Крыло ангелаТекст

Оценить книгу
3,7
26
Оценить книгу
3,3
32
6
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
420страниц
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Пусть благословенны будут ваши дни, – обратился он к Алексею со сдержанным поклоном. – Вы вновь удостоили нас чести своим пребыванием на священной земле Абидоса, господин. Вижу, дорога не была легкой.

– Спасибо. – Алексей растерялся, не зная, как следует отвечать.

– Господин потерял частично связь с Сутью, – вступила в разговор Эльви. – Будь благословенен ты, как и ваш священный город. Нам нужна помощь Абидоса. Впрочем, мы не в первый раз приходим сюда за Силой.

– Мы все будем счастливы, если сумеем вновь помочь. Сейчас вам нужно дать немного отдохнуть своим телам, прежде чем искать источник пополнения Силы. Следуйте за мной. – Вновь поклонившись, встречающий поспешил в сторону центра города.

– Почему он нас ждал? Откуда знал, что мы войдем в город? – спросил Алексей у Эльви, стараясь говорить как можно тише. – И как он узнал, кто я? – «Понять бы это мне самому!» – Мне говорили, что я… это… как бы неузнаваем для окружающих.

– Это просто, господин, – пояснила с улыбкой девушка. – Во-первых, мы слишком много шумели. Портал хоть и был открыт довольно далеко, зато без всяких маскирующих заклятий. Во-вторых, мы сами, поверь, пока отчетливо видны для тех, кто умеет видеть. А тот, у кого есть подобные сопровождающие, уж точно заслуживает внимания. Ну и от взгляда стража твое истинное лицо не укроется даже в отсутствие связи с Сутью.

– Может, я был здесь королем или этим… фараоном? – спросил Алексей, ломая голову над своей ролью во всей этой сказке.

– Нет, господин, – рассмеялась девушка. – Фараонов здесь своих хватает. Хотя ты здесь в почете. Но вовсе не как владыка, а как добрый друг и надежный союзник.

– Послушай, – не унимался Алексей, – мне казалось, что Абидос – это из Древнего Египта. Ну плато Гиза, Луксор, что там еще… Мне в агентстве туристическом предлагали.

– Древнего? – Не удержавшись, Эльви прыснула в кулачок, чуть ли не насмешливо глядя на Алексея. – Это опять знания твоего последнего мира. Если говорить его языком… Луксор примерно в… ста восьмидесяти километрах к югу отсюда. А плато Гиза, где есть большой источник Силы в храме долины, отделяет от Абидоса немногим более того. Что же касается древности… Если ты закопаешь сегодня монету в этом прекрасном саду, возможно, ее найдут в твоем времени твоего последнего мира и причислят к древности, отстающей от них почти на тридцать пять веков. Кто знает. Забудь о том, что ты знал в последнем мире о времени, жизни и смерти. Забудь как можно больше, иначе тебе будет сложно отыскать связь со своей Сутью.

– Я так и не понял одного, – вспомнив свой вопрос, повторил Алексей. – Оторок говорил, что я невидим для многих, и даже ты не сразу узнала меня. Почему здесь меня узнали и встречают?

– Ты можешь быть невидимым для Оторока, неузнаваемым для Зура или для меня. Но, как я уже сказала, грифон видит то, что не видит никто из нас. А этот помощник хранителя просто получил знание о твоем приходе от стража. Хранители должны знать, поэтому грифон и открыл им того, кого увидел.

Алексей хотел было спросить еще что-то, но в этот момент их гид остановился, предлагая жестом войти в одно из больших, богато украшенных строений.

– Вам необходимы отдых, вода, дабы привести себя в порядок, и пища, дабы утолить голод. Здесь вы найдете все. А когда ваши физические силы будут восстановлены, мы поговорим о том, как помочь вам в остальном.

* * *

Алексей лежал в отделанной мрамором ванне, куда красивая бронзовокожая девушка время от времени подливала горячую воду. Вернее, это была даже не вода, а какой-то восхитительный по аромату тонизирующий состав с плавающими в нем лепестками цветов. Вторая девушка, столь же очаровательная и юная, сидела в данный момент в ванне позади Алексея. Обнаженная, она старательно разминала каждый мускул на его спине.

– Да-а-а… – блаженно протянул Алексей. – Много я пробовал всяких вещей вроде тайского или турецкого пенного массажа, но это просто волшебно.

Когда она только появилась, Алексей, уже успевший забраться в ванну, едва не выпрыгнул обратно и не помчался к ониксовой лавке, на которой лежало что-то вроде банной простыни. Но девушка никак не отреагировала ни на его смущение, ни на его суматошные порывы. Она просто подошла и молча принялась за дело. И он потихоньку успокоился. Иной мир – иные нравы…

– Ты очень напряжен и скован, господин. Твой разум не дает твоему телу по-настоящему расслабиться и отдохнуть, – не прекращая массаж, посетовала девушка. – И ты, наверное, очень долго путешествовал.

– Почему ты так думаешь? – удивился Алексей.

– Твое тело давно не знало должного почитания, – пояснила девушка, перебираясь вперед и начиная делать массаж ног.

От ее движений и вида юного, сильного тела Алексей неожиданно возбудился – вопреки всем своим попыткам держать себя в руках. Заметившая это девушка отреагировала не так, как он опасался. В ее глазах появились озорные искорки, и она начала все более откровенно касаться его уже не только сильными пальцами.

– Что значит – не знало должного почитания? – спросил Алексей для того лишь, чтобы поддержать разговор, и понимая, что еще пара-другая касаний юной девушки – и он просто накинется на нее в этой же ванне. Тем более что она явно была не против.

– Это значит, что ты, господин, волосат, вонюч и обладаешь неухоженной кожей, – раздался насмешливый голос за его спиной.

Он улыбнулся, понимая, кому принадлежит этот голос. И тотчас, подчиняясь полученному от вошедшей знаку, девушка выскользнула из ванны. Алексей уловил легкий шелест ткани за спиной, звук упавшей на пол заколки, а в следующую секунду тонкие пальчики, не уступающие по силе пальцам юной массажистки, коснулись его плеч.

– Ты можешь владеть любой женщиной, мой возлюбленный господин, – зашептала ему в ухо Эльви. – Если захочешь, я верну эту хорошенькую девочку. Но если ты мне позволишь, я не разочарую тебя.

Гибкое тело змеей скользнуло из-за спины Алексея вперед, ни на секунду не разрывая связи с его телом. И вновь, как недавно на лунной поляне, он почувствовал, что теряет голову от ее вида, ее прикосновений, ее голоса…

– Ты колдунья, – прошептал он хрипло, сжимая Эльви в объятиях так неистово, будто хотел задушить.

– Колдунья, – согласилась она, смеясь. – Но не отваром твое желание крепнет.

Он почти грубо взял ее, ощущая, как она отдается ему каждой своей клеточкой. Вода хлынула за края ванны, расплесканная бьющимися в яростной страсти телами. Весь мир сжался, уместившись для Алексея в этой женщине. Весь мир, владыкой которого он сейчас был. Возлюбленным господином…

Глава 5

Проснувшись, едва забрезжил рассвет, Алексей открыл глаза и повернулся, поудобнее устраиваясь на роскошном ложе. Он чувствовал себя великолепно – выспавшимся и отдохнувшим. Вчерашний ли массаж и ванна были тому причиной (а также то, что за ними последовало), либо что-то иное, но голова была ясной и светлой, а мысли четкими и прозрачными как никогда прежде.

Некоторое время он лежал, размышляя надо всем, что с ним произошло. Что же это за мир, в который он попал? Мир, из которого Москва, Россия, да и вся Земля представлялась всего лишь маленьким захолустным уголком. Где гномы оканчивали университеты, в которых учили смешивать желчь с кровью девственниц и обрабатывать их мощным переменным магнитным полем. Где существа, разбирающиеся в природе вампиров, в особенностях генетического кода и механизме трансмутации оборотней, оперируя терминами, которые считались в мире Алексея вполне научными, при этом вполне серьезно предостерегали его от даже всего лишь упоминания всуе имен Господа и противника Его.

И еще здесь была Эльви…

Алексей сладко потянулся. Эльви. Он еще не знал женщин, подобных ей. Среди множества женщин, которые встречались на его пути, были разные. Добрые и стервы. Независимые и прилипчивые. Знающие себе цену и согласные на все. Большинство из них хотели от него только одного… в разных вариациях, конечно. Жить за его счет. Некоторые прямо заявляли: я, мол, девушка современная, продвинутая, поэтому «запереть себя на кухне» не позволю, стирка-глажка также не для меня, да и о пеленках-погремушках я думать пока не хочу, и вообще, главное – самореализация и «духовная общность». Так что все, на что он, Алексей, может рассчитывать, – это глубокое внутреннее удовлетворение от того, что он является бойфрендом (а лучше мужем) столь современной и продвинутой девушки, ну и на секс время от времени. При этом пресловутая «духовная общность» в их понимании, как правило, подразумевала, что он будет безропотно сносить их истерики, восхищаться тем, что нравится им (и ими самими), и столь же безропотно оплачивать их развлечения. От таких он довольно быстро избавлялся, считая, что проститутки обходятся всяко дешевле и уж тем более не доставляют особой головной боли. Другие все-таки готовы были давать что-то взамен, зато сразу заявляли права на него в общем и целом, считая, что он должен стать именно таким, каким они хотят его видеть. Третьи были просто дурами…

Он замотал головой, будто вытряхивая из нее эти столь несвоевременные мысли. Нашел занятие! Застрял неизвестно где, с неизвестно какими, но явно опасными врагами, идущими по пятам, а мысли все о том же – о бабах…

Намотав на бедра покрывало, Алексей решил сделать зарядку. Но едва он начал упражнение, в комнату скользнула вчерашняя девушка, неся бронзовый кувшин с водой и полотенца, словно только и ждала первых звуков пробуждения из комнаты гостя.

– Благословенного дня тебе, господин, – поприветствовала она удивленного Алексея. – Я приберусь, а ты скажи, когда будешь готов к омовению.

– Я готов, – ответил Алексей, подумав, что не хочет делать зарядку при этой девушке, хотя после вчерашнего долгого общения с Эльви он уже не чувствовал того жгучего возбуждения, какое испытал от ее прикосновений во время мытья. Но одно дело относиться спокойно к заботе юной, красивой девушки, и совсем другое – заниматься при ней спортом. Впрочем, Алексей множество раз тренировался и в тренажерных залах бок о бок с самыми разными женщинами. И это было вполне нормально – там и тогда. Но сейчас ему почему-то было неловко.

 

Девушка умело поливала водой, пока Алексей умывался, наклонившись над небольшой нишей с песчаным полом. Она подставляла ладошку, останавливая струйки воды, пытающиеся сбегать по бокам и спине Алексея. Он бросил на нее взгляд и увидел улыбку и искрящиеся глаза.

– Спасибо, – улыбнулся Алексей в ответ.

– На все твоя воля, господин.

– На все воля богов, красавица. А ты чем вообще занимаешься?

– Жду твоих желаний, господин. – Девушка вновь провоцирующе улыбнулась.

– Славно, – кивнул он, окидывая взглядом ее упругое тело. – А где сейчас мои спутники?

– Твоя спутница еще в опочивальне. Низенький человек тоже спит в своих покоях. А высокий черноволосый уже проснулся и гуляет.

– Понятно. Спасибо. Ты иди пока, – сказал Алексей, легонько коснувшись плеча девушки и ощутив крепкие мускулы под легкой тканью одежды. – Мои желания пусть пока останутся при мне.

Девушка, не задерживаясь, вышла из комнаты, захватив с собой пустой кувшин и влажные полотенца. Алексей хотел было продолжить тренировку, но настроение было уже совсем не то. Он подошел к небольшой мраморной скамье, на которой лежала чистая одежда. Все, что с него сняли вчера, теперь, бережно выстиранное и высушенное, было аккуратно сложено. Туфли «Ллойд» окончательно потеряли функциональность, полностью развалившись. Хозяева не решились самовольно выбросить их, поставив, однако, рядом с ними кожаные сандалии. Брюки и рубашка выглядели вполне сносно, но вот пиджак был достоин места на свалке вместе с туфлями. Надев все, что уцелело, Алексей осмотрел себя в большом листе золота, отполированном до состояния зеркала. Он и служил в этой комнате чем-то вроде трюмо. Вид оказался вполне презентабельным, особенно если вспомнить, что выпало на долю этой современной и когда-то добротной одежды.

На улице ярко светило солнце. Словно бы не изменилось ничего со дня вчерашнего, только было пока намного прохладнее. И улицы города из-за этого не пустовали, как вчера: то здесь, то там люди куда-то шли или стояли, неспешно общаясь друг с другом. Осмотревшись, Алексей зашагал к расположенному неподалеку парку с причудливо пересекающимися мощеными дорожками среди буйства разнообразной зелени. Он шел, не имея какой-то определенной цели или желания. В центре парка Алексей увидел Зура. Оборотень давно почувствовал его приближение и просто молча стоял, глядя на подходящего.

– Отличная погода, – улыбнулся Алексей.

– Здесь спокойно и тревожно, господин, – качнул лохматой головой оборотень. – Не могу спать.

– Почему? – удивился Алексей, которому спалось в эту ночь особенно легко и сладко.

– Не знаю, – пожал плечами Зур. – Я ощущаю защищенность от всего на свете, что находится вовне, но здесь много своих тревог.

– Тревоги и опасности есть везде, – возразил Алексей. – Просто для тебя это незнакомый мир, не твой мир. Хотя мне здесь очень комфортно.

– Ты здесь бывал, господин, просто забыл. Нам надо идти. Оторок нас ищет.

– Пойдем. Нам уже давно надо нанести визит хозяевам. Я должен найти путь, – согласился Алексей, поворачивая назад. – Откуда ты знаешь, что Оторок нас ищет?

– Я его просто чую, – пояснил оборотень. – Наверное, так же, как звери чуют друг друга.

* * *

Самое большое строение Абидоса – возводимый храм фараона. Фараон еще благоденствовал, не собираясь уходить из этого мира, но здание, которое станет его погребальным храмом, строил со всем возможным размахом и великолепием. Сейчас огромный храм был почти завершен, лишь мастерам росписи предстояло еще долго трудиться над внутренними стенами.

– Ты хочешь встретиться с фараоном? – удивленно спросила Эльви, оказавшаяся неожиданно за плечом Алексея, который стоял на пороге храма.

– Я не знаю, – растерялся Алексей. – Мне кажется, я должен что-то сделать. Может быть, что-то найти. Меня словно тянет куда-то.

– Но фараон тебе точно не нужен. Здесь не потеряна связь с другими слоями мироздания и нет отрыва от Сути, как в твоем мире, но фараон Сети всего лишь обычный правитель. Он не имеет никакого отношения ни к нам, ни к твоей войне, – покачала головой Эльви.

– К моей войне? – нахмурился Алексей. – Ты не хочешь мне пояснить?

– А ты думаешь, что тебя ни за что ни про что упекли в тот, забытый мир?

– Ты говорила про войну, – упрямо настаивал он.

– Нам стоит наведаться в Осирион, – улыбнулась колдунья, и Алексей понял, что никакого пояснения от нее, как ранее и от остальных спутников, не дождется.

– Что нам там делать? – поинтересовался он.

– Это мне неведомо, возлюбленный господин, – промурлыкала девушка, и Алексей даже подумал, не вернуться ли с ней в его комнату. – Ты ведь не посвящал меня в эти тайны. Но сам именно там был в последний раз, перед самым пленением.

– Что же вы все загадками говорите? – укорил Алексей. – А где этот Осирион находится?

– Вон там, сразу за новым храмом фараона Сети. Все уверены, что в нем усыпальница самого Осириса и Источник энергии великой Силы. – Эльви указала узкой ладошкой на угол возводимого фараоном храма. – Именно поэтому Сети приказал построить храм около Осириона. Он хоть и знает, что смерть его физического тела – лишь начало нового цикла жизни в другом мире, но надеется, что, устроив свою усыпальницу около Источника, сумеет получить немного божественной силы. Он простой человек, поэтому не хочет верить, что богом, так же как и простым оборотнем, надо родиться.

– Какой бред, мама моя, – покачал головой Алексей, побаиваясь ругаться и только сейчас вспомнив о гноме и оборотне, стоящих чуть в стороне от них и внимательно слушающих разговор. – Уж лучше бы вы мне вообще ничего не рассказывали. Пошли посмотрим на этот Осирион.

– Я представляю, каким тебе все это кажется, – усмехнулась девушка. – Ты словно слепой. Но в этом есть и свои плюсы.

– Я чувствую себя не слепым. Я чувствую себя олигофреном, попавшим в академгородок. Хотя у олигофрена с академиками будет побольше общего, – фыркнул Алексей, осматривая огромный строящийся храм. – Какие же плюсы могут быть в беспамятстве?

– К сожалению, только один, – ответила Эльви, сгоняя улыбку с лица. – Благодаря этому нас еще не нашли.

– Как он строит это? – изумился Алексей, разглядывая стены храма Сети, сложенные из огромных каменных блоков, еще не скрытых отделочными плитами, росписью и прочей внешней шелухой.

– Много проще, чем ты сейчас мог бы предположить. Им помогают… Здесь многое достойно удивления и восхищения даже для меня. Многие знания доступны далеко не всем…

– Извини, господин, – подал голос гном. – К нам гость.

С той стороны, куда недавно указывала Эльви, предлагая посетить Осирион, неторопливо шел закутанный в красные одеяния человек. Подойдя ближе, он откинул капюшон. На вид ему было много лет, хотя держался он гордо и прямо, словно правитель. Безволосая голова на длинной жилистой шее. Высокий, скошенный назад лоб. Массивная, выдающаяся челюсть с гладким, словно выкованным из золота абрисом. Прямой, красивый нос и большие глаза. Сходство с отлитой из темного золота статуей придавал и цвет кожи.

– Приветствую тебя, господин, сияющий и могущественный, – громко произнес подошедший, почтительно склонив голову. – Тебя так долго не было, что я усомнился, что дождусь. Я счастлив.

– Ты знаешь меня? – удивился Алексей.

– Господин потерял память, – пояснила Эльви, заметив удивленный взгляд старика. – Сила и память возвращаются, но еще не все открыто ему.

– Возможно, господину надо отдохнуть, прежде чем он войдет в Осирион? – спросил старик, с сомнением глядя на Алексея. – Несколько дней покоя и удовольствия – не слишком большая расточительность для живущего вечно.

– Я достаточно отдохнул, – поднял руку Алексей, подумав, что кое о чем стоит позже расспросить колдунью, например о «живущем вечно».

– Твоя воля, господин, – сказал старик, вновь поклонившись. – Я напомню тебе, владыка. Я жрец Осириса, оставленный тобой следить за Источником. Ты сам вручил мне амулет Силы.

При этих словах старик распахнул просторные одежды, открыв взорам висящее на шее причудливое украшение – покрытый вязью надписей и орнаментом символов золотой треугольник с крупным «глубоким» багровым камнем в центре. Алексей заметил, как при виде амулета у колдуньи загорелись глаза.

– Хорошо, – кивнул он, жестом успокаивая жреца. – Мы пойдем в Осирион?

– Помилуй, господин, – жрец поклонился еще ниже, – я последую за тобой, если такова будет воля твоя. Но лишь тебе открыты недра Осириона. Всех остальных, осмелившихся осквернить храм, пока в нем покоится святыня, ждут неминуемые страдания, ужас и страшная погибель.

– А как же ты следил? – удивился Алексей. – Снаружи?

– Конечно, мой господин, – согласился старик, не поднимая головы. – Никто не переступал порог храма… – Последние слова почему-то прозвучали неуверенно, словно жрец что-то хотел сказать, но не решился.

Гном и оборотень молчали, но колдунья не удержалась от замечания.

– Ты что-то скрываешь, жрец, – проворчала она, хмурясь. – Ты пытался войти в храм?

– Что ты! – всплеснул руками старик. – Я не шел бы сейчас рядом с вами, если бы только…

– Что – только? – оборвал его Алексей.

– Прости, господин! – всхлипнул, неожиданно упав на колени, жрец. – Я стар уже. Слишком стар, чтобы быть хранителем. Сети положил глаз на Осирион. Даже свой храм возводит едва ли не стена к стене. Ради того пренебрег всеми правилами направлений…

– Чего он хочет? – поинтересовался Алексей, для которого все эти «правила» и «направления» звучали как очередные ребусы.

– Он засылал уже нескольких слуг на верную погибель. Ни один из них не вернулся. Могущество Святыни и Источника ему неподвластны, но тем сильнее он жаждет начертать свое имя на стенах Осириона.

– Чего он хочет? – повторил Алексей.

– Он хочет занять Осирион, сделать его своим храмом, – просто объяснила Эльви. – Так часто делают. Особенно если сам не можешь построить желаемое.

– Я понял теперь, – кивнул Алексей. – У нас тоже так делают. Только не пойму, что в этом странного? Он ведь местный. К тому же фараон. А он действительно не может построить такое?

Алексей невольно окинул взглядом строящийся храм Сети, массивный и мрачный, без росписи и отделки. Все строение говорило о явном могуществе строителей. И тем более странно звучало утверждение, что они чего-то не могут.

Тем временем компания миновала строящийся храм и оказалась перед другим зданием. Тяжелое, огромное, оно словно вырывалось из-под земли и на первый взгляд казалось монолитом, напоминая обтесанную со всех сторон скалу. Не видно было ни окон, ни дверей, лишь темно-красная цельная поверхность всюду. Но, приглядевшись, Алексей заметил отдельные огромные плиты, из которых состояли стены и перекрытия крыши. Ни порталов, ни арок, ни иных украшений, которые он рассчитывал увидеть, здесь не было. Только тяжелая надежность и непоколебимость камня.

– Это он? – спросил Алексей, чувствуя вновь что-то непонятное, словно при встрече с грифоном, только много слабее, вроде мелодии, звучащей на самой грани восприятия. – Это храм?

– Это Осирион, господин, – подтвердил жрец. – Храм, хранящий Источник и Святыню.

– Не очень-то он похож на храм, – покачал головой Алексей, все еще прислушиваясь к своим ощущениям.

– Разве имеет значение внешний вид? – подала голос колдунья, подходя к нему сзади и закрывая ладошками его глаза. – А сейчас тебе все еще кажется, что Осирион непохож на храм?

Алексей чувствовал непонятную энергию, которая спокойным и мощным приливом накатывала от громады храма, и мог бы сейчас поспорить, что с закрытыми глазами легко сумеет на него указать, если его самого раскрутят, как в детской игре. А еще он совершенно точно знал, что хочет быть еще ближе. Словно что-то тянет его вперед. Словно звучит в ушах чарующая, влекущая мелодия. Мелодия, с притяжением которой он бороться не хочет.

* * *

Огромный красный прямоугольный параллелепипед скрывал свои тайны за глухими стенами без окон и дверей. Он был слишком высоким, чтобы можно было заглянуть на тяжеловесную плоскую крышу, сложенную из двух слоев гигантских каменных брусьев. Но Алексею казалось, что от строящегося храма Сети уровнем выше он заметил узкий проем в плоскости крыши.

Обойдя здание и миновав проход в толстой стене забора, вся компания оказалась у противоположной от строящегося храма стороны Осириона. И здесь наконец обнаружился вход. Ворота, достаточно просторные для того, чтобы впустить одновременно четверых человек, вели в полутьму, за которой виднелся сумрак более светлого помещения. Алексей окинул взглядом спутников и удивился. По их виду можно было бы предположить, что они подавлены. Оборотень бычился, как перед грифоном, чувствуя опасность, но понимая бесполезность трансформации. Гном старался не выдавать эмоций, но по тому, как побелели костяшки вцепившихся в секиру пальцев, и по болезненному блеску в глазах не составляло труда понять, что он здорово напуган. Колдунья смотрела в темнеющий проем ворот храма широко открытыми глазами, нервно покусывая губу. Она выглядела самой спокойной из всех и таковой, скорее всего, и являлась, если принять во внимание ее слова о том, что в Абидосе она бывала раньше. Впрочем, был в этой компании и тот, кто не испытывал ни тени страха или тревоги. Только странное возбуждение предвкушения. И этим человеком, на удивление самому себе, был Алексей.

 

– Дальше мы не пойдем с тобой, господин, если ты позволишь нам остаться в живых, – пробормотал жрец, стоя перед входом в храм на коленях. – Мы будем молиться богам, чтобы они вновь приняли тебя в свои ряды.

– Как хотите, – ответил Алексей, делая шаг к воротам.

– Святыни оборотней! – подал голос Зур, невольно скаля вытягивающиеся зубы. – Может, нам уйти, господин? Не надо тебе туда. Там есть кто-то страшный. И не один. Я чую.

– Ждите меня здесь, – приказал Алексей, чувствуя, что ничего плохого с ним сейчас не случится.

Он решительно направился в ворота храма. Полутемное помещение позволило глазам отвыкнуть от дневного света снаружи, поэтому следующий зал предстал перед Алексеем во всей красе, скудно освещенный через узкую прорезь в потолочном перекрытии. По сильно наклонному полу без ступеней и какой бы то ни было отделки он прошел в большой зал, одновременно спускаясь все ниже и ниже. Алексей как бы оказался в коридоре шириной около трех метров, где вместо потолка на высоте в два человеческих роста расширялся главный зал Осириона. А из этого темного коридора наверх, к уровню пола верхнего зала, вела лестница, вырезанная из камня, составляющего пол. Алексей шагнул к лестнице, оставив изучение темного коридора на потом.

Внезапно он почувствовал на себе пристальный взгляд. Не осознав это ощущение до конца, резко обернулся, следуя инстинкту. Он никого не успел увидеть, лишь заметил движение боковым зрением. Будто кто-то выглядывающий из темноты ниши во внешней стене отшатнулся. А идти к нише и любопытствовать, кто ее обитатель, совсем не хотелось. Алексей отвернулся и шагнул на лестницу. После темного коридора зал теперь выглядел совсем светлым. Два ряда гигантских колонн из монолитного розового гранита, по пять колонн в каждом ряду. Но не гигантская колоннада привлекла сейчас внимание Алексея. Едва он поднялся по лестнице до уровня, когда его голова оказалась выше пола, взгляд приковала к себе чернеющая на противоположной стене здания ниша. Что-то шевельнулось во тьме, и вновь Алексей почти физически ощутил на себе пристальный взгляд. Медленно поднимаясь, он не сводил глаз с темноты ниши, ожидая чего угодно. Неведомая песня, которую он начал слышать еще перед храмом, зазвучала громче, хотя слова и не стали пока разборчивее. Но теперь Алексей уже воспринимал ее не как далекую, возбуждающую мелодию, а как зов. И зов этот был обращен именно к нему.

В дальней нише вновь что-то шевельнулось, и ощущение взгляда пропало. Алексей поднялся на последнюю ступень и шагнул на каменный пол зала. И вновь движение в секторе бокового зрения заставило его обернуться. В боковой стене, точно между колоннами, темнела еще одна ниша. Алексей быстро повернулся в другую сторону – на второй боковой стене виднелось то же самое. Он живо представил себе, как со всех сторон на незваного гостя бросаются жуткие вечные и безжалостные твари, охраняющие неприкосновенность храма. Тут действительно не нужен больше никакой надзиратель. Но ему отчего-то совсем не было страшно.

Он сделал шаг, другой и двинулся вперед, больше не обращая внимания на ощущение взгляда или неясное движение, поскольку зов с непреодолимой силой влек его, одновременно даря ощущение безопасности. Дойдя до середины зала, Алексей осторожно обошел вырезанный в полу прямоугольный бассейн, в котором не было ничего, кроме пустоты. Этот резервуар не таил видимой угрозы, но какое-то предчувствие не позволило ему ступить на сухое дно. Через пару метров располагался еще один бассейн, но значительно меньший и имеющий форму квадрата. Алексей обошел и его, всматриваясь в ведущую вниз лестницу. Она была подобна той, по которой он поднялся сюда. Разве что несколько более узкая, лестница эта не вела к выходу. Напротив, если не считать трех темнеющих ниш, стена позади лестницы оказалась совершенно глухой. Но музыка, звучащая в голове Алексея, звала именно туда. Поэтому, больше не задерживаясь и не сомневаясь, он начал спускаться. Каково же было его удивление, когда, спустившись на глубину в два человеческих роста, он обнаружил вместо ровного земляного пола коридора два пандуса, расходящиеся в противоположные стороны с большим углом наклона. Алексей остановился, прислушиваясь к своим ощущениям.

Песня, уже чуть более различимая, явно звучала из правого коридора, который, судя по темноте в том месте, где пандус пересекал линию стены, уходил далеко вбок и вниз. Осторожно ступая по крутому спуску, Алексей углубился во тьму…

Теперь свет виднелся отчетливо, и Алексей прибавил шаг. Вначале коридор был абсолютно темным, постепенно загибающимся. Алексей шел, касаясь стены пальцами правой руки. Сначала ему показалось, что из-за темноты в глазах появилось призрачное пятно. Но затем он действительно начал различать стены и пол, свои пальцы, руки, ноги… Свет был странного желтого цвета, словно солнце пробивалось на эту глубину сквозь толщу земли и камня. Алексей понял, что конец пути совсем близок, по тому, что песня, радостная и величественная, звучала уже совсем отчетливо. Но в то же время, внятно слыша и мелодию и слова, он не мог разобрать ни одного из них – язык, тягучий и мягкий, был совершенно ему незнаком.

Свет все усиливался. Внезапно коридор закончился, расступившись невысоким залом, имеющим форму цилиндра. Все помещение было наполнено мягким, приглушенным светом, хотя ни одного видимого светильника на стенах не было. Их роль выполняли отполированные золотые зеркала, через хитросплетения световодов получающие свет с поверхности. Свет, едва мерцающий на зеркальных плитах, оказался вполне достаточным для привыкших к темноте коридора глаз, чтобы отлично видеть все находящееся в зале. Стены от пола до потолка покрывал красный отполированный мрамор, перемежающийся покрытыми золотом полуколоннами. В нишах между полуколоннами располагались странные статуи из черного камня. Скульптуры изображали одного и того же человека с различными выражениями лица. Вернее, не совсем человека. У статуй за плечами громоздились сложенные крылья.

Гнев, радость, ужас, высокомерие, злорадство…

Черный камень, тускло освещенный золотым светом, только дополнял искусство скульптора-резчика. На статуях было множество массивных украшений из золота, покрытых вязью, такой же как в орнаменте, украшающем амулет жреца-хранителя. На мгновение Алексею показалось, что сейчас статуи оживут, расправив крылья и выплескивая эмоции на того, кто бесцеремонно нарушил их покой.

На стенах отсутствовали какие бы то ни было украшения, лишь сверху вниз точно по центру золотых полуколонн шла линия из причудливых символов. Все это отложилось в сознании одним фоном для того главного, что находилось в центре зала. Массивный, около двух метров длиной и около метра высотой и шириной, брус темно-шоколадного гранита всем своим видом олицетворял несокрушимую мощь. В его верхней плоскости, тщательно отполированной, так же как и боковые, было высечено сложное ложе. И в этом узком ложе покоился… меч!

В первый миг Алексей даже не увидел его. Просто искусно выполненная прорезь в темном камне, наполненная чернеющей пустотой. Но, приглядевшись, он понял, что это вовсе не чернеющая пустота. Меч не был сверкающим или каким угодно еще куском металла. Алексей даже предположить не мог, из чего он был сделан. Словно стал плотным кусок чистого бездонного ночного неба, освещенного призрачным светом звезд. Алексей шагнул к саркофагу. Протянул руку. Песня уже ревела бушующим, неодолимым штормом, заставляя кровь восторженно вскипать. Пальцы еще не успели преодолеть последние сантиметры до ложа, как клинок сам метнулся в ладонь. Мощный разряд тока взорвался внутри Алексея, шокирующей встряской едва не свалив его с ног. В голове полыхнул калейдоскоп звуков и образов великих походов и битв. Голоса друзей и врагов слились в неразличимую какофонию, оглушая и ошарашивая. Алексей совершенно потерялся в ударившей волне эмоций и чувств.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

С этой книгой читают:
Землянин
Роман Злотников
$ 2,59
Шаг к звездам
Роман Злотников
$ 2,59
Урожденный дворянин
Роман Злотников
$ 2,33
Элита элит
Роман Злотников
$ 2,59
Вселенная неудачников
Роман Злотников
$ 1,94
Генерал-адмирал
Роман Злотников
$ 5,71
Взлет
Роман Злотников
$ 3,24
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Крыло ангела
Крыло ангела
Роман Злотников
3.65
Аудиокнига (1)
Крыло ангела
Крыло ангела
Роман Злотников
3.33
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.