Урожденный дворянин. Защитники людей Текст

Оценить книгу
4,5
155
Оценить книгу
4,2
44
9
Отзывы
Фрагмент
380страниц
2014год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

© Р. Злотников, А. Корнилов, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014

Пролог

Они спустились в ущелье. Туман здесь был белым и ослепляюще густым, как остановившаяся метель; он лип к лицам мокрой простыней.

Их было пятеро: четыре бойца разведподразделения девятого штурмового императорского полка и проводник из недальней горной деревеньки, юркий мужичонка с оливковыми девичьими глазами, с невероятно густой и длинной черной бородой, надоедливо разговорчивый.

Уже второй час он изводил капрала Иона бесконечными рассказами о том, как замечательно жил его народ до вторжения войск Федерации и как туго ему, народу, приходится теперь. И о том, насколько все было бы ужаснее, если б не Империя, протянувшая его Отечеству братскую руку помощи. Дурной какой-то попался проводник, ненормально беспечный. Мало того, что трепался без умолку, так еще и – почти в полный голос. После очередного замечания переходил на шепот, но спустя уже несколько минут снова прибавлял громкости. Хорошо еще, что идти оставалось всего ничего…

Капрал молчал и заставлял себя не злиться. Он был простой солдат, и суждения его были просты. «Кто ж вам виноват, братцы? – так думал он. – Куда ж вы раньше-то глядели, когда Президент ваш за немалый куш позволял Федерации строить в Голубых горах рудники? Как и Президент, глядели в свой карман, куда чужеземцы цедили вам жалованье за работу в тех самых рудниках. Собственными руками нутро своей земли выхолащивали. Потом-то одумались, конечно, нашлись среди вас те, кто сумел разъяснить, что к чему… И что с того вышло? Президент со всеми своими семнадцатью женами и бесчисленным потомством вот уже полгода как наслаждается тропическим солнышком на одном из безмятежных южных островов. А Федерация ввела в ваше Отечество войска. Чтобы, значит, спасти несчастный обездоленный народ от кровавого кошмара междоусобной смуты…»

Приглушенный туманом стук покатившегося со склона камешка враз оборвал ход мыслей капрала. Обычно камешки просто так, сами по себе, в движение не приходят… Ион замер на месте, одну руку предостерегающе подняв вверх, а вторую протянув, чтобы залепить рот говорливому проводнику…

Проводник исчез.

Попросту растворился, неслышно нырнув под сырой полог тумана.

Капрал прижал зубами мгновенно рванувшееся из горла ругательство. Чтобы принять решение, ему понадобилось несколько мгновений. Впрочем, особо раздумывать здесь не приходилось – выбор вероятных действий не был широк. Наверняка оба выхода из ущелья перекрыты. Поэтому отходить – не менее гибельно, чем продолжать двигаться в заданном направлении. Будь он проклят, этот проводник!

Оставалось лишь одно – прорываться с боем.

– Ярь! – негромко скомандовал капрал.

На подготовку ко входу в особый боевой режим, именуемый ярью, бойцам достаточно было трех-четырех секунд. Но едва Ион отдал приказ, снова заклацало по камням тропы, уже совсем рядом, всего в нескольких шагах за спинами солдат. На этот раз точно не случайный булыжник, сорвавшийся сверху из-под подошвы вражеского ботинка, – клацанье было звонким, металлическим.

– Ложись! – взревел капрал и сам бросился ничком, зажмурившись, закрыв ладонями уши.

Громыхнуло тяжко и страшно, твердь подпрыгнула, подбросив вжавшиеся в нее тела. Над головой Иона певуче просвистели осколки. Тропа еще дрожала, сыпались еще сверху камни, когда полуоглохший Ион вскочил на колено, сочно лязгнул затвором ладно влетевшего в руки автомата и выпустил веером длинную очередь в блекло замаячившие в тумане человеческие силуэты.

И тут же катнулся в сторону, припал к земле, пустил еще одну очередь. Вновь сменил позицию. И улучил мгновение, чтобы обернуться:

– Парни, как вы?..

– Бо-ольно-о… – протянулся подрагивающий стон.

Капрал узнал голос – парнишка-рядовой, взятый на боевую вылазку впервые. Зовут его… Имя парнишки почему-то вылетело из сотрясенной взрывом головы Иона.

Со стороны противника дробно застучали накладывающиеся одна на другую автоматные очереди.

– Кто еще ранен? – сдавленно прокричал-прошипел капрал.

И тут снова грохнуло…

Иону показалось, что кто-то невероятно сильный схватил его за ноги, раскрутил и швырнул о скальную стену ущелья. В лавине камней скатился капрал обратно на тропу.

Кажется, на какое-то время он потерял сознание. Придя в себя, первым дело пошарил руками в поисках оружия. Ничего, только камни. Ион открыл глаза. В туманном мареве, рвано затененном плавающими клочьями дыма и пыли, суетились – совсем рядом с ним – несколько солдат Федерации в серых маскировочных куртках. Вот один вдруг метнулся в сторону, опустил короткое дуло автомата к заваленной булыжниками тропе (Ион запоздало заметил там, между камнями, едва шевелящегося человека). Солдат настороженно наклонился к телу, долгих десять секунд внимательно рассматривал его, даже потрогал лежащего, потормошил… И, выпрямившись, безнадежно покачал головой, вытирая окровавленную ладонь о бедро. И дал три одиночных выстрела. Трижды конвульсивно дернулся застреленный. Капрал со странной отстраненностью подумал о том, что он не узнал и, должно быть, никогда уже не узнает, какой именно боец из его группы только что сорвался из жизни в равнодушное небытие.

В поле зрения Иона появился давешний чернобородый проводник. Один из солдат Федерации держал гадину за шиворот, а тот, извиваясь, визжал что-то неразборчивое, показывая на пальцах: «Четверо! Четверо!..» Солдат затоптался на месте и, развернувшись к Иону, вдруг застыл. Под широким козырьком форменной кепи сморщилось скуластое запыленное лицо, блеснули в ухмылке зубы, отчего-то показавшиеся капралу неестественно белыми и длинными. Еще трое в серых куртках с короткоствольными, точно игрушечными, автоматами заметили, куда смотрит их товарищ, подошли поближе. Ион услышал радостное восклицание на чужом языке.

Капрал догадался, что его, единственного выжившего из группы, не собираются убивать прямо сейчас. Его хотят взять живым.

Ну, это уж вряд ли, сволочи…

Он прикрыл глаза, заставив себя сосредоточиться.

Бешено забилось сердце, кровь гулко и упруго ударила в голову.

И время вдруг замедлилось – движения приближающихся врагов потеряли резкость, стали округло-плавными. Словно реальность, как фильм, поставили на замедленное воспроизведение.

Иона не испугали и не удивили эти изменения. Напротив – он воспринял их с хищным восторгом, понимая, что сознание его наконец-то соскользнуло в ярь.

Усталость испарилась из тела, в мышцы вплелась кипучая сила. Он вскочил, расшвыривая засыпавшие его камни, – и тут же скакнул в сторону.

Враги только начали заторможенно разворачиваться, когда он настиг ближайшего. Вырвал автомат из рук и, действуя им как дубинкой, с размаху влепил прикладом в висок обезоруженного. Приклад разлетелся осколками полированной древесины. Голова противника – взорвалась снопом кровавых брызг. Кепи, кувыркаясь, отлетело в гущу тумана.

Ион прыгнул к следующему. Ребром левой ладони размозжил кадык, едва напрочь не снеся голову. Перемахнув через обмякшее тело, не успевшее еще упасть, метнул автомат в очередного противника – с такой силой, что оружие, крутанувшись, вонзилось коротким стволом в грудь солдата, как длинный нож.

Четвертого (тот пытался убежать, комично увязая в пропитанном туманом воздухе) капрал без труда догнал, прыгнул на спину и с отчетливым хрустом шейных позвонков развернул его голову лицом назад.

Когда вокруг остались одни мертвецы, ярь повлекла Иона дальше. Вперед по тропе, к выходу из ущелья. Туда, где, по его прикидкам, располагались основные силы устроившего подлую засаду противника.

Он несся сквозь туман, с удивлением осознавая, что тот становится все темнее и темнее. Он бежал довольно долго, но почему-то никто не попадался ему навстречу.

Стало совсем темно. Ион остановился, чтобы прислушаться и оглядеться.

Никого. Ничего.

Он сменил направление, пробежал несколько десятков шагов – но так и не наткнулся на стену ущелья. Опустил взгляд и понял, что исчезла и каменистая тропа под ногами. Теперь Ион стоял на ровной поверхности, гладкой, как асфальтовое покрытие. И уже не туман окружал его. А непроглядная липкая темнота. Капрала охватило до жути странное чувство, что он попал в совершенную пустоту. Вокруг не было ничего. Не за что было зацепиться ни взгляду, ни слуху. Он потянул носом. Только запах… Пахло почему-то нефтью.

А спустя секунду Ион сделал еще одно ошеломляющее открытие. Ион вдруг заметил, что он абсолютно голый. Причем исчезло не только обмундирование, но и жетон с личным номером, висевший на шее. И электронный компас, ремешком крепившийся к левому запястью.

Кажется, впервые в жизни капрал растерялся. Возможно, он бы и испугался в тот момент, но ярь, хоть и начала уже иссякать, все еще не отпускала его. Находясь в яри, никто не может испытывать страх.

Он двинулся дальше. Куда? Какая разница… Двигаться – даже не понимая направления и цели – всяко лучше, чем стоять на месте.

Ярь взбурлила в Ионе. Он перешел на бег.

И вскоре над головой капрала зажегся слабый огонек. Потом еще один. Потом еще… Звезды?

По голым ногам Иона хлестнуло холодным сырым ветром. Он бежал дальше, опасаясь, что, остановившись, вновь окажется в пустом и темном, пахнущем нефтью безвременье.

Внезапно откуда-то обрушился оглушающий звуковой ком; человеческие крики, выстрелы, треск и грохот переплетались в нем тесно и липко.

Ион резко остановился. Но не из-за того, что так неожиданно оборвалось беззвучие. Прямо перед ним возник мужской силуэт. Какой-то лысый грузный мужик в длинной куртке (кожаной, что ли?), расставив ноги, целил в капрала из ружья совсем не армейского вида, вроде как охотничьего…

 

Находящийся еще в режиме яри капрал не стал размышлять, откуда взялся этот мужик и что ему надо. На явную опасность Ион отреагировал адекватно и мгновенно.

Капрал метнулся вперед и вниз, сшиб врага, изумленно ойкнувшего, с ног. И, схватив за мощный загривок, с силой приложил лицом о земную твердь, отозвавшуюся глухим ударом.

Вскочив, Ион огляделся.

Тьма превратилась в сумерки, и сумерки эти тревожно колыхались внутри громадного помещения с очень высоким потолком, сквозь дыры в котором виднелось темно-синее небо с поблескивающими звездами. Ион подумал, что оказался на территории какого-то завода, явно заброшенного. По бетонному замусоренному полу бежали рельсы, над головой переплетались толстые трубы, тут и там закрывали обзор здоровенные – в два человеческих роста – металлические мощные конструкции… станки, вероятно…

Куда он попал? И каким образом? Что вообще произошло?

Ответов у Иона не было. Единственное, что он сейчас понимал совершенно определенно, – в этом странном месте он был не один. Отовсюду неслись крики ярости и боли. То и дело грохотали выстрелы.

Вот из-за одного из станков появился еще человек. Бритоголовый, одетый в синие бесформенные брюки и синюю же свободную куртку (одеяние это, скорее всего, предназначалось для занятий спортом), человек, размахивая большим черным пистолетом, выбежал прямо к Иону. Увидев у ног капрала распростертое тело с расплющенной головой, вокруг которой расползалась лужа темной крови, спортсмен испустил свирепый вопль.

Конечно, он не успел выстрелить. Ион поднял ружье, оказавшееся двустволкой, взвел курки и нажал сразу на оба спусковых крючка еще до того, как спортсмен вскинул пистолет.

Двойным зарядом дроби с расстояния в шесть-семь шагов спортсмену разворотило нижнюю часть туловища. Выронив свое оружие, бритоголовый со стоном схватился за живот, погрузив ладони с растопыренными пальцами в черно-красное месиво, откуда ручьями хлестала по ногам кровь.

Ярь покидала Иона – явственно тяжелело тело, окружающий мир уже не воспринимался замедленным. Услышав шорох за спиной, капрал развернулся. Еще один бритоголовый… Высокий, светловолосый, в таком же спортивном костюме, как у секунду назад застреленного, только не в синем, а красном. Этот мужчина отшатнулся от Иона, все еще держащего в руках двустволку, хотя сам был вооружен: странного вида ружье без приклада и со стволом всего в ладонь длиной. Незнакомец, кажется, не спешил пускать свое оружие в ход. Что было весьма кстати. Патронов в двустволке не осталось, а сил, чтобы справиться с противником врукопашную, вряд ли бы уже хватило.

– Э! Э! Братан! – осторожно отводя куцый ствол в сторону, хрипло проговорил мужчина. – Все нормально! Все нормально!

Обращение «братан» несколько приободрило капрала. Он так понял, что «братан» – это зачем-то искаженное слово «брат».

– Брось волыну! – попросил блондин. – Чего ты?.. Волыну-то брось!

«Волына»? Хотя это слово Ион слышал впервые, он догадался, что речь идет о двустволке. В конце концов, кроме ружья, он ничего другого сейчас бросить не мог. Капрал разжал пальцы. Двустволка брякнула о бетонный пол.

– Молоток! – непонятно похвалил незнакомец, сам закинув свое оружие на плечо. – Ты присядь, присядь, а то вон еле стоишь…

Тело Иона, выжатое ярью, и впрямь ослабело чрезвычайно. После выхода из боевого режима следовало проглотить капсулу с поддерживающим препаратом, но… где теперь индивидуальная аптечка Иона? Капрал почти упал на пол. Перед глазами кружились черные пятна, сердце стучало с перебоями, кончики пальцев почти потеряли чувствительность.

Блондин в красном спортивном костюме подмигнул Иону.

– Кумарит, братан? – осведомился он. И, не получив ответа, пронзительно свистнул.

Через пару минут к Ионе подошли еще трое. Все они были вооружены: двое – пистолетами (капрал, присмотревшись, признал, что марки пистолетов ему неизвестны), третий – таким же, как у блондина, ружьем с обрезанными прикладом и стволом. Все были одеты в спортивные костюмы разного цвета. И у каждого голова обрита наголо. Ион мысленно предположил, что эти люди принадлежат какому-то неведомому ему культу, который запрещает своим адептам отращивать волосы. Но почему они так странно говорят? Он и половины не понимает!

– Я все видел, пацаны! – возбужденно вещал блондин. – Хрен его знает, откуда появился, – прямо так, голый, без волыны! Жигу завалил, бошку ему в блин превратил. Потом Болт выскочил, он Болта мочканул!

– А чего он голый? – поинтересовался один из тех, кто был вооружен пистолетом. – Глянь, его вырубает, что ли? Он под кайфом?

– А сам-то не видишь?

– Вот так стрелка получилась! – хохотнул кто-то из бритоголовых. – Не успели толком размяться, как все без нас решилось!

– Да это ж Терминатор, пацаны! Голый из будущего свалился! Надо поискать, может тут и жидкий Терминатор есть!

– Какой еще жидкий?

– Ты чего, вторую часть не смотрел? В этом году вышла. Я тебе дам кассету, там еще круче, чем в первой…

Блондин проворно присел перед Ионом на корточки, давая возможность лучше себя рассмотреть. Обладающий лицом с очертаниями строгими и очень правильными, когда-то он наверняка слыл красавцем. Но жизнь здорово похлестала его – тонкий нос блондина был заметно свернут набок, правую бровь пересекал кривой выпуклый шрам, еще один шрам белел на верхней губе, один из передних зубов оказался косо сломлен.

– Очень ты нам помог, братан, – серьезно выговорил блондин. – Четко все сработал, красиво. Базару нет, за нами должок. Ты сам-то кто будешь? Как прозываешься?

– Ион, – ответил Ион.

– Как? Иван?

Капрал не стал спорить. Кивнул. Пока ситуация не прояснится, лучше всего – поддакивать и помалкивать.

– Ломовой прям! – гаркнул кто-то рядом с капралом. – Битюг ломовой! Как Жиге-то бошку-то расплющил. Ломовой битюг!

– Здоровый, да. Эй, сколько в тебе весу? Центнера полтора?

– Я – Саня Фриц, – представился блондин. – Слыхал? Держи краба! – он протянул руку.

– Иван, – выговорил свое новое имя капрал Ион и пожал протянутую руку.

– Иван, значит… А погоняешься как? Погоняло есть?

Ион мотнул головой, постаравшись, чтобы этот жест выглядел как можно более неопределенно.

– Нету?.. А фамилия твоя как?

Ион помедлил немного. И произнес наугад:

– Ломовой…

– В натуре?! – обрадовался мужик, сравнивший капрала с битюгом. – Во я угадал-то! Сейчас еще попробую… Воевавший, что ли? Похоже на то… Афган, да?

Капрал и этого не стал отрицать.

– А, по-моему, не только Афган, – авторитетно заявил еще кто-то. – По-моему, ты, братан, еще и в Африке успел отметиться.

– А то и Вьетнам застал, – сказал мужик с ружьем. – Вон башка-то у него седая почти вся. И усы – будто его в мешок с мукой макнули. Во Вьетнаме-то успел побывать, братан?

– Всюду успел, – уклончиво ответил Ион.

– А звание какое? Небось, полковник?

– Капрал, – сказал Ион.

– Какое? Нет такого звания в армии! А то я не служил, не знаю…

– Раньше было, – объяснил мужик с ружьем, видимо, наиболее эрудированный из всех. – Еще при царе. По-современному капрал – это сержант будет.

– Сержант? – удивился тот, кто первым признал в Ионе военного. – В отцы мне годится, а еще сержант…

– Отстаньте от человека! – вступился за него блондин Саня Фриц. – Не видите, что ли, кумарит его? Давайте-ка лучше в тачану его отволоките да накройте чем-нибудь. Не май месяц. Январь все-таки…

«Январь? – стукнуло в голове Иона. – Как же так? Был ведь август…»

Часть первая

Глава 1

Вошел отец из сеней, поставил тепло пахнущее парным молоком ведро. Сказал встревоженно:

– Жень, там… к тебе, кажется…

– Кто? – спросил Женя Сомик.

– Не знаю. Не наши какие-то…

Женя обернулся к окну. Калитка, которую еще не заперли на ночь, открылась, и во дворе показались двое. Того, кто шел первым, Женя знал: видел несколько раз в администрации райцентра, даже перекидывался парой не особо значимых слов. Гейдар Асиялов, учредитель и директор ЗАО «Шалбуз», немолодой тучный мужчина с такой густой чернявой шевелюрой, что, казалось, на голову ему навечно посажена папаха. Спутника Асиялова – высокого, неимоверно широкоплечего, с густой бородой цвета начищенной меди – Женя видел впервые.

Из комнаты выглянула мать. Прижимая к груди развернутую ученическую тетрадь, обеспокоенно проговорила:

– Вроде как машина к нам подъехала… Жень, кто это?

– Это ко мне, – сказал Сомик. – По делам. Все нормально, мам, мы на кухне поговорим.

– Поговоришь ты!.. – с тоскливой досадой произнес отец. – Я тебе сколько пытался вдолбить – не связывайся ты с этими!.. Остался бы в городе, учился бы, работу человеческую нашел. Нет, он обратно в деревню приперся…

– Да нормально все, чего вы? – развел руками Женя.

Двое во дворе остановились у гаража, где помещалась недавно купленная Женей старенькая «газель». Асиялов что-то спросил у своего сопровождающего, кивнув на гараж. Тот коротко и, кажется, утвердительно ответил. Мужчины двинулись дальше. Через пару секунд хлопнула входная дверь, и в сенях раздался голос Асиялова:

– Хозяева, эй! Дома есть кто?

Отец, ворча, удалился в комнату к матери. А Женя распахнул дверь в сени.

– Здравствуйте, – сказал он, вдруг почувствовав, как толкнулось в груди смешанное чувство интереса и азарта.

– Женя, да? Сомик, да? Здравствуй, здравствуй, дорогой! – блеснул в полутьме сеней золотозубой улыбкой директор «Шалбуза». – Гостей принимаешь?

– Проходите на кухню, – пригласил Сомик.

На кухне Асиялов чинно уселся за стол напротив Жени. Меднобородый остался стоять, опершись задом о газовую плиту.

– Слушаю вас. Гейдар?.. – Женя вопросительно глянул на Асиялова.

– Просто – Гейдар, – нарочито добродушно махнул тот рукой. И, обернувшись к бородачу, что-то сказал ему гортанно и коротко на своем языке.

Меднобородый с ловкостью фокусника сунул руки крест-накрест во внутренние карманы куртки и извлек оттуда тонкогорлую бутылку коньяка и узкую коробку конфет. Поставил все это на стол и снова отшагнул назад.

– Стаканы есть, Женя? – осведомился Асиялов. – Давай выпьем за встречу, как полагается…

Сомик достал два стакана, предположив, что бородач в распитии коньяка участвовать не будет. Директор ЗАО «Шалбуз» подтвердил это предположение одобрительным кивком.

– Только недолго, – холодновато предупредил Женя, пока Асиялов разливал коньяк. – Мне вставать завтра рано.

– Такой человек к тебе пришел! – тут же – точно дожидался подобной реплики от Жени – громко прогудел бородач. – Такой уважаемый человек! И сам пришел! А ты… Нехорошо, слушай!..

– Зачем так, Женя, э? – с подчеркнуто мягкой укоризной проговорил и Асиялов. – Ты молодой совсем, года полтора как из армии вернулся… почему так разговариваешь, э? Я же с тобой, как с братом…

– Понимать надо, ну! – прямо-таки с болью в голосе присовокупил меднобородый.

– Ну, хорошо, хорошо… – бормотнул Женя.

Чувство вины, чуть коснувшееся его, растаяло бесследно после мгновенно пришедшего понимания: на то и был расчет его собеседников – с самого начала найти повод качнуть равновесие, навязать ему позицию заведомо неправого.

Выпили.

– Давай еще, Женя? – предложил Асиялов. – Не отказывайся, обидишь…

– Гейдар, – сказал Сомик, – вы же не коньяк ко мне пить приехали, верно?

Бородач зацокал, трагически воздел руки к потолку, демонстрируя степень обиды совершенно неописуемую. Но директор ЗАО «Шалбуз» не посчитал нужным и дальше вести первоначально избранную линию.

– Да, – согласился он. – Не коньяк… Разговор у меня к тебе есть, Женя.

– Слушаю вас.

– Ты меня знаешь, да? – заговорил Асиялов. – Я – чем занимаюсь? Я людей вожу. Из райцентра в город. Не в автобус же им набиваться… который не каждый день даже и ходит, правильно? А у меня восемь «газелек», все летают как ласточки. И всем людям места хватает, все довольны. Проезд сущие копейки стоит. Любого спроси, хоть в райцентре, хоть в своей деревне, ни у кого ко мне претензий нет. И не может быть. Потому что, Женя, я нужное дело делаю. И хорошо делаю. Так?

– Безусловно, – не стал спорить Сомик. – Только…

– Что «только»? – всполошился Асиялов. – Что «только»?

– Ваши «газели» в райцентре полный салон набивают и везут в Саратов, – начал объяснять Женя. – Останутся свободные места – подсаживают кого-нибудь из деревень, через которые проезжают. А не останутся – не подсаживают. Да и не через каждую из окрестных деревень маршрут ваших «ласточек» лежит. Так вот и приходится людям в райцентр добираться, чтобы оттуда в город уехать.

 

– Ну, дорогой… – поднял густые брови Асиялов. – Не могу же я к любому, кто пожелает, прямо ко двору подъезжать…

– А я могу, – просто сказал Женя. – Понимаете, Гейдар, ваше предприятие клиентский рынок целиком не охватывает. Потому я и посчитал возможным… занять, так сказать, потребительскую нишу…

– Какую еще нишу-мишу! – внезапно осердился бородач. – Ты слушай, что тебе человек говорит!..

– Женя, ты нехорошо поступаешь! – повысил голос и директор «Шалбуза». – Реально тебе говорю – нехорошо! Ты на мое поле лезешь, так серьезные люди бизнес не делают. Не принято так! А мне детей кормить надо, родню кормить надо, водилам зарплату платить…

– Да на здоровье, – пожал плечами Женя, про себя удивляясь напору Асиялова. – Я-то вам чем помешать могу? Ну, в крайнем случае, потеряете двух-трех клиентов. От «Шалбуза» не убудет.

Меднобородый с глухим присвистом проговорил что-то непонятное. Кажется, выругался.

– Ты правда, что ли, не понимаешь, Женя? – даже поморщился, вроде как от бессилия объяснить очевидное, Асиялов. – Я тут людей вожу, я! Я! Это – мое дело! И если каждый у меня под ногами мешаться будет… нехорошо будет… – закончил он с такой интонацией, чтобы уж не возникло сомнений– кому именно будет нехорошо.

– Угрожаете?

– Зачем угрожаю, э? – всплеснул руками директор «Шалбуза», сразу смягчив тон. – Я тебе предложение делаю, Женя. Иди ко мне на зарплату. Машина твоя, бензин мой, ремонт мой. Ты ж в кредит брал свою «газельку», да? Так у меня ты его мигом отобьешь, кредит этот. Зарабатывать будешь… – Асиялов смачно чмокнул сложенные щепотью палью, – во как! А если проблемы у тебя какие возникнут, в дороге или еще какие-нибудь… Ты Казима Адамовича знаешь, конечно?

– Знаю, конечно. Асиялов Казим Адамович. Начальник отдела полиции в райцентре.

– Он враз все порешает, если что.

– Он ваш… дядя, кажется?

– Брат. Родной брат. А дядя – это Джамил Дмитриевич. Который в Клещевке дом выстроил недавно. Какой человек! Э! Заслуженный врач! Всю жизнь людей спасал, а теперь на покой ушел. Из города в нашу глушь переехал, к семье.

– Большая у вас семья… – чуть улыбнулся Сомик.

– Большая, Женя, – с гордостью подтвердил Асиялов. – И все – люди уважаемые, серьезные. Всего сами добились, всегда для народа работали… Ну как, Женя? По рукам?

– Нет, – ответил Сомик.

– Как «нет»? – не поверил Асиялов. – Подумать надо?

– Не надо мне думать, – усмехнулся Женя. – Что мне надо, я обдумал уже. У вас все, Гейдар, или… еще какое предложение ко мне имеется?

Меднобородый вдруг с силой ударил себя ладонями по бедрам и разразился громогласной тирадой, ни слова из которой Сомик не понял.

– Потише, – попросил Женя. – Мама в соседней комнате занимается – тетради проверяет.

Асиялов обернулся к бородачу, и тот смолк.

– Все у вас, Гейдар? – снова спросил Сомик.

И тут с директором ЗАО «Шалбуз» случилась странная штука. Он вдруг начал разбухать, как надуваемый шар. Щеки Асиялова надулись и побагровели, глаза выпучились, шапка волос заколыхалась. Женя даже несколько обеспокоился за своего гостя…

Асиялов громко и длинно выдохнул. И поднялся.

– Подумай, Женя, – сказал он чуть сдавленно, – как следует подумай. Завтра-послезавтра жду тебя у себя в конторе. Подумай. А то… нехорошо будет.

Он вышел, и следом вышел его меднобородый сопровождающий. Убрав стаканы и бутылку со стола, Сомик направился во двор, чтобы запереть на ночь калитку.

* * *

Этот разговор состоялся в четверг. А в воскресенье поздним вечером на телефон Жени Сомика, завернувшего по делам в соседнюю деревеньку, поступил звонок. Звонил отец Жени.

– Слушай, тут опять эта машина… – голос отца снова явственно отдавал тревогой. – На которой к тебе… эти приезжали. Остановилась у двора, постояла, потом дальше поехала. Потом – гляжу – возвращается малой скоростью. Сейчас опять у двора стоят. Говорил же я тебе…

«Вот настырный сукин сын», – ругнулся про себя Женя по адресу Асиялова. А вслух сказал:

– Сейчас буду. Они что – стоят просто? К вам не пытались зайти?

– Вообще из машины не выходят. Ты быстрее давай, – сказал отец и отключился.

Сомика точно сквозняк по ногами протянул. Он вскочил в дряхлый отцовский «жигуленок», дал задний ход, бросив машину в липкую осеннюю темноту от ярко освещенных желтым домашним светом окон. Резко вывернул на дорогу.

На свет под окна нетвердо ступил косматый мужичок, нежно, как младенца, прижимающий к груди толстый рулон ткани.

– Материальчик-то какой! – бормотал мужичок, икая. – Как раз для сидений… Пассажиры твои точно в люле спать будут. Э, Женек?! Куда ты?..

Ничего этого парень уже не слышал. «Жигуленок» вынес его на пустынную трассу, освещенную только неприятно-жестяным лунным светом. Один поворот – и сквозь лесопосадочную полосу задрожали, приближаясь, огни родной Сомику деревни. Женя увеличил скорость.

Не отрываясь от управления автомобилем, он набрал номер отца. Тот не отвечал. Женя позвонил матери – с тем же результатом. Тогда он – яростно оскалившись – вызвал другого абонента. На этот раз трубку взяли уже после второго гудка.

– Охранное агентство «Витязь», – сказали Жене.

– Будь достоин! – крикнул Сомик в трубку. И услышал ответ на свое приветствие:

– Долг и Честь!

Эта фраза не то чтобы успокоила Женю, но придала ему уверенности.

– Двуха, ты, что ли? – узнал он голос.

– Я, Сомидзе! – хохотнули в трубке. – Здорово, клиент!.. Погоди… – тут же сбился он с радостного тона. – Не просто так звонишь ведь? Что-то случилось?

– Случилось, – коротко подтвердил Женя.

– Понял, выезжаем, – так же коротко ответили ему. – Все так серьезно? Сам не справишься?

– Справлюсь, конечно. Но у этих гадов поддержка со стороны органов.

– Выезжаем, – повторил Двуха. – Адрес твой?

– Да.

Через пару минут под капотом «жигуленка» что-то гулко затрещало. А потом двигатель смолк – и во внезапно обрушившейся на Женю тишине стал слышен только мокрый шелест протекторов по асфальту.

Сомик не нажал педаль тормоза – чтобы не допустить даже малейшего промедления. И ждать, пока автомобиль остановится, тоже не стал. Он выкатился из салона; мгновенно сгруппировавшись, несколько раз кувыркнулся через плечо, вскочил на ноги и бросился бежать в том же направлении, в котором и ехал. «Жигуленок» тяжело подпрыгнул на выбоине, мотнулся в сторону, съехал в кювет и, с треском ткнувшись во что-то в темноте, замер окончательно.

А Женя бежал, разгоняясь постепенно, но неуклонно. Казалось, вот-вот он все-таки снизит скорость, сделает несколько шатких шагов и остановится – согнувшись, уперев руки в колени, хватая ртом воздух, жадно дыша… Но ничего подобного не происходило. Женя продолжал ускоряться, дыша при этом неглубоко и размеренно. Минуты через три-четыре он уже бежал примерно с той же скоростью, с которой мчался на автомобиле. Ног его теперь почти не было видно в разбавленной лунным светом полутьме – только мутно мелькало что-то неуловимое под туловищем.

Еще минут через десять он уже был в родной деревне.

* * *

– Надевайте, – водитель, не оборачиваясь, кинул через плечо черный тряпичный комок, который, распавшись, оказался парой масок-шапочек, тех самых, с прорезями для рта и глаз, называемых балаклавами.

На заднем сиденье помещались двое парней. Один из них, обритый наголо, но с аккуратно подстриженной бородкой, поднял маску, брезгливо покрутил ее на пальцах.

– На кой черт она нужна вообще? – осведомился он. – Не люблю я эти штуки: неудобно в них и башка потеет.

– В самом деле – может, без них, а? – поддержал бритоголового второй парень. Судя по гнусавому голосу и беспрестанно шмыгающему красному носу, этот пассажир страдал жесточайшим насморком. – Я и так дышать едва могу.

– И потом: есть смысл скрываться? Вся деревня уже, наверное, в курсе – кто мы и зачем мы. К тому же темень такая, все равно никто ничего не увидит. И почему нормально через калитку нельзя войти? Охота больно по грязи на задний двор шлепать… Что за идиотская конспирация?

– Как Гейдар сказал, так и будем действовать, – отрезал водитель. Он протянул еще одну маску-шапочку сидящему рядом с ним молчаливому, удивительно низкорослому крепышу. Тот, не прекословя, тут же надел балаклаву, полностью натянул на лицо. После этого крепыш достал из кармана черные тонкие нитяные перчатки и надел их тоже.

– Чего ждем? – подняв взгляд на зеркало заднего вида, спросил водитель. – Маски напялили! И вперед – действуйте! Этого самого Жени дома нет, там старики одни, так что… ничего сложного.

Книга из серии:
Урожденный дворянин
Урожденный дворянин. Мерило истины
Урожденный дворянин. Защитники людей
Урожденный дворянин. Рассвет
С этой книгой читают:
На службе Великого дома
Роман Злотников
$ 3,21
Кадры решают всё
Роман Злотников
$ 3,21
Шаг к звездам
Роман Злотников
$ 3,21
Землянин
Роман Злотников
$ 3,21
Элита элит
Роман Злотников
$ 3,21
Сердце Башни
Роман Злотников
$ 2,73
Ком
Роман Злотников
$ 2,73
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Урожденный дворянин. Защитники людей
Урожденный дворянин. Защитники людей
Роман Злотников
4.46
Аудиокнига (1)
Урожденный дворянин. Защитники людей
Урожденный дворянин. Защитники людей
Роман Злотников
4.50
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.