!

– Если бы мы знали, – голос парня дрожал, – мы сами сдали бы его вам!

– Да они заодно! – кричала безумная женщина, указывая окровавленными пальцами на брата и сестру. – Это же очевидно!

Резко сорвавшись с места, девушка подбежала к аптекарю и ударила его по лицу. На ее ладони осталась кровь.

– Зачем ты взял нас в свою семью?! – она снова и снова била его ногами куда попадала, пока мужчина корчился от боли на сырой земле. – Чтобы мы были обречены на все эти мучения?!

Она так яростно избивала отца, что пекарю пришлось оттащить ее. Девушка кричала как раненая кошка, извивалась и плевала на землю. Зато толпа затихла. Люди хмуро смотрели на то, как брат пытается привести сестру в себя, похлопывая ее по щекам.

Когда солдаты разогнали толпу и ушли отдыхать в палатки, юноша прошептал, придвинувшись ближе:

– Зачем ты это сделала?

Девушка провела грязной ладонью по лицу брата и, приблизившись так, что ее губы касались его губ, прошептала:

– Когда солдаты ворвались в наш дом, отец сказал мне, что мы должны выжить. И я…

Она дрожала. Легко сказать «выживи», но какой ценой? Все те годы, что они жили в маленькой деревушке, отец оглядывался. После смерти матери им пришлось сбежать из поселения, где родился Даан, и они долго скитались без дома, пока не нашли место, где смогли прижиться. Теперь это место лежит в руинах, опустошенное и брошенное людьми, сожженное и оскверненное солдатами, которых кто-то привел, чтобы поквитаться с Фелисом и его семьей. Сделали ли они что-то дурное? Нет. Отец всегда помогал соседям, делился едой, лечил их умирающий скот, делал все, чем прежде занималась их мать, прекрасная, сильная женщина, которая не смогла победить болезнь.

Привязанный к дереву Фелис не поднимал головы. Смотреть в лица людей, предавших его, было невыносимо. Некогда высокий, широкоплечий мужчина теперь выглядел сломленным. Он мог надеяться только на то, что его дети смогут выжить, что их не постигнет его судьба. Скорее всего, его убьют, когда привезут в Столицу. Он твердо знал, что бывает с теми, кто использует магию – с ними расправляются, безжалостно, как с вредителями, которые портят посевы. Его собственные родители тоже пали жертвой режима Стороны Заката – отца сожгли, а мать подвергли таким пыткам, что она сошла с ума и вырвала себе глаза в тот момент, когда ее заставили смотреть на казнь мужа. Родителям жены повезло больше – отец прожил долгую жизнь и умер в глубокой старости, а вот мать несколько раз подвергали жестоким допросам, после которых она возвращалась избитая и покалеченная. К концу жизни у Дарии не хватало нескольких зубов, трех пальцев на руках и уха.

Его дочь, Мира, пошла в мать – высокая, тонкая и гибкая, являясь носительницей искры, она могла стать следующей жертвой, поэтому всю жизнь ей пришлось провести в страхе, опасаясь, что вскоре казнят и ее. С Дааном намного проще – он не стал сосудом для магии, сила обошла его стороной, юноша рос как обычный человек, возможно, немного более способный, чем его сверстники. Пропаганда Стороны Заката хорошо сработала – Даан считал себя настоящим патриотом страны. С раннего возраста он грезил только инженерией, восхищался летающими шарами, автомобилями и механизмами, которые придумывали люди в Столице. Жаль, что у их семьи не было средств, и они с женой не смогли оплатить сыну обучение в одной из школ большого города.

Глаза совсем не открывались, но усилием воли Фелис поднял голову и смог увидеть детей, которые говорили о чем-то, сидя под деревом. Внутри него появилась надежда, что, не смотря на такие разные характеры, Даан и Мира смогут вместе преодолеть все трудности, которые готовит для них жизнь. Дочери еще предстоит узнать, кто она, а сын должен поддерживать ее на этом пути, быть ее опорой и защитой.

Вздохнув, Фелис почувствовал, как силы покидают его. Внутри погасло то пламя, что он бережно хранил после смерти жены. Обещание он сдержал – дети выросли в безопасности, он защищал их, как мог. Но с этой минуты, они должны надеяться только на себя.

Столица Стороны Заката оказалась окружена огромными белоснежными стенами. Вокруг дежурили патрули, как пешие, так и конные. Несмотря на то, что главные ворота днем были открыты, солдаты проверяли всех, кто входил в город. Над стенами летали огромные шары, в корзинах которых дежурили Наблюдатели.

Вереница путешественников свернула с главной дороги, не доходя до главных ворот. Люди обеспокоенно переглядывались, но не подавали голоса – конвой избивал всех, кто задавал вопросы. Бесчувственного аптекаря пришлось перекинуть через седло и везти, потому что идти он не мог. Верховым животным пожертвовал самый младший солдат – тот самый, которому разбили губу. Таким образом командир отряда наказал его за то, что драку не остановили. По его словам, «за аптекаря заплатят больше, чем за весь этот сброд».

– Мы через канализацию пойдем? – юноша нагнал сестру и попытался идти рядом, хотя едва поспевал.

– Думаю да. На главном посту нас обязательно остановили бы.

 

– Думаешь, никто не знает, что этой дорогой приводят пленников?

– Знают. Может, не хотят портить облик города толпой нищий и пугать горожан.

– Всегда мечтал побывать здесь. – Даан выглядел не слишком расстроенным тем фактом, что оказался в Столице в роли пленника. – Видела, какие огромные стены?! Никто не посмеет напасть на этот город.

– Разве за всю историю государства кто-то нападал на Столицу? Я не слышала о таком.

– Да кому придет это в голову! Она огромна, стены неприступны, а видела шары с Наблюдателями?!

В глазах Даана появился настоящий восторг. Все, о чем он только слышал, наконец, предстало перед его глазами. Он расспрашивал всех путников, что проходили через их деревню, о том, что они видели, пока были в Столице. От рассказов незнакомцев у мальчишки горело лицо – машины, технологии, прогресс! Он мечтал, грезил о том, чтобы увидеть все своими глазами. И его мечты начали сбываться.

Солдаты спешились у небольшого прохода в стене и оставили лошадей у коновязи. Толпу пленных принялись загонять под свод стен, подгоняя пинками. В темном проходе воняло сыростью и аммиаком, а редкие голубые факелы освещали несколько фигур, стоящих в глубине тоннеля.

– Мы за магом. – без промедления сказал высокий мужчина в кожаной шляпе. Выглядел он как богач – украшения из металлов, аккуратно подстриженная седая борода, очки в тяжелой оправе. Его плащ был расшит замысловатыми узорами, но никак не удавалось разглядеть, что же это.

– С ним случилось несчастье. – командир отряда хмыкнул. – Идти он вряд ли сможет.

– Донесем. – богач протянул командиру сумку.

Тот некоторое время смотрел на нее, а затем, вздохнув, принял.

– С Советом не поторгуешься. – проворчал он. – Эй, притащите сюда мага!

Солдаты приволокли аптекаря, глаза которого заплыли от побоев. Богач подошел к нему, осмотрел лицо, уши, пальцами приоткрыл глаза и кивнул двум помощникам. Те подхватили мужчину под руки и понесли прочь.

– С ним дети были. – вспомнил командир.

Покупатель задумчиво почесал бороду и сделал жест рукой, предлагая солдату показать следующий лот.

Толпа вытолкнула вперед Миру и Даана. Девушка нервно одернула плащ и опустила голову, зато юноша смотрел на старика во все глаза.

– Они же совсем взрослые. – Богач подошел ближе и резко убрал запутанные волосы с девичьего лица. – Девчонка еще и с уродствами. А пацан… – он взял молодого человека за подбородок и осмотрел его лицо. – Дам за обоих четверть того, что дал за отца. В них магии не больше, чем в любом из вас.

Командир не стал спорить и с готовностью принял деньги от Богача. Избавиться сразу от двоих, да еще и за такую неплохую сумму – везение, не иначе.

Когда толпа бывших соседей и солдат осталась позади, Богач искоса взглянул на «покупку» и спросил:

– У вас имена есть?

– Мира… сэр. – девушка пыталась выпрямиться, чтобы выглядеть более уверенной. – А мой брат – Даан.

– Такие красивые имена беженцам не положены.

– Беженцам? – она удивленно вскинула брови. – От чего мы бежали? Нас похитили! Вся наша деревня…

Богач покачал головой и приложил палец к губам.

– Вы – беженцы. Несчастные дети, взятые в плен безжалостным выродком. Он заставлял вас прислуживать себе и… – он окинул Миру взглядом. – пытал.

Девушка инстинктивно прикрыла обожженное правое ухо ладонью. Даан сжал ее руку.

– Добро пожаловать в Столицу за Стеной, малыши. – Богач распахнул дверь и в их лица ударил промозглый осенний ветер.

Выбравшись из катакомб, Мира протерла слезящиеся от яркого света глаза и поспешила за мужчиной, который, кажется, только что создал для них с братом легенду. Легенду о том, что их отец – безжалостный зверь, а они – жертвы, которых нужно пожалеть и пощадить.

Девушка разглядела, наконец, символы на плаще их нового хозяина и похолодела.

– Сэр… – она робко потянула его за рукав. – Кто вы?

Мужчина усмехнулся, а его хитрые зеленые глаза заблестели за стеклами очков. Он остановился, выпрямился во весь рост и, глядя на Миру сверху вниз, торжественно произнес:

– Я – Теофель, заместитель председателя Совета Пятнадцати.

– Но вы… Что вы сделаете с… нашим приемным отцом?

Она уже знала ответ на этот вопрос. Самое страшное, что могло произойти с носителем силы, – это знакомство с Советом. Отец рассказывал такие истории, от которых кровь превращалась в лед, застывая в жилах. Именно после встреч с Советом их бабушка лишилась пальцев.

– То же, что мы делаем с каждым, в ком осталась хотя бы капля магии. – Теофель улыбался. – Уничтожим как угрозу нашему мирному существованию.

– Но ведь… – лицо Даана исказила гримаса недоверия.

– Во имя прогресса, юноша, мы должны принимать сложные решения. В Книге Законов ясно написано: «Каждый, кто использует магическую силу, должен понести наказание». Разве ты не знаешь, чем платит весь народ за этот проклятый дар?!

– Наша земля умирает. И наш скот.

– И наши дети рождаются мертвыми! – за стеклами очков глаза мужчины фанатично блестели. – Мы должны развиваться, стремиться к укреплению нашей страны, к долгой жизни нашей расы, но эти проклятые «волшебники» идут против природы и губят все, к чему прикасаются! Магия – это зло, во имя Стороны Заката мы должны бороться с ней.

Несколько зевак, остановившихся неподалеку, принялись аплодировать горячей речи Теофеля. Мужчина поднял вверх руку, сжатую в кулак, и небольшая группа слушателей сделала то же самое, поддерживая его слова, разделяя его идеологию. Они что-то кричали, но их слова уносил ветер.

Даан с готовностью вкинул кулак, до глубины своего естества пораженный преданностью этого огромного человека своей стране. Он перевел взгляд на сестру и понял, что ее кулак не выглядит таким же уверенным, как его собственный. Она вся сжалась, превратилась в комок нервов и неопределенности. Конечно, ведь в ней сидит это проклятие, он знает об этом, но будет молчать, если Мира не начнет использовать силу. В ином случае ему придется сдать ее Совету, ведь каждый житель страны должен думать в первую очередь об общем благополучии. Эгоистичные порывы следует искоренить, бороться с ними, ведь платить за ошибки одного придется всем.

– Когда день вашего совершеннолетия? – Теофель на ходу задумчиво разглядывал что-то в блокноте, украшенном вычурной вышивкой.

– Чуть меньше, чем через год. А Даану исполнится девятнадцать через полтора года. Сэр.

– До того дня Столица предоставит вам приют и работу. В цивилизованном обществе принято платить за кров и еду.

Мира молча проглотила оскорбление. Что же, пусть этот напыщенный дед продолжает думать, что они – не более чем тупая деревенщина, тогда надзор за ними будет минимальным.

– Оставайтесь здесь и ждите. – ухмыляясь, мужчина подмигнул. – Годы издевательств подошли к концу, мои юные товарищи. После демонстрации за вами кто-нибудь придет. – он неопределенно махнул рукой.

Его яркий плащ еще долго мелькал между прохожими, пока окончательно не исчез за одной из дверей в конце улицы. Даан устало опустился на металлическую скамью и спрятал лицо в ладонях. Его немного трясло от переизбытка эмоций. Вот она, Столица, город мечты и возможностей. В первый же день ему посчастливилось встретить такого невероятного человека, как Теофель! Неужели можно поверить в такое везение?!

– Как думаешь, кто донес на отца?

– Кто угодно. Несколько дней назад к нему приходил мужчина, у которого умирал скот. – Мира присела рядом с братом и положила голову на его плечо. – Отец не смог помочь ему, ведь животных отравляет сама земля.

– А вчера утром женщина просила избавить ее от плода. – медленно кивнула сестра. – Он и ей не смог помочь. Нужных трав просто не растет здесь больше. Да, кто угодно мог написать донос…

Легкое раздражение Даана не скрылось от девушки. Кажется, ему не нравятся ее вопросы и эта тема.

– Почему ты злишься? – ей так хотелось тепла и участия от последнего родного человека, но брат не реагировал на ее попытки откровенно поговорить. – Как думаешь, что Совет сделает с отцом?

– Откуда мне знать! Я слышал все то же самое, что и ты. Прекрати задавать мне эти вопросы, они раздражают меня. И не говори больше, что он наш отец, иначе окажешься там же, где он.

– Но здесь только мы! С кем еще я могу обсудить это?!

– Ни с кем! – Даан схватил сестру за запястье и рывком притянул к себе так, что они почти столкнулись лбами. – Ни с кем не обсуждай это! Клянусь, я сдам тебя Совету, если твое поведение поставит под угрозу мою жизнь!

Он оттолкнул сестру и та схватилась за руку, на которой остались красные следы от пальцев. Сложно поверить в предательство близкого человека, даже когда он выкрикивает в твое лицо такие слова. Мира любит его, не смотря ни на что. Всю его жизнь она находилась рядом, помогала отцу в уходе за ним, и теперь не могла поверить, что из смышленого мальчишки вырос этот холодный юноша, который настолько пропитан идеями Стороны Заката, что готов отказаться от собственной семьи.

Мира обвела глазами круглую площадь и насторожилась – у центрального столба что-то происходит. К площади стекаются горожане, образовывая небольшие группы, которые выглядят заинтересованными и напуганными одновременно. Лица многих людей скрывают маски, женщины прикрываются веерами и вуалями. Гул голосов наполняет пространство, превращаясь в рокот, пугающий, обволакивающий, сбивающий с толку.

– Они сожгут его. – вдруг выпалила Мира, вскакивая. – Они хотят его сжечь!

На ее плечо легла чья-то ладонь, деликатно, едва ощутимо. Девушка обернулась и столкнулась взглядом с высокой женщиной средних лет, лицо которой прикрывает кокетливая полосатая шляпка с вуалью.

– Тише, не создавай столько шума. – ее голос низкий, почти гортанный. – Рано или поздно это случится со всеми, кто скрывает свою мерзкую натуру. – Мира поежилась от колючего взгляда незнакомки и попятилась.

– Кто вы? – Даан встал, прикрывая собой сестру.

– В этом городе тебе придется задавать этот вопрос очень, очень часто. – она усмехнулась. – Я просто работаю неподалеку и пришла посмотреть шоу. Меня заинтересовала твоя сестра, но подойдя ближе, я поняла, что смотреть здесь не на что. А вот ты… – женщина приблизилась к Даану и взяла его за подбородок. – потрясающе. Такой юный. Ни единого изъяна.

Юноша дернулся и отшатнулся. Дама в шляпке расхохоталась и хищно оскалилась, обнажая половину металлических зубов.

– Теофель сказал, что я должна забрать тебя, – она указала на Миру, – но не предупредил, что ты выглядишь таким образом. Разве я похожа на милосердную леди, собирающую с улиц всех убогих и обиженных?

– Что значит «посмотреть шоу»? – гул сотен голосов давил все сильнее, мысли путались.

– Деревенщина. – женщина устало закатила глаза. – Вам выпала возможность увидеть настоящего проклятого, которого накажут по закону нашей страны.

Все ясно, предельно ясно, его действительно убьют, чтобы показать остальным, что Страна Заката заботится о них, защищает от монстров, которые действуют в своих интересах. Мира не знала, куда себя деть, внутри все клокотало от беспомощной ярости, она рухнула на скамейку и сжала виски руками – гул вокруг только усиливался.

– Куда вы должны отвести нас?

Даан выглядел намного более уверенным, чем его сестра. Он смело смотрел в лицо незнакомки, с неподдельным интересом разглядывал ее украшения и роскошный наряд.

– Только девчонку. Тебе работу предложить не могу. А жаль. – она кокетливо подмигнула Даану, который непроизвольно дернулся, впервые став объектом подобного интереса.

Когда площадь заполнилась людьми, появился конвой – солдат сменили Наблюдатели. Их красная форма выделялась на фоне темных одежд горожан, словно кровавые пятна, цветущие на месте ранения. Фелиса каким-то образом поставили на ноги, он шел, подволакивая левую ступню, опустив голову и ссутулившись. У столба, размахивая флагом Стороны Заката, стояли еще двое Наблюдателей и Теофель.

– Сегодня прекрасный день! – голос старика из Совета Пятнадцати усиливало какое-то устройство, которое он подносил к губам. – Наши доблестные солдаты поймали и привели на честный суд очередного предателя!

Мира беспомощно наблюдала, как ее отца привязывают к центральному столбу. Он выглядит совершенно обессиленным и, кажется, совсем не понимает, что происходит. Будто марионетка подает руки, не поднимая головы. Сдался? Отчаялся? Может, его заставили что-то принять, чтобы он не сопротивлялся? Когда этот высокий мужчина стал таким крошечным, на фоне каменных домов Столицы, на фоне кроваво-красной формы Наблюдателей?

Теофель говорил долго, со вкусом растягивая слова, рассказывая о величии Стороны Заката и ее изобретений. Сердце Миры пропускало удары, а лицо горело, рука Даана, которой он сжимал ее ладонь, напротив, оставалась ледяной и влажной.

 

– … все узнают, что будущее уже наступило! – кажется, Теофель впал в экстаз от собственной речи. – Мы сможем выжечь необразованность и предрассудки силой научных идей! Не позволим же этому проклятью распространятся, пусть свершится правосудие!

Он бросил что-то под ноги привязанного к столбу человека и тот загорелся. Мгновенно, словно был облит чем-то легко воспламеняющимся, просто вспыхнул, исчезнув в языках синего пламени. Он даже не закричал.

Свет померк, гул превратился в монотонное шипение. Мир замер, а через мгновение с новой силой обрушился на нее, яркий, шумный, сводящий с ума. Толпа брезгливо отошла от центрального столба, освободив пространство, позволив ей увидеть то, что осталось от самого важного человека в ее жизни – обугленное тело, бездушный труп, почерневшая плоть, привязанная к орудию пыток.

Рвота фонтаном брызнула на каменную мостовую. Мира наклонилась к земле и, придерживая волосы, исторгала из себя что-то, напоминающее желчь. Брат оторвал подол грязной рубашки и протянул девушке. Та с благодарностью приняла его и прижала к губам. Ее сильно трясло, но Даан не попробовал что-то предпринять, чтобы успокоить сестру.

– Теофель сказал, что он пытал вас. – женщина в шляпке подозрительно уставилась на бледную девушку. – Не похоже, что вы рады его смерти.

– Мы никогда не видели казни. – юноша пытался сохранять спокойствие, но голос его дрожал. – Для нас это впервые.

– Что ж, первый раз, но точно не последний. Приведи ее в чувство, нам пора. У меня еще куча работы.

Даан мягко встряхнул сестру, глаза которой остекленели и превратились в два огромных темных пятна. Она словно во сне кивнула и пошла за ним, но все ее существо было где-то далеко от этого места. Краем глаза она успела заметить, как затрепетали все светильники с искусственным огнем, которые использовались для освещения улиц, когда Наблюдатели бросили тело Фелиса на носилки.

– Меня зовут леди Леона. Шевелитесь там! – женщина нетерпеливо потянула Миру за собой. – Отныне я – твоя покровительница, сиротка. Все, что ты делаешь, о чем думаешь, что только собираешься сделать – все это должно проходить через меня. Если будешь хорошо работать, я выделю тебе место в моем доме, чтобы ты не бегала каждый день обратно в приют. Зимы здесь холодные, а отопление в приюте часто отключают за долги.

Мира кивнула. Она почти не слышала, что говорит леди Леона, в ее ушах звучали слова Теофеля: «…выжечь необразованность и предрассудки силой научных идей». Научных идей? Предрассудки? Их отца сожгли за предрассудки?! Он много лет помогал горожанам, соседям, лечил их детей и скот, избавлял их от вредителей и делился едой, о каких предрассудках может идти речь?! Он всего лишь мог использовать магию. Магию во благо других! Сторона Заката постоянно скандирует лозунги, суть которых в том, что маги – эгоисты, из-за которых погибает земля и люди. Но откуда они знают, что все это происходит из-за магии?! Ее отец не был эгоистом, ни одного дня своей жизни.

– А что делать мне? – Даан выглядел как огромная грозовая туча, но сохранял внешнее спокойствие.

– Это не мое дело. – Леона закатила глаза. – Я помогаю только девушкам в сложной жизненной ситуации. Но, думаю, ты не на долго останешься не у дел. – женщина одарила Даана такой улыбкой, что тот в мгновение ока превратился в пунцовый бутон.

Здание приюта находилось глубоко во дворах Столицы, пряча свой неказистый серый лик в тени высоких белоснежных домов. Вся территория, примыкающая к дому, выглядела запущенной и не жилой. Затхлый запах напоминал о канализации, через которую брата и сестру провели в город.

– Какая клоака. – леди Леона брезгливо поморщилась и ускорила шаг. – Если вы хотите вырваться отсюда, советую вести себя очень хорошо.

Мира вошла в здание и вдохнула тяжелый, влажный воздух, пропитанный запахами плесени и пыли. Коридоры оказались достаточно широкими, но окон насчитывалось всего два – в начале и конце, от чего все здание казалось пещерой, в которую почти не проникает солнце. Светильники с голубым огнем потрескивали на стенах, а фигуры посетителей отбрасывали уродливые длинные тени в их мерцающем неуютном свете.

Леона толкнула одну из дверей, расположенных в стене коридора, и вошла в комнату, где за большим металлическим столом сидела престарелая женщина, листающая какие-то документы.

– Леона! – она поспешила встать. – Не ждала вас сегодня.

– Теофель и его вечные «срочные» дела. – леди Леона рассмеялась и указала на стоящих в дверях юношу и девушку. – Вот, собственно, и сами «дела».

– Совсем взрослые. – механический глаз незнакомки издал протяжное жужжание. – Они только приживутся, как надо будет выпускать их отсюда. Неужели нельзя найти для них другое место? Мой приют не резиновый, Леона.

– Выходит, мне нужно вернуться с этими беженцами обратно к председателю Совета? – в голосе Леоны зазвучал металл. – И сказать ему, что мадам Натиша отказалась принять детей, которых он велел отвести сюда?

– Какие же это дети. – пробурчала мадам, но послушно достала какие-то бумаги, где поставила несколько подписей. – Я позвоню в корпус и их отведут в комнаты. Это родственники?

– Брат и сестра. – Леона присела на край металлического стула. – Мальчишку пусть отправляют в комнату, а вот девочка пойдет со мной.

– Она ведь с уродствами. – искренне удивилась мадам Натиша.

– Ну, выполнять грязную работу кто-то должен. – пожала плечами Леона. – Нам нужно поговорить, подождите меня за дверью!

Даан и Мира вышли из кабинета, плотно закрыв за собой дверь. Несколько минут они просто стояли, прислонившись к стене. Юноша нетерпеливо стучал ногой по старой плитке.

– Разве здесь не должно быть шумно из-за детей? – бесцветным голосом спросила Мира.

– Они нашли способ их утихомирить. Разве это плохо? Крики только раздражают.

Когда он стал таким черствым? В какой момент ее младший брат превратился в последователя режима страны, которых так боялся отец? Даан никогда не был чувствительным ребенком – с малых лет он помогал соседям забивать скот, не испытывая при этом мук совести или сожаления. Он твердо знал, что нужно делать, и делал это. Идеальный исполнитель, молчаливый и уверенный.

– Мы встретимся, когда я вернусь в приют?

– Откуда я могу знать? Если тебе предложат работу – не смей отказываться. Будешь настоящей дурой, если упустишь такой шанс.

В коридоре послышались гулкие шаги, и брат с сестрой увидели, как к ним приближается тоненькая фигурка, которой оказался мальчик лет десяти. Он был таким бледным и худым, что на его лице остались только огромные, усталые глаза.

– Меня вызвала мадам. – тихо сказал малыш, глядя на Даана исподлобья. – Я отведу тебя в корпус.

– Корпус? Разве не здесь… – начала было Мира, но мальчик резко прервал ее:

– Мы не общаемся с девчонками! – голосок его звенел, как сталь. – Не говори, пока к тебе не обратились!

От неожиданности Мира потеряла дар речи. В голосе мальчишки было столько гнева и раздражения, будто он весь состоял из них. Озлобленная фигурка развернулась на пятках и побежала прочь, агрессивно топая.

– Думаю, мы еще увидимся, так или иначе. – Даан пожал плечами и неловко похлопал сестру по плечу. – Не твори глупостей, Мира.

Когда шаги затихли, девушка закрыла лицо руками и заплакала. Слишком много произошло за последние дни. Ее плечи дрожали от немых рыданий. Перед глазами стоял небесного цвета огонь, поглотивший отца.

– Не нужно плакать. – леди Леона бесшумно вышла из кабинета мадам Натиши. – Это – новая страница твоей жизни. Ты в Столице, в конце концов, здесь намного больше возможностей, чем в твоей деревне. Пойдем.

Мира шла следом за женщиной, не разбирая дороги. Стемнело, город погрузился во мрак, который рассеивали голубые фонари с искусственным огнем. Редкие прохожие здоровались с Леоной, видимо, ее знает весь город. Лиловый пиджак и брюки были единственными ориентирами в неверном свете огней, девушка сосредоточилась на них и просто шла вперед, стараясь не поддаться отчаянию, ведь на самом деле ей хотелось только одного – остаться наедине с собой и разрыдаться, оплакивая счастливую жизнь в родительском доме.

Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.