В клетке со зверемТекст

Оценить книгу
4,8
506
Оценить книгу
4,3
19
46
Отзывы
880страниц
2017год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

4 Глава. Коньяк и шоколад

Первый рабочий день оказался куда сложнее, чем виделось поначалу. Софи отказывалась принять меня. Как ни старалась я найти подход к девочке, она отталкивала меня. Почти все время моя подопечная играла в планшет, а на все попытки занять ее чем-нибудь другим только огрызалась. В школе такие проблемы решались проще – электронные игрушки учеников оказывались на моем столе. Здесь все было по-другому. Отобрать у девочки игру я не могла, но необходимо было увлечь ее другим, переключить внимание. Было понятно, что электронная игрушка для Софи не только развлечение, но и повод избежать общения со мной.

Другая проблема возникла вечером – накормить ребенка ужином. Софи не желала есть. Дошло до того, что малышка забралась под стол и не хотела вылезать. Василиса с сочувствием смотрела, как я уговаривала девочку сесть за стол. Бесполезно.

– Хорошо, Софи, не хочешь кушать – не надо, – вздохнула я и взяла в руки ее тарелку, – Василиса приготовила очень вкусный ужин, а раз ты не ешь, то съем его я.

Взяв тарелку девочки в руки, я пересела так, чтобы она видела меня из-под стола, но считала, что сама остается незамеченной, и с аппетитом начала поглощать Василисины макароны по-флотски, то и дело приговаривая, как вкусно.

– Василиса, спасибо большое. Можно добавку? – протянула я поварихе пустую детскую тарелочку.

– Конечно, – удивленно ответила она и положила мне еще макарон.

– Ой, пока не забыла! Мне нужно, чтобы ты показала мне одну вещь!

– Что именно?

– Пойдем в гостиную, – я потянула Василису из кухни, и та послушно пошла за мной.

– Что ты хочешь, чтобы я тебе показала?

– Тш… – я остановилась за дверью в кухню и приложила палец к губам.

Василиса непонимающе посмотрела на меня, затем – на приоткрытую дверь кухни, и улыбнулась, разгадав мой замысел. Коварный план сработал! Не прошло и минуты, как Софи выползла из-под стола и взяла вилку в руку. Еще какое-то время она не решалась притронуться к макаронам, но все же отправила в рот первую вилку. И еще одну, и еще… Через десять минут тарелка была пуста, и мы с Василисой вернулись на кухню.

– Смотри, мои макароны пропали! – изобразила я удивление.

– Софи, ты не знаешь, куда пропала добавка Татьяны?

Девочка забавно потупила взгляд, но нашла себе оправдание:

– Это Кайла. Она забежала на кухню и съела макароны Тани.

– Кайла? Вот паршивка! Собакам нечего делать на кухне! Я накажу ее, как увижу, – начала возмущаться повариха, чем только напугала девочку.

– Не надо ее наказывать! Она больше так не будет! – вступилась она за овчарку.

– Василиса, давай простим Кайлу! – вмешалась я, – ты так вкусно готовишь, что собачка тоже захотела попробовать твои макароны по-флотски, верно, Софи?

Малышка послушно закивала, и я почувствовала, что хоть немного, но лед в наших отношениях тронулся.

– Но, Софи, – обратилась я к девочке, – чтобы в следующий раз Кайла не съела наш ужин, нужно, чтобы ты съела его сама. Мы же не хотим, чтобы собачку отругали?

– Нет, – закачала она головой.

– Тогда договорились? Не будем обижать Василису?

– Хорошо.

– А сейчас пойдем к тебе, я немного почитаю тебе, потом искупаемся и я уложу тебя спать.

– А папа?

– Я узнаю, если он свободен, то придет к тебе перед сном.

Я протянула девочке руку, но она так и не взяла ее. Спрыгнув со стула, Софи побежала наверх. В любом случае, ребенка удалось накормить, и это уже маленькая победа

– Она привыкнет, дай ей время, – убирая посуду со стола, сказала Василиса, – но насчет Максима ты аккуратнее. Он не любит, если его отрывают от работы.

– Но Софи нужен папа.

Поскольку планшет девочки разрядился, она согласилась, чтобы я почитала ей книжку. Затаив дыхание, она слушала о приключениях Буратино. Читая вслух, я старалась менять голоса и входить в образы героев, чем смешила малышку. После такого веселого вечера она не стала спорить со мной и добровольно пошла в ванну, а потом позволила переодеть себя ко сну и причесать.

– А папа придет?

– Я схожу за ним, а ты пообещай мне вести себя тихо, хорошо?

– Да.

– Софи, только если у папы не получится, ты не будешь на него обижаться? Ты должна знать, что всегда для него на первом месте.

Девочка послушно забралась под одеяло. Я знала, что она не нарушит свое слово и будет ждать папу. Теперь оставалось главное – привести его.

Босса я нашла в его кабинете. Он хмуро просматривал что-то в компьютере и даже не поднял на меня взгляд.

– Максим, я уложила Софи, но она ждет вас.

– Татьяна, вы не видите, что я сейчас занят?

– Девочка устала, она вот-вот уснет. Пожелать спокойной ночи дочери не отнимет у вас много времени.

– Что же вы за человек такой?! – он со всей силы отшвырнул карандаш, который до этого вертел в руках, – вы всего лишь нянька! Кто дал вам право лезть в семейные дела? Я люблю свою дочь, но она должна расти самостоятельным человеком!

– Про самостоятельность Софи вы вспомните лет через десять, когда она приведет своего парня и захочет с ним уединиться в комнате.

После моих слов Максим изменился в лице. Если до этого он был просто зол, то теперь босс пришел в ярость.

– С какой стати ей уединяться с каким-то парнем?! Я не позволю!

– Так она напомнит вам, что самостоятельная.

Максим сорвался с места и пулей вылетел из кабинета. Перескакивая через ступени, быстро поднялся на второй этаж. Я не спеша поплелась за ним. Когда я дошла до детской, моим глазам предстала удивительная картина: Софи уже засыпала, а Максим склонился над дочкой и что-то нашептывал ей. Заметив меня на пороге, он подошел и со словами: «дальше я сам» захлопнул дверь у меня перед носом.

Так закончился мой первый рабочий день. Совершенно измотанная, я вернулась к себе и первым делом решила принять расслабляющую ванну. Теплая вода с ароматной солью, маска для лица – отличная награда за сегодняшний стресс. Прикрыв глаза, я отдалась наслаждению домашнего спа, но неожиданно зазвонивший мобильный заставил вернуться в бренную реальность. Первой мыслью было не отвечать на вызов, но я подумала, что просто так звонить мне некому и это может быть что-то важное. Взяв в руки мобильник, я не поверила глазам.

– Алло, Андрей?

– Таня! Привет!

– Андрей, что случилось? – взволновалась я.

– Ничего, я просто звоню узнать, как ты, – нерешительно произнес бывший муж.

– Хорошо. Я… у меня новая работа.

– Знаю. Я спрашивал у Марины.

– Ты искал меня? – что-то в сердце кольнуло, и надежда на то, что мы снова сможем все вернуть, вновь забрезжила в душе.

– Да… Не совсем. Просто… Боже, Таня, это сложно. Когда я принял это решение, то не думал, что будет так тяжело.

– Ты жалеешь о разводе? – сердце замерло в ожидании его ответа. Я понимала, что если сейчас Андрей скажет, что хочет начать все сначала, я мигом соберу все свои вещи и сорвусь к нему… Но он молчал. – Андрей?

– Нет, Танюша, я не жалею. Мы поступили правильно.

– Зачем тогда ты звонишь мне? Убедиться, что я жива? Так вот, подтверждаю, со мной все хорошо, – дикая боль сковала сердце. Он снова словами меня убил.

– Я волнуюсь за тебя. Мне нужно было знать, что у тебя все хорошо. Марина сказала, что ты работаешь няней у какого-то разведенного мужчины. Ты уверена, что эта работа тебе подходит?

– Да, эта работа мне подходит.

– Танюш, не злись. Я же переживаю. Твой начальник, как он из себя? Адекватный?

– Андрей, тебя это не касается. Я больше не твоя жена, ты сам так захотел, поэтому прошу, не лезь в мою жизнь.

– Мне плохо без тебя! Тебя не хватает.

– Ты издеваешься? – слезы обожгли глаза, и я была не в силах их контролировать, – ты же сам сказал…

– Знаю, но никак не привыкну, что тебя нет рядом.

– Андрей, я прошу тебя, ты делаешь мне больно, – прошептала я, не стараясь скрыть свои всхлипы.

– Ты меня любишь?

– Зачем тебе это?

– Просто ответь.

– Да.

На том конце провода воцарилось молчание. Какой ответ хотел услышать Андрей, не знаю, но я ответила правду. Тишина становилась невыносимой, но он продолжал эту бессмысленную пытку.

– Андрей?

– Прости. Я не должен был звонить.

Он повесил трубку. Вот так просто. Не попрощавшись. Ничего не объяснив. Заставив вновь почувствовать себя брошенной. Было больно, чертовски больно. Рука опять потянулась к мобильному, чтобы набрать номер подруги, но я одернула себя, вспомнив слова Максима. Он прав, зачем нагружать Маринку своими переживаниями, да еще в такое время?

Мне долго не удавалось уснуть. Как назло, снотворное кончилось. Чтобы как-то себя занять и нагнать усталость, я решила прогуляться по дому и, натянув на себя теплый спортивный костюм, вышла из комнаты.

На улице шел снег, крупные снежинки медленно падали на землю, подсвеченные уличными фонарями. Красиво. Как завороженная, я наблюдала за этим в огромное окно холла второго этажа. Дико захотелось выйти на улицу. Поддавшись порыву, я побежала вниз.

– Моя дочь вас извела, и вы решили сбежать? – голос босса заставил меня остановиться, когда я уже застегивала свое пальто.

– Я просто хотела подышать воздухом.

– В полдвенадцатого ночи? – усмехнулся мужчина и подошел, внимательно глядя на меня. Его улыбка пропала, и Максим вновь стал серьезным. – Вы плакали?

Опухшие веки выдали меня, но не хотелось быть в глазах босса слабой. Я гордо подняла голову и посмотрела в его глаза. В его большие глаза цвета темного шоколада. В тот момент все, что я хотела сказать, забылось. Как завороженная, я смотрела на своего начальника, не в силах вымолвить ни слова.

– Почему вы плакали, Таня? Если потому, что я был груб, то извиняться я не намерен. Вы должны понять…

– Вы тут ни при чем, – перебила я, – это только мое дело.

– Вот как? Не думаю. Если это касается меня или моей дочери, вы обязаны сказать.

 

– На вас свет клином не сошелся. У меня могут быть и свои проблемы.

Гулять резко расхотелось, я повесила пальто в шкаф и уже хотела уйти, как Максим схватил меня за руку. От его прикосновения меня будто ударило током.

– Постойте, не уходите, – неожиданно мягко попросил он.

– Что вы хотите?

– Мне не спится. Жуткий день. Проблемы в делах и… в общем, я не хочу быть один. Просто побудьте со мной.

– Побыть с вами?

– Выпьем по бокалу коньяка и разойдемся по комнатам. Согласны?

– Хорошо, но пить я не буду.

Устроившись на диване гостиной, я внимательно наблюдала за Максимом. Мужчина подошел к барной стойке и ловким движением снял с полки бутылку коньяка, потом одной рукой ухватил два бокала и направился ко мне.

– Я же сказала, что не буду пить, – возмутилась я, расценив такое поведение наглым.

– Вы не будете пить, я предлагаю вам дегустировать, – с обворожительной улыбкой сообщил он.

– В чем разница?

– Вы любите коньяк?

– Откровенно говоря, терпеть не могу.

– Просто вы не пробовали настоящий или же не умеете пить.

– А допустить мысль, что он мне не нравится, вы не можете? – почувствовав себя более спокойно, усмехнулась я и откинулась на спинку дивана.

– Я докажу вам, – все с той же улыбкой сказал Максим.

Он поставил оба бокала на столик и налил немного коньяка в каждый. Затем вернулся к барной стойке и достал из небольшого холодильника лимон и шоколад. Я внимательно наблюдала за каждым его движением. Он видел это и будто специально устраивал для меня шоу. Установив небольшую горелку, он повесил над огнем один бокал. Медленно прокручивая его, мужчина неотрывно следил за янтарной жидкостью.

– Коньяк надо пить теплым. Вы знали это?

– Да, слышала.

– Пробовали?

– Нет, я не любитель крепких напитков.

– Это я уже понял, – усмехнулся он, – но повторяю, вы просто не умеете ценить их. Гораздо проще потреблять что-то легкое, сладкое, но только настоящая крепость держит в себе истинный вкус.

Максим снял с огня бокал и поднес его ко мне. Я хотела взять его в руки, но мужчина одернул меня.

– Сначала почувствуйте аромат. Вдыхайте медленно, старайтесь насладиться его терпкими нотками.

Я послушно делала все, что говорил мужчина. Медленно вдыхая коньячный аромат, я поняла, что действительно наслаждаюсь этим.

– Закройте глаза, так ощущения будут острее.

Я подчинилась.

– Теперь приоткройте рот. Возьмите немного в себя, но лишь каплю.

Язык слегка обожгло, и это было приятно.

– А сейчас сделайте небольшой глоток, так, чтобы почувствовать тепло внутри.

Тепло медленно разливалось внутри меня, согревая. Удивительно приятные ощущения.

– Не открывайте глаза, – прошептал Максим.

Я слышала, как он поставил бокал на столик. Не зная, что ждет меня дальше, я полностью доверилась этому мужчине. Еще какое-то время ничего не происходило, но потом что-то горячее коснулось моих губ. От неожиданности я чуть дернулась, но потом позволила ему продолжить. Горячая шоколадная конфета медленно скользила по моей нижней губе.

– Облизните губы… Молодец. А теперь откройте глаза.

Тусклый свет в гостиной не раздражал глаза, но я все равно зажмурилась. Приятная нега окутала тело, и пусть я сделала всего глоток коньяка, голова немного закружилась.

– Понравилось? – делая глоток коньяка, спросил Максим.

– Да, – ответила я, чувствуя, как под его взглядом начали гореть щеки.

– Это не все.

Он взял нож и протянул мне. Я непонимающе посмотрела на холодное оружие в руках мужчины, а его забавляло мое замешательство. Максим вложил нож мне в ладонь и крепко сжал мою руку на рукояти. Снова разряд тока прошел сквозь мое тело. Сердце так громко забилось, что он мог услышать, дыхание стало прерывистым.

– Нарежьте, пожалуйста, лимон, – с обворожительной улыбкой попросил он и отпустил меня.

Когда тонкие дольки лимона веером лежали на блюдце, он взял одну и провел ею по краю бокала, после чего протянул его мне.

– Выпейте до дна, но не торопитесь. Татьяна, делайте так, как я вас учил.

– Хорошо, – не сводя с него взгляда, ответила я.

Часы в гостиной пробили полночь, но время будто остановилось. Сейчас были только я и он. Максим рассказывал о том, что коньяк получил свое название от одноименного города, основанного еще при Юлии Цезаре на территории современной Франции, как появилось «жженое вино» – аналог будущего бренди, и о том, как родился тот напиток, что мы пьем. Когда я осушила свой бокал, Максим вновь наполнил его и снова накормил меня растопленной шоколадной конфетой. Алкоголь ударил в голову, и я не чувствовала неловкости. Плавно мы переместились на пол.

– А вы знаете, что согласно законодательству, коньячный спирт, дабы называться коньяком, должен быть выдержан в дубовых бочках не менее двух лет?

– Нет, не знала.

– Да, Татьяна, так что тот напиток, что мы пьем с вами – не так прост. Его нужно понимать, чтобы ценить. Признаете, что это вкусно?

– Да.

– Вот видите. Кстати, благодаря ему у вас появился легкий румянец и блеск в глазах. Вам идет.

– Спасибо, – немного смутилась я.

– Такой вы нравитесь мне больше, чем заплаканной. Так кто вас обидел?

– Мне звонил муж. Бывший муж.

– Что он хотел? – нахмурился Максим.

– Не знаю. Я так и не поняла. Сказал, что ему тяжело, что скучает, а когда я спросила, хочет ли он, чтобы я вернулась, ответил – нет.

– А вы бы вернулись к нему, если бы он попросил?

Этот вопрос отрезвил меня. Я подняла взгляд на своего начальника. Он был серьезен и ждал моего ответа, но слова будто застряли в горле.

– Так что, Татьяна? Вы вернулись бы к мужу, если бы он попросил вас?

– Я не знаю, – соврала я.

– Знаете, только боитесь мне сказать. Вам страшно выглядеть в моих глазах недобросовестным работником, готовым бросить обязанности ради того, кто вас предал, ведь так?

– Да, я бы к нему вернулась, но он не хотел этого! – разозлилась я, но не потому, что Максим выпытал правду, а потому что заставил признать, что я не нужна Андрею.

– Спасибо за честность, а теперь вам пора спать. Софи встает в восемь. Надеюсь, вы легко проснетесь, – спокойно, тоном начальника сказал мой босс.

– Спокойной ночи, Максим.

Магия вечера была разрушена. Я вернулась на бренную землю. Часы в гостиной вновь пробили, сообщая о том, что до утра остается все меньше времени. Поднявшись с пола, я собралась уйти, но Максим задержал меня.

– Это, чтобы сны были приятными, – с этими словами он положил мне в рот шоколадную конфету и сам пошел наверх.

Оказавшись, наконец, в своей кровати, я стала проигрывать в памяти события вечера. Алкоголь медленно отпускал, и на смену ему приходило осознание того, что я стала пешкой в игре Максима. Он хотел узнать, что со мной случилось, и ему это удалось. Но неужели все это было лишь способом разговорить меня? Он опасен, очень опасен, и не только потому, что, скорее всего, связан с криминалом. Он опасен потому, что имеет власть надо мной. Власть, которую я снова хочу почувствовать.

5 Глава. Принцесса-поваренок

Говорят, после хорошего алкоголя утром голова не болит. Это правда, никакой мигрени после вечернего коньяка у меня не было, но поднять себя в семь оказалось чертовски сложно. Я уснула только под утро, снедаемая разными мыслями. Я думала и об Андрее, но как ни странно, куда больше меня занимало произошедшее с Максимом. Было стыдно за то, что мы творили, и я не знала, как вести себя с ним при встрече, но, тем не менее хотела его увидеть. В половину восьмого в мою дверь постучали, и, конечно же, я решила, что это Максим. Однако на пороге стоял Кирилл Степанович.

– Доброе утро, Татьяна Николаевна, Максим Игнатьевич просил навестить вас и убедиться, что с вами все в порядке.

– Доброе утро. Со мной все хорошо. Спасибо.

– Не забудьте, что в восемь нужно будить девочку.

– Спасибо, я помню. А Максим?.. Он спустится к завтраку?

– У вас какой-то вопрос к Максиму Игнатьевичу?

– Нет.

– В таком случае, вас не должно это касаться.

– Но Софи будет спрашивать про папу! – нашлась я.

– Не обнадеживайте ребенка, Татьяна Николаевна. Дочь для Максима Игнатьевича – самое важное в жизни, но он не может ради нее бросать дела. Ваша задача – объяснить ей это.

Меня злило такое отношение к девочке. Каким бы криминальным авторитетом ни был Максим, игнорировать дочь из-за своих темных делишек недостойно настоящего отца! С другой стороны, я не могла давить на босса. В конце концов, ему ничего не стоит меня уволить. Теперь я не хотела терять эту работу, хотя еще вчера утром сомневалась… В любом случае, Кирилл Степанович прав, моя прямая обязанность – забота о Софи.

В восемь часов я зашла в детскую. Софи спала в кроватке в обнимку с мягким розовым кроликом. Она мило сопела, ее реснички слабо подергивались, а ротик был чуть приоткрыт. Невольно залюбовавшись девочкой, я совсем забыла, что должна ее будить. Поддавшись порыву, я чуть наклонилась над ней и оставила легкий поцелуй на румяной щечке.

– Софи, пора вставать, – девочка только отвернулась, – детка, просыпайся.

– Не хочу.

– Софи, уже десять минут девятого, через двадцать минут завтрак.

– Таня, я не хочу кушать, я хочу спать, – захныкала малышка.

Стало понятно, что разговоры тут не помогут. Я взяла девочку на руки и понесла ее, брыкающуюся, в ванную. Конечно, она стала капризничать, но безуспешно. Когда Софи была умыта, одета и причесана, мы спустились в столовую, где уже сидел Максим.

– Доброе утро, – поздоровалась я.

– Принцесса! – совершенно проигнорировав мое присутствие, Максим раскрыл объятья для дочери.

– Папочка! – обрадовалась Софи и побежала к нему.

Максим усадил дочь к себе на колени и стал расспрашивать, как она спала и что ей снилось. Сейчас он выглядел таким домашним, что невозможно было не залюбоваться этой картиной. Где-то в душе неприятно кольнуло, ведь я всегда мечтала, чтобы вот так же за завтраком рядом сидели Андрей и наш ребенок. Мой бывший муж, как и я, любил детей, мы мечтали о большой семье, но рождение малыша откладывали «до лучших времен», которым не суждено было наступить.

– Татьяна, усадите мою принцессу и покормите ее, – Максим, наконец, обратил внимание на меня.

– Конечно, – улыбнулась я, но мужчина даже не взглянул в мою сторону.

Завтракали мы втроем, но меня упорно игнорировали. Мой босс рассказывал дочери приключенческую историю, а та с аппетитом поглощала свою кашку. Мне нравилось наблюдать за этой картиной, каждый раз, когда мужчина подходил к какому-нибудь интересному моменту, ложка в руке девочки замирала.

– Ты ешь-ешь, – приговаривал Макс, и Софи отправляла кашу в ротик.

Я и сама заслушивалась историей про пирата, принца и принцессу и их приключения. Принцессе нужно было выбрать, кому отдать свою руку прекрасному принцу или смелому пирату. Она предпочла пирата, и оказалось, что тот оказался королем дальней страны, а ее принц – обычным самозванцем! Слушая историю, я представляла Максима таинственным пиратом, а сама хотела стать его принцессой. Но то была всего лишь сказка, и, как все прекрасное, она подошла к концу; каша была съедена и кофе допит, дневные дела замаячили на горизонте. Максим поднялся из-за стола и поцеловал дочку в макушку, после чего бросил на меня совершенно равнодушный взгляд.

– Софи не любит каши. Сегодня я оказал вам услугу, – босс кивнул на пустую тарелку девочки, – не благодарите. Да, Татьяна, вечером у меня планы; учтите это, когда будете общаться с моей дочерью.

– Ясно, – кивнула я.

– Малыш, – обратился он к дочери, – сегодня ты будешь с Таней весь день, потому что папе нужно решить некоторые важные вопросы. Слушайся няню.

Максим поцеловал малышку и вышел из столовой. Софи сидела на стульчике, болтая ножками и разглядывая пуговки на своем платье. Меня она старательно не замечала. Казалось, все, чего мы достигли вчера в наших взаимоотношениях, кануло в лету.

– Папа занят, потому что ты тут, – обиженно сказала девочка.

– Детка, но это не я поручаю дела твоему папе. Поверь, я очень-очень хочу, чтобы он был с тобой.

– Тогда уйди!

Софи спрыгнула со своего стульчика и побежала на кухню. Собирая посуду со стола, я размышляла, как мне быть дальше. Нужно найти ключ к ее сердечку, но как? К тому же, Максим своим поведением подливал масла в огонь. Его пренебрежительное отношение ко мне при дочери только раззадорило девочку. Меня это тоже задело. После того, что было вечером, безразличие с его стороны обижало, хотя чего я ждала? Почему, черт возьми, меня вообще должно заботить его отношение?! Он мой босс, не больше!

 

– Василиса, ну пожалуйста! – раздался детский голосок на кухне.

– И не подумаю! Ты себя отвратительно ведешь! – ответила ей повариха.

– Что-то случилось? – протискиваясь в приоткрытую дверь, спросила я.

– Ничего, Танюш, глупости всякие!

– Я просила Василису сделать так, чтобы ты ушла! – обиженно сказала Софи и замахнулась на кухарку, но я успела перехватить ее руку.

– Так дело не пойдет! – возмутилась я, – ты знаешь, что драться нехорошо?

– Пусти, – начала вырываться девочка.

– И не подумаю! Ты только что хотела ударить Василису, женщину, которая тебя кормит, которая заботится о тебе.

– Но я…

– Что? Ты разозлилась?

– Да, – она потупила глазки и уже не так отчаянно пыталась вырваться, как раньше.

– Сонечка, так делать нехорошо, подумай сама, ты бы обидела Василису, и она решила бы, что ты больше ее не любишь! Она бы очень переживала! Неужели ты этого хотела?

– Нет.

– Она не виновата, что я тебе не нравлюсь. Не она привела меня сюда, ведь так?

– Да.

– Тогда и ссориться с ней не нужно. Извинись перед ней и скажи, что ты так больше не будешь.

– Извини, Василиса, – начиная всхлипывать, проговорила Софи, и я отпустила ее.

– Давай не будем ссориться, – улыбнулась я и присела рядом с крохой, – ты же не знаешь меня, а я очень хочу дружить и…

Я не успела договорить, как получила звонкую пощечину от Софи. Она сама испугалась того, что сделала. Пусть ее ручка была совсем маленькой, но удар оказался очень неприятным. Я никак не ожидала, что девочка меня ударит.

– Паршивка! – крикнула Василиса, и Софи побежала прочь из кухни, – ну, я ей уши надеру! Все отцу расскажу.

Повариха уже хотела бежать за малышкой, но я остановила ее. Глупо вмешивать Василису в наши разборки с Софи. Потирая щеку, я пошла за своей подопечной. Девочка помчалась в гостиную, где Максим читал что-то в планшете, подбежала к папе и обняла его.

– Принцесса, что такое? – со смехом спросил Максим, но потом заметил меня, – Татьяна, что происходит?

Малышка исподлобья посмотрела на меня. Максим тяжело вздохнул и практически оторвал от себя девочку. Его суровый вид не предвещал ничего хорошего.

– Так, Софи, ты что-то сделала? Немедленно отвечай! – прикрикнул он.

– Мы играли, – вмешалась я, видя, как моя подопечная сжалась под напором отца.

– Играли? Татьяна, для этого есть игровая комната, детская площадка, но никак не гостиная! К тому же, вы мне врете!

– Максим, мы играли, – как можно спокойнее ответила я.

– Ладно, на первый раз поверю. Софи, иди в детскую.

Девочка послушно направилась наверх. Я хотела пойти за ней, но начальник не позволил:

– Татьяна, я ценю вашу заботу о дочери. Вижу, что вы стараетесь, но я не хочу, чтобы вы потакали ее капризам. В чем дело? Это из-за того, что я плачу вам, вы покрываете проказы принцессы?

– Считаете, я подлизываюсь к вашему ребенку?

– Это не так?

– Я пытаюсь найти с Софи контакт. Я для нее, как красная тряпка для быка. Она уверена, что из-за меня теряет вас! Ваша дочь нуждается в вашем внимании. А вы… Я вас не понимаю! Когда Софи рядом, вы превращаетесь в образцового отца, но потом ведете себя так, будто дела для вас важнее ребенка!

– То есть, я виноват в том, что вы не поладили с принцессой?

– Я этого не говорила. На то, чтобы нам поладить, нужно время, но если вы продолжите демонстративно скидывать ее на меня, то это произойдет гораздо позже!

– Хорошо, и что я должен делать, по-вашему?

– Будьте с Софи более внимательным, дайте ей почувствовать, что она для вас важнее всего.

– Но так и есть! – вспылил он, – Софи для меня все! Она самое дорогое, что у меня есть! Все, что я делаю – для нее!

– Она слишком мала, чтобы ценить это, для нее куда важнее, если отец пожелает ей спокойной ночи или придет поиграть с ней, пусть всего на десять минут.

– Я обдумаю ваши слова, а сейчас вы свободны, – холодно сказал он.

– Говорите так, будто я сделала вам деловое предложение, – возмутилась я, – в следующий раз, чтобы поговорить о вашей дочери, запишусь на официальную аудиенцию!

– Именно так вам и следует поступить, – бесстрастно согласился он, но потом наклонился к моему лицу так близко, что между нами остались считанные миллиметры, – на аудиенции ко мне можно брать коньяк и шоколад.

Напоминание о прошлом вечере заставило меня вновь ощутить те эмоции. Я чувствовала тепло его тела, вдыхала аромат парфюма, от этого закружилась голова. Мой взгляд невольно упал на его губы, такие манящие. Все, о чем я могла мечтать в тот момент, это его поцелуй. Кажется, он понял мои мысли и быстро отстранился. Стало стыдно, чертовски стыдно! Ничего не ответив, я практически выбежала из гостиной.

Снова позволила ему играть со мной. Но почему он делал это? Ответ, упорно приходивший на ум, казался слишком нереальным, но что, если это так? Что, если я нравлюсь Максу? От этой мысли стало хорошо. Возможно, это всего лишь мое самолюбие твердило, что мной может увлечься такой шикарный мужчина, что на бывшем муже свет клином не сошелся. А возможно, все проще? И я начинала увлекаться своим начальником?

Пытаясь прогнать из головы эти мысли, я постаралась сосредоточиться на главном – Софи. Она уже была в своей комнате и играла в планшет. На меня ребенок никакого внимания не обратил. Конечно, я не ждала, что она извинится за то, что ударила или поблагодарит, что я вступилась за нее перед отцом. И как теперь быть с ней – вот главный вопрос.

– Софи, я ничего не рассказала папе, потому что знаю, что ты не хотела так поступать, – начала я, но девочка не отвлеклась от игры, – это был первый и последний раз, – уже более твердо сказала я, и малышка напряглась, – ты хорошая девочка, а не какая-нибудь драчунья! Именно поэтому ты больше так не поступишь, ведь если снова меня ударишь, это будет означать, что ты не такая хорошая, как все думают. Я на тебя не сержусь и понимаю, что иногда мы можем по ошибке сделать что-то нехорошее.

– Ты не будешь меня ругать? – виновато спросила девочка.

– Нет, но ты пообещаешь, что больше не станешь драться.

– Хорошо.

– А еще дашь мне шанс с тобой подружиться.

– Но я не хочу дружить с тобой.

– Софи, я буду заботиться о тебе и присматривать, пока твой папа занят. Мне придется делать это, но если мы с тобой будем хорошо общаться, нам обеим будет легче.

– Таня, отстань. Я играю, – снова она уткнулась в электронную игрушку.

– А давай поиграем вместе?

– Ты тоже играешь в Angry Birds?

– Нет, мы поиграем в другую игру. У тебя столько интересных игрушек. А давай устроим чаепитие для куколок?

– Неа, это не интересно, – отмахнулась малышка и снова уткнулась в планшет.

Про себя я трижды прокляла того, кто дал в руки ребенку планшет. Переубеждать Софи было бесполезно, но сдаваться я не собиралась. Устроившись на ковре, я поставила столик, усадила за него кукол, расставила посуду и стала за них разговаривать. Поначалу моя подопечная игнорировала происходящее, но постепенно стала бросать в мою сторону заинтересованные взгляды. Откровенно говоря, мне самой было интересно играть с куклами, в моем детстве такой роскоши не было. Можно сказать, я наверстывала упущенное…

– А после того как мы попьем чай, я приглашу вас на ужин в свой домик, – заговорила я за одну из куколок.

– А что ты нам приготовишь? – ответил ей медвежонок.

– Что приготовлю? – внимательно рассматривая игрушки Софи, я заметила пластмассовые овощи, – я приготовлю овощное рагу!

– Нет, салат! – вмешалась Софи, – пусть приготовит салат!

– Но я не умею готовить салат, – ответила девочке кукла.

– Ох, ну что ты такая бестолковая! Всему тебя надо учить, – вздохнула малышка, – пойдем.

Она важно потопала к игрушечной посуде и достала большую ярко-зеленую миску. Взяв куклу в руки, я пошла за ней и стала внимательно наблюдать за тем, что малышка делала. Софи комментировала каждое свое действие. Она устроила настоящее кулинарное шоу и, будь овощи настоящими, получился бы неплохой салат.

– Вот видишь, Каролина! – обратилась она к кукле, – все просто, а ты хотела невкусное рагу!

– Софи, кто тебя этому научил? – не удержалась от вопроса я.

– Мы с мамой любим смотреть программу, как тетенька готовит. Она так делала.

– А хочешь попробовать готовить по-настоящему?

Глаза девочки загорелись, но она молча отвернулась и, забравшись на свою кроватку, вновь уткнулась в планшет.

– Ты не хочешь готовить по-настоящему?

– Зачем ты меня обманываешь?

– Я не обманываю тебя.

– Таня, я еще маленькая, мне нельзя готовить по-настоящему. Василиса меня, знаешь, как отругала, когда я без спросу брала продукты?

– Да, детка, ты еще маленькая, чтобы самостоятельно готовить, потому что можешь случайно пораниться или обжечься, но под моим присмотром можешь попробовать. Василиса не будет ругаться.

С этой книгой читают:
Не на ту напали
Анастасия Николаевна Копылова
Заглянуть в прошлое
Клара Колибри
Это выше моих сил
Юлия Владимировна Бушмарина
Аня де Круа
Яна Егорова
$ 1,24
Узнай меня
Ася Сергеева
Исповедь проститутки
Татьяна Николаева
Другие книги автора:
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.