Дневник подруги чародеяТекст

Оценить книгу
4,2
40
Оценить книгу
5,0
1
2
Отзывы
Отметить прочитанной
190страниц
2019год издания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1
Роковая встреча

Войдя в комнату, где обычно проходил салон, Энджин увидела свою матушку. Женщина была уже в зрелом возрасте, но по-прежнему выглядела превосходно. На ней было строгое фиолетовое платье, жемчужные бусы и серьги с драгоценными агатами, волосы по обыкновению собраны в пучок на голове, который скрепляла заколка в виде пташки. Графиня Элеонора Марамолли сидела за столом и держала в руках вскрытое письмо.

– Энджин, портниха не сможет сегодня прийти на примерку твоего платья. Ей поступил срочный заказ от графини Лаворской, а она из королевской семьи, так что надеюсь, ты понимаешь. – сказала графиня.

– Праздник Колиндора уже совсем близко, я могу сама пойти к ней на примерку, и тогда ей не придется тратить время на поездку, если вы позволите, матушка. – сказала Энджин.

Юная Энджин всегда была учтива с родителями и придерживалась этикета, даже когда они оставались наедине, как сейчас. Мать с детства приучила юную графиню сдерживать свои эмоции, и жить строго по правилам, которые, впрочем, девочка часто нарушала, за что была не менее строго наказана.

– Ты можешь пойти к портнихе, но помни о том, что тебе запрещается даже на шаг отходить от мисс Франциске. – пораздумав сказала Элеонора, как всегда строгим и без эмоциональным голосом.

А затем позвонила в колокольчик, вызвав прислугу, и в дверях немедленно появилась служанка, немногим старше юной графини.

– Вели гонцу отправится к портнихе, пусть передаст, что моя дочь прибудет на примерку лично. Да пусть поторопится.

– Слушаюсь госпожа. – ответила служанка, сделав книксен, после чего поспешно удалилась.

– Благодарю, матушка. – юная графиня присела в реверансе.

•✿✿•

Дармен входил в графство Бурдоро пешком, впрочем, как и всегда. Он не любил лошадей, и предпочитал передвигаться исключительно на своих двоих.

Несмотря на то, что уже скоро весна, он был одет во все черное. На нем были высокие черные сапоги на шнуровке, черные обтягивающие брюки, и заправленная в них черная шелковая рубашка, на которую был накинут длинный, до самой земли черный кожаный плащ и такие же черные кожаные перчатки наглухо скрывали его руки. Завершали образ, не менее черные, длинные по плечи волосы. А вот его кожа, наоборот была светлой, и во всем черном, казалась болезненно белой, даже какой-то мертвой, от нее не веяло жизнью.

Дармен собирался пробыть тут всего лишь несколько дней, а потому решил переночевать в заброшенном доме. У него все равно не было денег на постоялый двор, а спать в холодных помещениях он давно привык.

Его выбор пал на заброшенный несколько лет назад особняк, некогда принадлежащий графу Линею. После смерти старого графа слуги разбежались, и особняк пришел в запустение. Битые стекла в большинстве окон, кругом пыль и паутины. Часть лестниц обвалилась, как и полов в комнатах. Потрепанная непогодой мебель, местами перевернутая, изрядно прохудившаяся и промокшая.

Но его это устраивало, особняк находился в стороне, а значит никто лишний, его тут не увидит. А уж пару дней, он тут точно проживет без проблем.

Когда Дармен шел по улице, то производил пренеприятнейшее впечатление на горожан, те от него шарахались и пугались. Но он уже давно привык к такому отношению, и не обращал на это никакого внимания, он шел к руинам старого замка.

•✿✿•

– Миледи, вы просто изумительны в этом платье! – восклицала портниха. – Нужно лишь немного подогнать вот тут вытачки и все готово. Вы будете самой обворожительной на празднике.

Энджин и самой нравилось свое отражение в зеркале, хотя она мало уделяет внимания внешности. Девушка любит все простое, и не понимает, почему матушка так строга к ее облику и все время заставляет носить украшения и подолгу причёсываться. Ей куда приятнее ходить в простом домашнем платье, да с волосами, заплетёнными в косу. Но это платье ей действительно нравилось. Оно было ее любимого синего цвета, с шифоновой юбкой, отделкой из рюши. Девушка казалась в нем невесомой, вот сейчас подпрыгнет и взлетит. Обычно матушка велит шить более строгие платья, но это пошито специально для праздника весны, и потому она разрешила сделать его таким, чему Энджин была искренне рада.

Закончив с примеркой, Энджин вместе с гувернанткой засобиралась домой. Стоило им выйти на улицу из ателье, как они наткнулись на странного молодого мужчину. Он был бледен и одет во все черное, чем вызвал приступ страха у юной графини, и еще большее негодование у мисс Франциски. Девушка и ее компаньонка поспешили обойти странного человека.

– Я настолько ужасен, что столь прелестная особа даже не удостоит меня своим взглядом? – поинтересовался мужчина в черном.

– Прошу меня простить, что смогла нечаянно обидеть вас. – остановившись, кротко произнесла девушка.

– Обидеть меня? О, поверьте, это сделать сложно. – усмехнулся мужчина.

– Не разговаривайте с этим месье, это неприемлемо для юной леди. – сказала гувернантка Энджин, беря ее под руку.

И девушка послушно зашагала рядом, она и не собиралась с ним разговаривать. Но пройдя несколько шагов, она все же обернулась, скорее инстинктивно, нежели по желанию и глянула туда, где по-прежнему стоял незнакомец.

– Что скажет ваша матушка? Идемте скорее миледи. – продолжала подгонять гувернантка.

– Я и не собиралась с ним разговаривать, мисс Франциска.

– Вы ему ответили, а должны были промолчать. – никак не могла успокоится наставница. – Я немедленно доложу об этом вашей матушке.

Энджин поняла, что спорить с гувернанткой бесполезно, и пошла дальше молча. Ей и самой была не приятна эта сцена, а вид данного человека вызвал лишь отвращение, но разве кто понимал ее. А теперь еще по-видимому ее ждало и незаслуженное наказание, после разговора с матушкой.

•✿✿•

Дармен шел к руинам старинного замка Энерей, но неожиданная встреча, заставила его остановится. Мимо него проходила красивая молодая девушка, явно дворянского происхождения, и что-то в ней было такое, что сразу выделяло ее на фоне других. Она была молода, но что-то было в ней не так, и только когда он своим вопросом заставил девушку поднять взгляд, понял, что не так. Она была на славу мила, кротка и при этом имела грустные глаза. Это вызвало удивление у Дармена, он привык видеть девушек ее возраста счастливыми и смеющимися, а эта таковой совсем не выглядела. Впрочем, он решил не заострять на этом своего внимания, и продолжил путь дальше.

Первый замок Энерей был разрушен около пятисот лет назад, когда король Хьюго Энерей, решил построить замок по просторнее и забросил этот. За столетия замок пришел в полную негодность, от него остались лишь руины по большому счету, сохранились некоторые строения и отдельные части комнат. Кругом валяются каменные блоки, целые стены, сквозь которые пробиваются трава и даже деревья.

Когда-то, около тысячи лет назад, не было более величественного и богатого замка на всем континенте. Его убранство было подобно райскому саду, дорогие гардины, золотая отделка, хрустальные люстры с тысячами свечей. Когда в главном зале проходил бал, то дамы сверкали в их свете своими украшениями, а платья сливались в одну большую фантасмагорию.

Сейчас же, от былой роскоши, ни осталось и следа. И только память Дармена хранила эти воспоминания. Он вырос практически в этом замке, его семья жила близ лежавшей деревушке, а когда сестра пошла работать горничной у молодой принцессы, он стал ее встречать с работы, и они вместе шли домой. Потом постоянно приходящего мальчишку заметили, но вместо выговора, его пристроили к конюшне, и он стал работать там. В целом это было большое везение, далеко не каждый мог попасть на работу во дворец, а тут сразу двое из одной семьи. Многие в деревне им завидовали.

Жизнь у крестьян в те времена была куда тяжелее, нежели сейчас. Крестьян не принимали как за полноценных людей, унижали их, а многие хозяева были жестоки, и могли избить своих работников, и им за это ничего не было. Сейчас же, по прошествии многих столетий все изменилось, к крестьянам больше не применяют силу, и работа стала значительно легче, теперь ту норму, которую раньше нужно было делать за день, можно делать за три дня. Женщины же получили право неприкосновенности, больше их тела не принадлежат, их хозяевам графам, в то время как раньше, граф мог заполучить любую понравившуюся ему девку. Сейчас в королевстве Энерей царит цивилизованная законность и правопорядок.

Дармен поднялся на рухнувшую стену бывшей кухни, и встал, раскинув руки, ловя лицом легкий ветерок. Это было приятно, и вызывало у него, то самое чувство возвращения домой. Каждый камень этих руин хранил воспоминания о нем, а он в своем сердце о них.

Если бы он мог, он бы пошел и в деревню, где когда-то родился и рос, но деревни больше нет вовсе. Эта часть королевства заброшена вместе с замком, и тут теперь есть только лес. Что ж, ему хватит и этого места.

Раз в двести лет он возвращается сюда, и если королевство становится все более лояльным, то его сердце все больше уподобляется этим камням, которые его окружают. Когда-то его душа была полна благих намерений, сейчас же там лишь пустота.

Быть чародеем это не столько дар, сколько проклятие. Вечная жизнь, в обмен на вечную муку. Дармен сидел на камнях, прислонившись спиной к стволу березы, выросшей в трещине рухнувших стен. Это дерево, росло тут, несмотря на все неудобства, как и он. жил, несмотря на все трудности. Они оба пробивали себе путь через трудности.

•✿✿•

– Как ты могла? – уже в который раз строго спрашивала графиня Элеонора у своей дочери.

– Я ничего такого не сделала. – продолжала оправдываться Энджин.

– Ты посмела заговорить с незнакомым мужчиной на улице, и после этого ты говоришь, что ничего не сделала? – казалось, что даже нервы графини вот-вот сдадут.

– Но, матушка, этот месье задал вопрос, и я просто ответила на него.

– И что, по-твоему, ты должна отвечать на все вопросы нище бродов? Что о нас только подумают люди, молодая графиня на улице разговаривает с простолюдином. Какой кошмар. – никак не могла угомонится графиня старшая.

 

– Я признаю, что я виновата, матушка. – решила сдаться Энджин, а на глаза у нее уже навернулись слезы.

– Ты будешь наказана. До самого праздника весны, тебе запрещается покидать свою комнату.

– Да, матушка.

– И вытри слезы, это недопустимо для графини-показывать свои эмоции на людях. А теперь, разговор окончен, ступай к себе.

И девушка пошла в свою комнату на втором этаже замка. Она, как и положено было для девушки, вся в розовых тонах, в стиле шебби-шик. Тут были тяжелые светло розовые гардины, и такие же почти невесомые тюли, кровать с темно розовым покрывалом, ковер на полу был тоже розовый, как и стены покрывала розовая краска. Еще в комнате находился шкаф, круглый стол и пара кресел, которые все равно были украшены розовой отделкой. Будь на то воля Энджин, она бы выкинула от сюда все эти всевозможные оттенки розового, и заполнила б комнату синим и голубым. Но вот незадача, эти цвета использовались только при оформлении комнат мальчиков, чему она очень завидовала своему младшему брату Джозефу. Как глупо, она графиня, но даже не может решить какой цвет будет ее окружать.

Стоило юной графине добраться до своей комнаты, как она рухнула на постель и разревелась еще больше. Она искренне не понимала, на что мама так злится, ведь она ничего не сделала, чего не допускает этикет.

Еще, ее всегда бесила мамина привычка делить всех людей, на тех, кто имел аристократические корни, и тех, кто был простолюдином. При этом, последних, та не воспринимала и вовсе никак, кроме что разве рабочий силы.

Энджин наоборот, считала всех людей одинаковыми, и не видела никакой разницы в приписке граф. От рождения все люди одинаковые, и они либо становятся хорошими, либо плохими, и наличие титула тут никак не сказывается.

Единственной отрадой Энджин взаперти, было ведение дневника. Девочку никто не понимал, и часто наказывали, так что она давно научилась доверять свои самые сокровенные мысли лишь бумаге.

Дорогой дневник, сегодня возвращаясь от портнихи мы с моей гувернанткой встретили странного месье в черном. Это был очень неприятный и страшный человек. От него веяло ужасом, у меня даже мурашки поползли по кожи. Я надеюсь, что больше никогда нигде не столкнусь с ним.

А еще Энджин часто делала зарисовки в дневнике, которые никому не показывала, но сегодня ей было не чего зарисовать.

К концу дня, когда девушка собиралась ложится спать, в комнату постучали.

– Кто там?

– Это Оливия, миледи. – произнесли за дверью.

– Входи! – радостно ответила Энджин.

И в комнату вошла молодая горничная, примерно одного возраста с Энджин, чуть постарше, ей было где-то около девятнадцати лет. На ней была одета специальная униформа – темно оливкового цвета платье с длинными рукавами, поверх которого был повязан фартук белого цвета. Каштановые волосы были заплетены в косу, которую так любила носить сама Энджин, но ей запрещали, в то время как прислуга женского пола наоборот не могла позволить себе другую прическу. Лицо девушки было усыпано веснушками, казалось, что солнышко любит ее больше всех в королевстве. У нее был курносый носик и пухленькие губки, она была очень красивой девушкой, но не это делало ее особенной, а то, что она была лучшей подругой юной графини.

– Оливия, я так рада тебя видеть! – произнесла хозяйка комнаты, бросившись обнимать вошедшую.

Это был единственный человек в замке с кем Энджин могла общаться, не соблюдая правила этикета. И даже сословная разница не имела значения. Девушки были ровесницы, и им было весело вместе. К счастью для обоих, старшая графиня не знала об этой дружбе, иначе бы ей быстро пришел конец.

Девушки тут же сели на постель, и развернувшись друг к другу лицом, радостно улыбались встрече.

– Извини, что так долго. Я только освободилась, и тут же пошла к тебе. Слышала матушка снова тебя наказала? – спросила горничная.

– Да. Не переживай, ты моя отрада, и большего мне не нужно. Три дня взаперти, это не самое страшное. Я боялась, что она запретит мне идти на праздник Колиндора. – призналась она подружке.

– Это было бы верхом ее жестокости, ты же его так ждала. Кстати, о твоей матушке, я сегодня случайно услышала ее разговор с господином графом.

– И что в этом такого, папа с маман часто разговаривают.

– Да, но то, о чем они говорили касалось тебя! И тебе явно это не понравится. – произнесла Оливия.

– Не томи ты уже, давай рассказывай.

– Ну я слышала только обрывок. Твоя мать сказала, что уже все решено, осталось только тебе сообщить. А твой отец ответил ей, что не стоит этого пока делать, лучше сказать сразу же после праздника весны. А затем, графиня возразила ему, и в итоге они сошлись на том, что сообщат тебе об этом прям на празднике. Больше я ничего не слышала, так как не могла дольше задерживаться, да я и не думаю, что они еще что-о говорили на эту тему. – призналась горничная.

– Что же такое могло произойти, я думаю, что они готовят мне какой-нибудь подарок! – предположила юная графиня.

– Дай, Бог, чтобы это было именно так, миледи. – согласилась Оливия.

Девушки посидели еще какое-то время разговаривая ни о чем конкретном, после чего Оливия вернулась в комнату для прислуги, а Энджин погасив свечи, осталась одна, наедине со своими мыслями.

Глава 2
Праздник Колиндора

Дармен уже третью ночь ночевал в заброшенном особняке Линеев, и уже утром собирался покинуть это графство, отправившись дальше на север. Там, как и везде его ждала неизвестность.

В одной из комнат он нашел камин, и разжег его старыми книгами, что валялись тут повсюду, чтобы хоть как-то согреться, здесь было сыро и гулял ветер. Пламя язычков играло, и завораживало его взгляд, навевая различные воспоминания, одним из которых была недавняя встреча с прекрасной молодой девушкой. Невольно в своих мыслях он каждый раз все равно возвращался к этому моменту. Казалось бы, ничего такого, очередная благородная девица, что не удостоила его даже взглядом. За сотни лет, он встречал их тысячами, и просто проходил мимо, не обращая на них внимания. Женщины – это вообще не то, что его особо интересовало, он считал их чем-то вроде средства для получения удовольствия, и не более, а потому никогда о них не думал.

Сейчас же все иначе, он не воспринимал ее как тело, он просто вспоминал ее грустные глаза. О, этот взгляд, в нем тоже был страх от встречи с ним, но еще и боль. Ее личная боль. Давно, никто не оставлял в его душе такого следа, как эта девушка. Но разве может это иметь значение, если он уже утром покинет эти земли на очень долгое время, а когда вернется, тут уже будут жить ее правнуки. И все же…

Ему уже восемьсот шестьдесят четыре или восемьсот шестьдесят пять лет, он уже и сам толком не помнил, неужели он не может задержаться еще на несколько дней что бы увидеть ее снова. И с этими мыслями он так и уснул, лежа на полу у камина, твердо решив завтра все же не покидать графство Бурдоро, а задержатся еще на пару дней.

•✿✿•

Наказание Энджин подошло к своему завершению, и уже этим утром она проснулась свободной, и что не маловажно счастливой. Ведь сегодня ее самый любимый праздник, все свои семнадцать лет она с нетерпением ждет прихода весны. День Колиндора, что может быть прекраснее? Это самое чудесное время в году, оно даже лучше, чем собственный день рождения.

Это день прихода весны, после которого можно носить яркую одежду, так как в зимний период она была преимущественно темных тонов. Колиндор это дракон весны, он прилетает по поверию в самый первый день смены сезонов. Правда с момента, когда люди верили в драконов и чародеев, прошло уже много лет, но дракон по-прежнему является его символом, хоть теперь это просто праздник весны, знак начала нового посевного сезона.

– Прощай, месяц Кабана, здравствуй месяц Белки. – сказала Энджин в пустоту, лежа на постели.

Ей сегодня еще предстояло пройти ритуал Дракона. Раньше, около тысячи лет назад ритуал Дракона проводили все люди королевства – мужчины и женщины, дети и старики, никто не оставался в стороне. Они ходили в лес, выбирали себе дерево и вешали на его веточки бумажных дракончиков, потом прижимались к стволу, как бы обнимая дерево и загадывали свое самое сокровенное желание. Они просили через силу дерева, которому ведомо небо и земля, обращались к дракону, что бы тот его исполнил. При этом у каждого сезона, был свой дракон, вот какой сезон наступал, у его покровительствующего дракона и просили. Сейчас же в это уже никто не верит, и только молодые да глупые, как Энджин продолжают следовать традиции.

А еще ей предстояло сделать это тайно, так как мать даже слышать об этом не желала, и строго настрого запретила даже вслух упоминать об этом диком, по ее мнению, ритуале. Поэтому, она договорилась с Оливией, что они проведут ритуал вместе, после окончания официальной части, когда мать будет развлекать подруг в салоне.

И что особенно приятно, так это то, что сегодня родители сделают ей какой-то особенный подарок, который долго готовили. Вот было бы чудесно, если бы ей разрешили покататься верхом на лошади, как она любила делать это в детстве. Но она об этом узнает лишь вечером.

Сейчас же ей предстояло одеться и причесаться к предстоящему торжеству. А пока, она могла еще полежать и помечтать, так как служанка, что должна ее собирать еще не явилась. Наверное, мать дает ей указания относительно сегодняшнего дня, как будто бы в этом доме никто еще не знает их на зубок.

Через пол часа пришла служанка и помогла юной графине привести себя в порядок. Сегодня Энджин надела новое платье, сшитое специально по случаю торжества, то самое, которое давеча мерила у портнихи. Теперь подогнутое по фигуре, оно сидело просто идеально. Светло русые волосы девушки уложили в сложную высокую прическу, подхваченную искусной заколкой с переливающимися камешками. Затем в комнату вошла гувернантка, и принесла тонкое сапфировое колье и серьги. Оттенки моря и неба, очень хорошо выглядели на ее тонкой шее и гармонировали с таким же синим платьем.

Впервые за три дня девушка покинула свою комнату, спустившись по лестнице в столовую к завтраку, где уже собралась вся семья. При входе в комнату, она учтиво сделала реверанс и прошла к своему месту. Она села за стол, по левую руку от матери.

– Дорогая, ты сегодня прелестно выглядишь! – сказал граф Питер Марамолли, который сидел во главе длинного стола.

– Спасибо, папенька.

– Но утренний туалет, вовсе не является причиной для опоздания к завтраку. – с укором сказала мать Энджин.

– Прошу меня простить, маменька, это больше не повторится. – сказала девушка, и уткнулась взглядом в тарелку.

– Надеюсь, не вынуждай меня снова тебя наказывать.

– Полно тебе, Элеонора, сегодня же праздник. Можно и простить, и сделать незначительные поблажки. – папа всегда заступался за дочь, и в глубине души понимал, что жена слишком требовательна к детям и порой перегибает палку. Но при этом не вмешивался в воспитание, у него хватало забот в графстве. Ведь возглавлять графство требовало не мало усилий, его правитель был и обвинителем, и адвокатом, и судьей в одном лице.

Королевство Энерей делится на графства, которые названы в честь тех графов, которые в родстве с королем. Всего семь графств, Энджин живет в графстве Бурдоро, которым владеет граф по происхождению, а ныне по занимаемой должности виконт Валиант Бурдоро, он кровный родственник правящему королю. Когда-то, его прапрадед женился на родной сестре короля Энерей, с тех пор его род возглавляет графство Бурдоро.

Так же в графстве проживает двенадцать семей аристократов, которые так же являются графами, но не имеют права создать союз графств. При этом они живут в огромных особняках или замках со слугами, имеют крестьян и целые деревни в собственности, торговые лавки и предприятия.

Граф Питер Марамолли владеет замком в котором проживает он и его семья. Так же в замке постоянно живут их слуги: кухарка Зорана и ее дочь горничная Оливия, еще прислуга Мариша, Сюзанна и Ризия. Еще садовник Николя, мальчик гонец Тим, дворецкий Мортен и гувернантка Франциска.

Так же во владения графа Марамолли входило три деревни и сто семьдесят восемь крестьянина, не считая детей. Плюс ко всему на плечи графа ложилась еще и работа по контролю за принадлежащими ему булочными, обувной лавкой и швейным ателье.

А вот графиня Элеонора Марамолли следила за порядком только непосредственно внутри замка. А он к слову был не маленький. Замок выполнен в классическом стиле, с башенками, конюшнями и внутренним двориком. Выложен он из темного камня, а вот окна были отделаны красным камнем, сводчатой арочной формы, впрочем, как и все двери в замке. Сам замок состоял из семнадцати комнат, три из которых принадлежали прислуге, еще две комнаты были отведены под салоны. Остальные распределились на кабинет батюшки, библиотеки, обеденного зала, кладовых и конечно же большого, светлого бального зала.

 

Управление замком занимало, не столь много времени, как управление всем имуществом семьи Марамолли, поэтому леди Элеонора часто устраивала приемы и салоны, при этом редко обращая на дочь внимания, пренебрегала лишний раз приласкать ребенка, предоставив ее воспитание гувернантке. А вот чего она никогда не забывала, так это наказать Энджин, так как о всех ее промахах, немедленно докладывалось матери, а та считала, что только строгостью и безукоризненному следованию правилам этикета можно чего-то добиться в жизни. Вот и сегодня небольшое опоздание дочери не ускользнуло из-под ее взгляда, но к счастью для первой, в праздник она все же решила закрыть на это глаза.

– Сегодня, по случаю праздника весны, я устраиваю салон, Энджин ты будешь присутствовать? К нам приедет знаменитый поэт из графства Ринотоки и будет нам петь свои романсы. – спрашивая, похвасталась графиня.

– Если вы не против, маменька, то я бы предпочла побыть у себя в комнате. – кротко ответила девушка. Она жутко не любила салоны, ее раздражали эти расфуфыренные дамочки, которые только и могли что сплетничать и хвастать, у кого наряднее платье и дороже украшения.

– Тебе пора вливаться в свет, нельзя вечно быть затворницей. Но сегодня можешь не ходить, у тебя и вправду будет над чем подумать другим, более важном. Но в следующий раз ты будешь присутствовать.

– Как пожелаете, маменька.

•✿✿•

Дармена разбудил истошный собачий лай. Ночь для него и так не задалась, лил дождь и сквозь щели в потолке просачивался вниз, от чего было мерзко и зябко. А еще сильно хотелось есть, желудок сводило, он ничего не ел с вчерашнего утра. Нет, он мог бы наколдовать себе еды, но не делал этого принципиально, считал обычную еду в разы вкуснее, и за неимением ее, предпочитал голодать.

– Да заткнёшься ж ты уже… – злобно пробормотал он, продолжая лежать на старом, немного выпотрошенном диване, от которого вдобавок еще и пахло плесенью, которая к слову тут была по всюду.

Но собака продолжала лаять, давя на итак измученные нервы, и он взмахнул ладонью. В тот же миг наступила тишина. Мужчина с облегчением вздохнул.

– Так-то лучше…

На сегодня он не строил никаких особенных планов, хотя нет, почему же не строил. Он собирался уехать, а теперь нет, а потому ему нужна цель. Он должен увидеть ее, ту девушку, что встретилась возле швейного ателье. Вот только как это сделать, он ведь совсем ничего о ней не знает. Где ее искать? Магия, какой от нее толк, если, когда она нужна, она ничем не может помочь.

За выбитыми окнами послышались голоса, много разных голосов вдалеке, и они приближались. А еще смех, смех и смех, парней и девушек, детские крики.

– Ну а теперь-то, что? – снова высказал он свое недовольство в пустоту, резко поднимаясь в сидячие положение.

Поняв, что сегодня уже вряд ли отдохнет и выспится, он решил проверить, отчего весь этот шум и гам. И что, они главное делают в такой отдаленности от центра, он сюда специально забрался, что б не беспокоили.

Выйдя за двери, он тут же увидел много ярко одетых веселых людей, они шли в сторону леса и несли в руках бумажные фигурки дракончиков. «Праздник Колиндора», мгновенно догадался он. И тут же вспомнил, как раньше когда-то также сам бегал в лес с дракончиком, и просил исполнить его желание, но это было много сотен лет назад.

Найти девушку в такой толпе окажется еще сложнее. Хотя, навряд ли она пойдет в лес со всеми, она явно благородная, раз была с гувернанткой. а все благородные сегодня устраивают праздники на площадях своих владений, значит и девчонка будет там. Обойти двенадцать домов, для человека с магическими способностями не так уж и сложно.

Порой владения графов раскидывались на сотни километров, но большинство все же были небольшими, и он решил начать с ближайших, но не самого близкого. Проверять замок самого графа Бурдоро было глупо, навряд ли его дочь сама ходит по швейным ателье, к таким знатным семьям, как его, модистки приезжают сами.

Поэтому он принял решение начать с замка Марамолли, и уже было хотел туда отправится, как его взгляд упал на каменного пса возле двери.

– Будешь знать, как мешать мне спасть. – произнес волшебник, и в тот же миг обратившись в черного ворона.

Идя он пешком сегодня, он привлек бы куда больше внимания, чем в любой обычный день. Ну что за дурацкое правило, кто придумал, что в день Колиндора нельзя надевать черное. Это его любимый цвет последние семь столетий.

Он летел по небу, а в глазах пестрило от буйства красок внизу. Девочки, девушки, женщины были в до невообразимости ярких платьях, но даже среди них он узнал ее. Удача улыбнулась ему с первого раза, он нашел девушку, он нашел ее – юную графиню Марамолли.

Она была в красивом легком струящемся шифоновом синем плате, у нее были прекрасные длинные светло русые волосы, которые в прошлую их встречу скрывал чепец. В этот раз глаза девушки сияли радостью, подобно сиянию надетых на нее украшений. Она словно парила на площади и напоминала прекрасного ангела.

Сидя на ветке каштана он залюбовался ее красотой, и не заметил подошедшего садовника, который размахивал руками прогоняя птицу. Он хотел было его заколдовать, но потом решил не привлекать внимания и подобно испугавшейся птице взмахнул крыльями и взмылся в небеса, под взглядом таких же небесных глаз незнакомой красавицы.

•✿✿•

Праздник Колиндора был в самом разгаре и Энджин искренне радовалась происходящему, и даже присутствие рядом ненавистной гувернантки Франциски не могло испортить ей настроение.

На площади выступали артисты, одни сменяли других. Кто-то пел, кто-то показывал смешные сценки, а кто-то и вовсе цирковые номера. А по краям площади ремесленники продавали свои изделия. Вообще праздники в королевстве Энерей устраивали 4 раза в год, но весенний самый яркий.

Оливия, как и другая прислуга раздавала напитки. Вообще в этот день у крестьян был выходной, но замковая прислуга работала, они помогали в устройстве праздника, но зато потом могли взять себе выходной в любой день, когда захотят.

– Уже сделала дракончика? – незаметно и тихо спросила Оливия у юной графини, подовая лимонад.

– Да, жду не дождусь, когда пойдем. – почти шепотом ответила ей миледи беря стакан.

Оливия быстро ушла, что бы никто не заметил ничего между ними, а Энджин подумала, что именно хорошей подруги сейчас не хватает рядом для полного счастья, той с которой можно было бы просто поговорить и разделить свою радость. Хотя было еще кое-что, что немножечко портило настроение, это придирки мисс Франциски, которая даже сегодня заставляла строго соблюдать правила этикета и когда Энджин, смотрела представления, и смеялась от души, она твердила, что юной леди нужно быть по тише. А так хотелось пустится в пляс вместе с обычными людьми.

– С праздником Колиндора! – делая книксен сказала пухленькая женщина, и протянула кекс юной графине.

– Спасибо, и вас с праздником Колиндора. – ответила Энджин и приняла угощение.

Девушка незамедлительно откусила кусочек от традиционного Энерейского кекса «Дрокс», который всегда выпекают в дни памяти драконов. Еще сегодня принято дарить подарки, их ценность не важна, их смысл в переделанной веками традиции, когда-то много лет назад подарки преподносили дракону, а теперь их дарят друг другу. Еще главной особенностью сегодняшнего дня было то, что теперь можно надевать яркую одежду, даже мама надела не свое обычно сдержанного тона платье, а ярко зеленое. И все жители были одеты ярко, независимо от того, были они крестьянами, или членами аристократической семьи.

Энджин заметила вспорхнувшего с ветки ворона. Он был прекрасен, крупный, черный отливающей оперением на солнце драгоценным блеском.

Музыканты закончили играть и на помост поднялись граф и графиня Марамолли. Папа был сегодня красив, в белом камзоле и коротко подстрижен, усы идеальной формы, но рядом с мамой он все же мерк, хотя бы потому что был немного ниже ее. Речь они уже сказали, когда открывали праздник, а значит сейчас они подарят ей тот самый подарок, о котором говорила Оливия, догадалась девушка. Она вся трепетала в предвкушение, хоть бы это была лошадь, или хотя бы просто разрешение иногда кататься верхом. Вся площадь моментально замолчала, все взоры устремились на говорящую с помоста графиню Элеонору Марамолли.

С этой книгой читают:
Шестая жена
Ная Геярова
Жена по жребию
Наталья Самсонова
Брачный ритуал
Кристи Кострова
В другой мир на ПМЖ
Юлия Журавлева
Хозяева Земли
Доминика Арсе
Первый всадник
Анастасия Сиалана
Другие книги автора:
Читай где угодно
и на чем угодно
Как слушать читать электронную книгу на телефоне, планшете
Доступно для чтения
Читайте бесплатные или купленные на ЛитРес книги в мобильном приложении ЛитРес «Читай!»
Откройте «»
и найдите приложение ЛитРес «Читай!»
Установите бесплатное приложение «Читай!» и откройте его
Войдите под своей учетной записью Литрес или Зарегистрируйтесь
или войдите под аккаунтом социальной сети
Забытый пароль можно восстановить
В главном меню в «Мои книги» находятся ваши книги для
чтения
Читайте!
Вы можете читать купленные книги и в других приложениях-читалках
Скачайте с сайта ЛитРес файл купленной книги в формате,
поддерживаемом вашим
приложением.
Обычно это FB2 или EPUB
Загрузите этот файл в свое
устройство и откройте его в
приложении.
Удобные форматы
для скачивания
FB2, EPUB, PDF, TXT Ещё 10
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте 3 книги в корзину:

1.2.