Битва за рубль. Национальная валюта и суверенитет РоссииТекст

Оценить книгу
4,4
9
Оценить книгу
4,5
4
0
Отзывы
Фрагмент
Отметить прочитанной
290страниц
2015год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© В. Ю. Катасонов, 2015

© Книжный мир, 2015

Введение

История Российской Федерации крайне короткая – всего 23 года. Но за этот короткий отрезок времени новое государство претерпело серьезнейшие изменения во всех сферах жизни: политике, культуре, идеологии, экономике. Окинем взглядом события, происходившие и происходящие в сфере экономики.

Напомним, что с января 1992 года, когда «новорожденный» по имени «Российская Федерация» появился на свет, доставшаяся ему в наследство от Советского Союза экономика начала стремительно рушиться. Бешеный рост цен, вал неплатежей, резкое падение реальных доходов населения – вот главные признаки тех драматических времен. Это помнит не только старшее, но и среднее поколение. Экономика год за годом все больше погружалась в пучину кризиса, о чем свидетельствовали даже официальные статистические данные об объемах производства, инвестиций, внутренней и внешней торговли, доходов, потребления. В стране начались банкротства предприятий, возникла постоянная инфляция, появилась безработица. Это было крайне необычно и дико для людей, которые жили в условиях социализма и которые обо всех подобных проблемах раньше знали только из газет и телевидения, сообщавших о «загнивавшем капитализме Запада».

Правда, после «шоковой экономической терапии», которую организовали «революционеры» типа Е. Гайдара и А. Чубайса, с середины 90-х годов возникла некоторая видимость стабилизации. Однако она носила искусственный характер, была обусловлено активизацией спекулятивного капитала (в том числе иностранного), которая обеспечила временный приток денег в экономику, и приватизацией, которая дала единовременные поступления денег в бюджет государства. В экономической истории РФ особое место занимает 1998 год, когда произошел так называемый «дефолт», который был порожден авантюристической политикой наших денежных властей по выстраиванию долговой пирамиды ГКО. В августе того года эта пирамида рухнула, страна осталась без валютных резервов и с пустой казной. Произошел беспрецедентный обвал валютного курса рубля. По стране прошла волна банкротств, в первую очередь рухнули компании, которые имели валютные долги. Последствия кризиса под названием «дефолт» удалось преодолеть лишь к середине 2001 года.

Через семь лет Россия столкнулась с новым несчастьем – финансовым и экономическим кризисом 2008–2009 гг. Он был спровоцирован мировым финансовым кризисом, эпицентром которого были США. Там на протяжении «нулевых» годов накачивали «пузыри» ипотечного кредитования, которые стали лопаться в 2008 году. Примечательно, что хотя кризис пришел к нам из-за океана, российская экономика переживала его намного тяжелее. Эксперты утверждают, что в полной мере последствия указанного российского кризиса удалось преодолеть лишь к концу 2011 года.

Уже в начале 2014 года в России обозначились признаки нового кризиса. А в конце указанного года произошло неординарное событие – обвал валютного курса рубля. 15 и 16 декабря вошли в новейшую экономическую историю России как «черный понедельник» и «черный вторник».

По итогам 2014 года рубль среди валют более или менее развитых стран оказался мировым рекордсменом по степени падения курса – без малого в два раза. Ниже рубля в рейтингах 2014 года – лишь несколько азиатских и африканских валют. Например, манат – валюта страны Туркменистан, страны, которая только в 1993 году обрела свою собственную национальную валюту. До этого в ходу был рубль. С каждым годом валюта дешевеет. Сегодня в обменном пункте страны за один доллар США вам дадут более 25 тысяч манатов. Можно также упомянуть шиллинг африканской страны Сомали, в которой с середины прошлого века длится экономический кризис. Валюта каждый год обесценивается. За один доллар вам дадут более 70 тысяч шиллингов.

Но все рекорды побил доллар Зимбабве. В стране падение цены валюты происходит так быстро, что отслеживать это достаточно трудно, например прошлым летом официальный курс был «642» и 24 нуля после зимбабвийских долларов за один доллар США. Правительство регулярно проводит деноминацию, грубо говоря, зачеркивает лишние нули, чтобы цены не были столь огромными. Время от времени курс приводят в норму, примерно до 20 тысяч местных долларов за один американский, однако позже опять происходит молниеносное обесценивание валюты.

С падением курса российского рубля в 2015 году сопоставимо лишь его падение, возникшее после дефолта августа 1998 года. Тогда курс рубля «провалился» в три с лишним раза.

Сейчас мы вступили в 2015 года, но признаков того, что мы преодолели прошлогодний кризис, нет. Некоторые эксперты полагают, что он продлится не только в течение всего 2015 года, но перейдет и в 2016 год. Таким образом, за короткую историю своего существования Российская Федерация практически половину всего времени находилась в состоянии экономического хаоса, обвалов и серьезнейших обострений социально-экономических проблем, а вторую половину пыталась выходить из этих кризисных состояний. Нормальным такое экономическое развития назвать никак нельзя. Возникает подозрение, что кризисы – не некое явление циклического, временного характера, они перманентны. А отсюда напрашивается вывод, что порочна сама модель экономики, которую нам на протяжении более двух десятилетий навязывают. В предлагаемой читателю книге, посвященной валютным, финансовым и экономическим событиям российской жизни ушедшего 2014 года, основное внимание уделяется выяснению того, что это за модель и в чем ее основные пороки.

Последний кризис эксперты и журналисты чаще всего называют валютным, поскольку произошел резкий обвал валютного курса рубля. Впрочем, не стоит все сводить лишь к двум дням – «черному понедельнику» и «черному вторнику». Тогда российский рубль спикировал с уровня 56,89 руб. за доллар до 80,10 руб. (максимальное значение в середине сессии 16 декабря). Ослабление рубля происходило ударными темпами не только в декабре, ползучее понижение валютного курса российской денежной единицы фиксировалось на протяжении всего прошлого года. Но не с меньшим успехом кризис 2014 года можно назвать также финансовым, долговым, банковским, экономическим.

Как кризис не назвать финансовым? Ведь акции многих российских компаний, в том числе экспортных, резко снизились на фоне обвала рубля и резкого повышения ключевой ставки Центробанком. Российский фондовый рынок, если оценивать его результаты по долларовому индексу РТС, – стал абсолютно худшим в мире. С начала года к середине декабря 2014 года он упал уже на 50,2 %. Следом по глубине падения идут Украина, Португалия и Греция. А лучшим рынком в 2014 году, как ни парадоксально, стала Венесуэла, несмотря на то, что пребывала в рецессии на фоне бюджетного безденежья. Индекс РТС упал до значений 2009 года, а все происходящее на фондовой бирже аналитики называют не иначе как неуправляемым хаосом. Капитализация всего российского рынка акций составила на середину декабря 2014 года 384,9 млрд. долл. Все российские компании в конце года стоили дешевле корпорации Microsoft (386,6 млрд. долл.) и Apple (643,9 млрд. долл.)

Как кризис не назвать банковским? Еще осенью 2014 года (до обвала рубля) эксперты обратили внимание на рост удельного веса проблемных активов российской банковской системы, его приближение к 10 % (формально при таком показателе состояние банковской системы квалифицируется как «кризисное»). После обвала рубля начался отток депозитов из банков, ухудшилось качество кредитных портфелей, увеличились их и без того большие убытки в группе «проблемных банков». Количество кредитных организаций, ликвидированных в 2014 году, по предварительным данным, достигло рекордного значения. С начала года до начала декабря лицензии были отозваны у 83 банков. Произведенное Банком России 16 декабря повышение базовой ставки до 17 % приведет к тому, что банкам придется выплачивать дополнительные 367 млрд. руб. в год для обслуживания кредитов ЦБ. Это эквивалентно 47 % прибыли всего банковского сектора за 11 месяцев 2014 года.

Как кризис не назвать экономическим? Даже Банк России (который в своих прогнозах имеет склонность к оптимизму) еще в ноябре представил «базовый вариант» прогноза на 2014 год, согласно которому рост ВВП России составит 0 (ноль) процентов. А на следующий 2015 год – падение ВВП на 3,5–4,0 %. Но даже если в истекшем году будет зафиксирован хотя бы какой-то прирост ВВП, он будет символическим. Никто не оспаривает, что по сравнению с 2013 годом (тогда прирост ВВП составил 1,3 %) в прошедшем году имела место тенденция к затуханию экономического роста. В 2014 году, впервые со времен финансового кризиса 2008 года, инфляция достигла двухзначной величины. Промышленные предприятия во всех отраслях готовятся к масштабным сокращениям и переходу на короткую рабочую неделю. Отели и рестораны пустеют из-за того, что впервые за несколько лет потребитель переходит на модель сберегающего поведения. Часть товаров исчезает из продажи. В России – масштабный кризис.

Можно ли кризис назвать долговым? Вопрос спорный. Большинство экспертов полагает, что нет, нельзя. Они полагают, что наши банки и нефинансовые компании способны погашать номинированные в иностранной валюте внешние долговые обязательства по кредитам и займам. Все рассчитывают, что, в крайнем случае, государство за счет валютных резервов (Фонд национального благосостояния и Резервный фонд) придет на помощь крупнейшим банкам и компаниям (как это было в 2008–2009 гг., когда на такую помощь было выделено в общей сложности около 200 млрд. долл. из Стабилизационного фонда). Может быть, в ближайшие месяцы особых проблем с погашениями внешних долгов, действительно, не будет. Но уже в следующем, 2016 году такие проблемы могут стать реальными. Кроме того, часть юридических лиц РФ, работающих на внутреннем рынке и получающих выручку в рублях, взяли в свое время в российских банках валютные кредиты. Такая категория должников сейчас находится в отчаянном положении.

 

В предлагаемой книге я не собираюсь входить в детали разрастающегося кризиса. Основное внимание уделяется следующим вопросам: каковы причины кризиса? Какие меры наши власти принимают для борьбы с кризисом? Насколько эти меры эффективны? Какие альтернативные (или дополнительные) меры необходимо принять для того, что эффективно «купировать» кризис? Что следует сделать для того, чтобы подобные кризисы не повторялись?

Коснусь во введении лишь вопроса причин кризиса. Большинство экспертов и журналистов на первое место ставят такую причину, как падение цен на «черное золото». Действительно, поступления от экспорта нефти формируют существенную часть бюджета Российской Федерации, влияют на состояние платежного баланса страны, вносят значительный вклад в прирост ВВП. Но я не могу согласиться с тем, что указанная причина может рассматриваться в качестве главной, в лучшем случае ее можно назвать сопутствующей. Ведь признаки кризиса обозначились еще в конце 2013 – начале 2014 гг., когда цены на нефть марки Brent находились на уровне близком к 110 долл. за баррель. На этом уровне они были еще в середине прошлого года. Снижение цен началось лишь осенью. Психологическую планку в 70 долл. цена пробила лишь 28 ноября. Примечательно, что справочные цены, которыми пользуются эксперты в своих оценках и рассуждениях, – цены трехмесячных контрактов, а не цены сделок «спот». Следовательно, снижение цен на «черное золото» могло реально отразиться на финансовых потоках и платежном балансе лишь в начале 2015 года. Так что причины не в нефти.

Называют такие причины, как дополнительные издержки России, связанные с событиями на Украине и вокруг Украины. Потери от сворачивания торговли и производственно-кооперационных связей с Украиной. Дополнительные затраты, связанные с необходимостью включения Крыма в состав Российской Федерации. Расходы на гуманитарную помощь Новороссии и т. п. Да, эти издержки, к сожалению, неизбежны, но их влияние может стать ощутимым только в 2015 году. Вряд ли они могли спровоцировать «черный понедельник» и «черный вторник».

Гораздо более ощутимым в 2014 году было влияние на российскую экономику экономических санкций Запада. Фактически это также издержки, связанные с событиями на Украине. Хотя Украина тут лишь «постольку поскольку». Украина – лишь формальное обоснование болезненной реакции Запада на попытку России проводить независимую внешнюю и внутреннюю политику. Вместо Украины могло бы любое другое формальное обоснование и оправдание экономических санкций. Оценок ущерба от санкций уже имеется немало. Даже бывший министр финансов А. Кудрин решил себя попробовать на поприще оценок. Эти оценки он решил сделать для того, чтобы показать всю тяжесть санкций и для того, чтобы призвать нашу власть пойти на «мировую» с Западом. В начале октября озвучил оценку ущерба от экономических санкций в 1 триллион рублей в виде неполученной российской экономикой продукции и 350 млрд. руб. в виде неполученных поступлений в бюджет России. При существовавшем на тот момент времени курсе рубля (около 40 руб. за доллар) получается соответственно 25 млрд. и 8,5 млрд. долл. Делались и другие оценки, которые отличались от оценки бывшего министра финансов. Как в большую, так и меньшую стороны. Диапазон оценок – от 0,5 до 2,0 % ВВП России.

Надо понимать, что речь идет не просто об экономических санкциях, а о цивилизационном противостоянии Запада и России. Это противостояние можно назвать войной, которая пока, слава Богу, является «холодной». А для войны потери даже 2 % ВВП не следует рассматривать как критические. Война есть война.

Остается еще одна причина кризиса, которую можно назвать «субъективной». Речь идет о действиях или, наоборот, бездействии наших властей. В книге автор делает попытку показать: то, что произошло в декабре 2014 года крайне трудно назвать «роковым стечением обстоятельств» или «ошибкой» российских денежных властей – Центробанка и Минфина. В книге я анализирую драматические события прошлого года в финансовой и денежно-кредитной сфере. Увы, прихожу к неутешительному выводу: денежные власти страны действовали целенаправленно, подготавливая «черный понедельник» и «черный вторник». События середины декабря прошлого года по своему разрушительному эффекту намного превзошли ущерб от всех трех «пакетов санкций», которые Запад применил против России.

Очень хотел бы ошибаться. Впрочем, необходимого «разбора полетов» после декабрьского обвала рубля не было. По идее такой «разбор» должны были проводить наши «народные избранники» (Государственная дума), Прокуратура, Следственный комитет, Конституционный суд. Автор книги – не политик, не юрист, не следователь. Как экономист я предлагаю представителям указанных «профессиональных групп», а также всей широкой читательской аудитории «информацию для размышления».

Как говорит русская пословица: «Дорого яичко к Христову дню». Хотелось подготовить книгу по горячим следам событий декабря 2014 года. Поэтому, признаюсь, часть книги основывается на моих публикациях конца прошлого года, которые я размещал в различных периодических изданиях. А потому книга не претендует на фундаментальное, академическое исследование. Скорее это публицистика «на злобу дня».

 
Напрасный труд! —
Нет, их не вразумишь:
Чем либеральней, тем они пошлее;
Цивилизация для них фетиш,
Но недоступна им её идея.
 
 
Как перед ней не гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда,
Не слуги просвещенья, а холопы.
 
Ф. И. Тютчев

Часть I. Падение российского рубля, или «Издержки» либерализма

Банкир – это человек, который одолжит вам зонтик в солнечную погоду, чтобы забрать его, как только начинается дождь.

Роберт Фрост, американский поэт

Экономические итоги 2014 года: ограбление страны в особо крупных размерах

Описывать экономические итоги ушедшего года можно разными словами: валютный кризис, падение рубля, экономические санкции, усилившееся бегство капитала из страны, вышедшая за черту 10 % инфляция, снижение выручки от экспорта нефти, беспрецедентная «смертность» российских банков, угроза возникновения дефицита федерального бюджета, разворот экономического сотрудничества России на восток и т. д. Об этом уже сказано и написано немало.

С моей точки зрения, несправедливо мало сказано и написано о том, что в 2014 году произошло одно из крупнейших ограблений нашего народа. Может быть, более крупными ограблениями по сравнению с последним были лишь фактическая конфискация вкладов в Сбербанке десятков миллионов граждан правительством Е. Гайдара более двадцати лет назад (в результате бешеного разгона инфляции). Или так называемый «дефолт» 1998 года, спровоцированный правительством С. Кириенко (трехкратное падение валютного курса рубля).

Наш Центробанк по Конституции Российской Федерации обязан обеспечивать стабильность национальной денежной единицы – рубля. Это не просто красивая фраза, некая абстракция из разряда макроэкономики. Это экономическая безопасность нашего государства и благосостояние наших граждан. В силу особой важности этой политической, экономической и социальной задачи она зафиксирована в Конституции Российской Федерации. У Банка России много задач и функций (они прописаны в Федеральном законе о Центральном банке Российской Федерации), но упомянутая выше задача – главнейшая. Банк России в прошлом году не только не справился с решением этой задачи. Возникло устойчивое ощущение, что он делал все возможное для того, чтобы «раскачать» рубль.

В 2014 году в результате резкого падения курса рубля и в условиях высокой зависимости российского рынка от импорта потребительских товаров фактически произошла частичная конфискация рублевых вкладов граждан. Попробуем оценить ее масштабы. Если принять, что средняя величина рублевых депозитов физических лиц в ушедшем 2014 году была равна 13 триллионам рублей, и что рубль за год потерял без малого 50 % по отношению к доллару, то приходим к следующему выводу. У населения, хранившего свои сбережения на рублевых депозитах российских банков, было украдено 6,5 триллионов рублей. Обесценение рубля, допущенное нашими властями, кого-то из валютных спекулянтов обогатило на миллиарды (может быть, даже не рублей, а долларов). А вот у простых граждан было украдено 6,5 млрд. руб. Если переводить эту сумму в долларовый эквивалент по валютному курсу конца года (около 60 рублей за доллар), то получим потери более 100 млрд. долл. Если пересчитывать эту сумму по валютному курсу начала прошлого года (33 рубля за доллар), то получим около 200 млрд. долл.

Конечно, для проведения «тонких» оценок надо учитывать сроки рублевых депозитов и графики движения денег по депозитным счетам. Чтобы не тратить времени на оценки этих «тонкостей», предлагаю взять среднее значение. Получим 150 млрд. долл.

Это конечно не все. Ведь у населения всегда имеются наличные рубли в кармане, кошельке или под матрацем. По данным Банка России, наличная денежная масса вне банковского сектора на 1 января 2014 года была равна 6.985,6 млрд. руб., а 1 декабря 2014 года – 6.920,0 млрд. руб. Номинально рублевая масса за неполный год осталась почти без изменения, но в долларовом эквиваленте от нее осталось лишь половина. Держатели рублей, которые использовали их для текущих покупок и платежей, обесценения не чувствовали, а вот те, кто держал рубли под матрацем, потери реально понесли. Пусть лишь 1/4 всей наличной рублевой массы хранилась под матрацами. В этом случае мы имеем реальные потери, приближающиеся к 1 триллиону рублей. Опять же если перевести в долларовый эквивалент по среднему курсу прошлого года, то получим примерно 24 млрд. долл.

По нашим очень грубым подсчетам потери населения в результате «экспериментов» Центробанка с «плавающим рублем» обошлись нашим гражданам в сумму, равную 7,5 трлн. руб. Сумма складывается из потерь тех, кто держал рубли в банках (6,5 трлн. руб.) и потерь тех, кто держал рубли под матрацем (около 1 трлн. руб.). Потери выражены в рублях начала 2014 года. А в долларовом эквиваленте потери могут быть оценены в сумму 150 млрд. долл. + 24 млрд. долл. = 174 млрд. долл.

Казалось бы, власти должны были проявить чувство ответственности перед своими гражданами. Что случилось, то случилось. Виновных отдать под суд, а гражданам возместить потери. Существуют разные варианты. Например, проиндексировать обязательства банков перед своими держателями депозитных рублевых счетов с учетом обесценения рубля. У этого варианта есть серьезный минус: сразу рухнет большая часть банков, от нашей банковской системы останутся «рожки да ножки». Другой вариант предусматривает возможность выплат потерь вкладчикам Агентством по страхованию вкладов (АСВ). Увы, этот вариант, казалось бы, самый оптимальный, также не срабатывает. По состоянию на 1 декабря 2014 г. Фонд обязательного страхования вкладов (финансовая база АСВ) располагал суммой, равной 88,5 млрд. руб. Как говорится, «детишкам на молочишко». Остается лишь государство с его бюджетом и разными внебюджетными и «забалансовыми» фондами. Но наше государство пошло иным путем. Энергия нашей Государственной думы была в конце уходящего года канализирована не в русло защиты прав и интересов «кинутых» денежными властями граждан, а в русло защиты все тех же банков. 19 декабря Государственная дума проголосовала за закон, санкционирующий выпуск Минфином России в период с 31 декабря 2014 г. по 31 декабря 2019 года облигаций федеральных займов на сумму номиналом 2 триллиона рублей. 25 декабря закон был одобрен Советом Федерации, а 26 декабря подписан Президентом России. Размещение бумаг уже началось.

Из мобилизованных средств 1 триллион рублей пойдет на пополнение капитала российских банков, большая часть из которых дышит уже на ладан. Народными избранниками сказаны были красивые слова о том, что это «вливание» позволит российским банкам направлять кредиты в реальный сектор экономики, заниматься импортозамещением. «Свежо предание, но верится с трудом». Зачем напрягаться банкам, если рубль будет слабеть? Да, сегодня офшорные игры в условиях экономических санкций становятся рискованными для российских банков. Вместо кредитования инвестиций в новые Магнитки и ДнепроГЭСы они начнут «инвестировать» в иностранную валюту и спекулировать ею. 1 триллион уйдет как вода в песок. Уж лучше бы эти деньги пошли на компенсации обворованным в 2014 году вкладчикам. Однако этого закон не предусматривает.

Еще один триллион планируется «влить» в капитал АСВ. Но может быть, этот триллион можно будет использовать для компенсаций обворованным вкладчикам? Никак нельзя. Деньги АСВ выплачиваются лишь вкладчикам тех банков, которые стали банкротами. А обворованные в 2014 году в результате обвала рубля вкладчики под эту категорию не подпадают. Конечно, у них есть шанс попасть в эту категорию в нынешнем, 2015 году, когда банки, в которых наши упорные вкладчики продолжают держать деньги, все равно лопнут. Но тогда свой утешительный приз они получат совсем уж обесцененными бумажками. Впрочем, даже совсем обесцененных бумажек все равно на всех не хватит.

 

Наши гуманные власти, чтобы хоть как-то посластить горькую пилюлю, которую нашим гражданам пришлось проглотить в середине декабря 2014 года, приняли решение увеличить лимит банковских вкладов, подлежащих страхованию, с 700 тыс. до 1400 тыс. рублей. Благородно, конечно, но это правильнее назвать не увеличением лимита страхования, а его индексированием. Лучше бы наши власти приняли решение об индексации банковских вкладов, распространив эту индексацию не только на новые вклады, но и на те, которые «сгорели» в прошлом году.

Выше мы говорили лишь о потерях физических лиц. Потери наших предприятий и компаний вообще учету не поддаются. По данным Банка России, на 1 декабря 2014 г. денежные средства юридических лиц (основная часть их – предприятия и компании) в банках (депозиты и иные виды счетов) составили 21,6 трлн. руб. Из них валютные средства составили 8,5 трлн. руб., а рублевые средства – 13,1 трлн. руб. Как видим, рублевые средств физических лиц были примерно равны рублевым средствам юридических лиц. Получается, что если применить ту же методику подсчета ущерба, что и к вкладам физических лиц, то получим убытки юридических лиц от обвала рубля, равные тем же 150 млрд. долл. Если суммировать потери физических и юридических лиц, вызванных обесценением рублевых счетов в банках, то получим 300 млрд. долл. По оценкам Всемирного банка, валовой внутренний продукт (ВВП) России в 2013 году составил в номинальном выражении 2.097 млрд. долл. А при расчете по паритету покупательной способности (ППС) рубля показатель ВВП будет равен 3.461 млрд. долл. Судя по всему, прирост ВВП в России в 2014 году будет чисто символическим. Следовательно, можно сказать, что потери от обесценения рублевых средств, размещенных в банках России, в результате обесценения рубля составили:

• 14 % по отношению к ВВП в номинальном выражении;

• почти 9 % по отношению к ВВП, рассчитанному по ППС.

Все манипуляции наших властей в финансово-банковской сфере не внушают никакого оптимизма. Валютно-финансовая система не жизнеспособна, она переживает агонию. Те меры, которые принимались правительством и Центробанком в ушедшем 2014 году, особенно в конце года, можно охарактеризовать следующим образом.

Во-первых, это были последние попытки чего-то «урвать» для «себя любимых» под прикрытием «вербальных интервенций» с использованием не очень понятных простому человеку магических заклинаний типа «РЕПО», «ликвидность» или «базовая ставка».

Во-вторых, некоторые меры напоминали инъекции «обезболивающего», в качестве «обезболивающего» выступали деньги из нашей валютной казны (прежде всего, для целей так называемых «валютных интервенций»). Но, с одной стороны, действие инъекций ограничено во времени. С другой стороны, запас «обезболивающего» начинает таять на глазах. Эти не очень радостные размышления приводят к выводу: нашу валютно-финансовую систему больше держать на «обезболивающих» инъекциях нельзя, да и возможностей уже нет. Ее надо срочно лечить, причем может потребоваться хирургическое вмешательство.

То, что дальнейшее сохранение созданной в постсоветское время финансово-банковской системы грозит разрушением государства, кажется, уже понял глава Белоруссии А. Лукашенко. Напомню, что в Белоруссии также была атака спекулянтов на национальную денежную единицу (белорусский рубль). Перед самым новым годом Президент Белоруссии сменил премьер-министра (назначен Андрей Кобяков), ряд министров правительства и руководителя Центробанка страны. Это была реакция на дестабилизацию экономической и финансовой ситуации в стране в конце года.

При представлении нового председателя правления Нацбанка Павла Каллаура 30 декабря А. Лукашенко произнес знаковую речь, содержавшую много откровений и жестких оценок банковской системы. Вот фрагмент его обращения к чиновникам правительства и Центробанка: «Я просто не могу позволить ещё раз дестабилизировать экономическую и финансовую ситуацию в стране. При этом я даю себе отчёт, что здесь главное – не вы, а главное – экономика, но многое зависит и от вас. Считайте, что у вас сегодня новый период времени». Он заверил присутствующих, что у него есть все полномочия для того, чтобы поручить Нацбанку приступить к «налаживанию нормально функционирующей системы банковского дела в нашей стране». «Вот эти вот рыночные так называемые заявления, что у нас два уровня банков – есть Национальный банк, который якобы является регулятором – регулятором неизвестно чего, – отметил Лукашенко. – Потому что второй уровень – коммерческие банки, ни от кого не зависят, они самостоятельны, им нельзя указать, им нельзя поручить что-то и так далее. Забудьте! Я вам говорю это открытым текстом, не боясь ни МВФ, ни правительства, ни ещё кого-то: вся банковская система – ваша система».

Уж не знаю, насколько Президенту Белоруссии удастся взять под контроль экономическую и финансовую ситуацию в стране. Но ему не откажешь в том, что он дает откровенные оценки Центробанку и «двухуровневой» банковской системе Белоруссии и не занимается «вербальными интервенциями», а делает практические шаги по исправлению ситуации.

Не скрою, выступление Президента Белоруссии 30 декабря по случаю представления нового руководителя Центробанка отчасти омрачило мое предновогоднее настроение. Не потому, что в соседней Белоруссии сделали реальную заявку на борьбу с финансовой и экономической дестабилизацией. А потому, что шаги А. Лукашенко лишь оттеняют бездействие наших властей.

Как ни избалованы были глуповцы двумя последними градоначальниками, но либерализм столь беспредельный заставил их призадуматься: нет ли тут подвоха? Поэтому некоторое время они осматривались, разузнавали, говорили шепотом и вообще «опасно ходили». Казалось несколько странным, что градоначальник не только отказывается от вмешательства в обывательские дела, но даже утверждает, что в этом-то невмешательстве и заключается вся сущность администрации.

М. Е. Салтыков-Щедрин («История одного города»).

Когда председатель Банка России говорит о том, что девальвации не будет, это всего лишь факт того, что председатель Банка России умеет говорить.

Банкир, пожелавший остаться неизвестным.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

С этой книгой читают:
Экономика Сталина
Валентин Юрьевич Катасонов
$ 5,44
Менеджмент в XXI веке
Коллектив авторов
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.